Воскресенье, 19.11.2017, 02:21Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №08(085)2011

Погружение в пермакультуру

Я  занимаюсь ландшафтным дизайном и принимаю участие в создании родового поселения, поэтому ехала на семинар, чтобы научиться создавать живые водоёмы с устойчивой экосистемой, чистой, живой водой на участке — очень актуальная тема на сегодняшний день для всех. Прямо моя цель не была достигнута, но я получила много полезной информации, восполняющей пробелы в интересующем меня вопросе. Откровенно говоря, по информативности этот семинар превзошёл поездку к Хольцеру в 2008 году.

Пришло понимание, что, прежде чем начинать создавать водоём, нужно знать расположение и глубину залегания подземных вод на участке. И, как показала практика двух семинаров (херсонский и киевский), из-за особенностей рельефа не все участки благоприятны для создания водоёмов. К счастью, рухнул образ Хольцера как всесильного мага-волшебника, способного создавать озёра в любой местности. Вспомнились мудрые слова, которые он очень часто и с юмором повторяет: «Нельзя никого тупо копировать, даже меня, думайте своей головой, для этого нам Бог её и дал, нужно самим находить решения и всё пробовать сделать, только так вы получите собственный опыт». Лично у меня такой подход вызывает уважение, хотя многие на семинаре, так же как и я, ждали готовых решений. Ещё восхитило умение Хольцера находить выход, казалось бы, из безвыходных ситуаций.

Первые уроки

Итак, семинар. Изначально стояла задача обследовать два участка поселенцев в с. Большая Бугаёвка, оценить возможности дальнейшего их развития и, если позволяют условия местности, создать озёра.

Обследование первого участка показало итог многолетней интенсивной вспашки: истощённость почвы, практически отсутствие гумусного слоя, перенасыщение минеральными удобрениями, преимущественное наличие в почвенном покрове пырея. По словам хозяина, Бориса, на участке было высажено около 1500 деревьев, из которых выжили единицы, и те не дают прироста из-за того, что каждой весной объедаются полчищами долгоносиков и майскими жуками. В общем, полный дисбаланс.

Дальше Борис рассказал нам о попытке создания водоёма: он был заполнен на 1/3, но вода ушла, и это охладило энтузиазм. Хольцер очень подробно расспросил владельца участка, как он это делал, на какой глубине залегают грунтовые воды, какова их мощность, как он планировал наполнять пруд водой и поддерживать нужный уровень. Борис объяснил, что воду заливали обычным шлангом из скважины, что находится возле дома. Хольцер посоветовал использовать уже имеющийся котлован, немного его доработав, и  для более интенсивного наполнения водой сделать отдельную скважину.

У Бориса была идея наполнять свой водоём путём забора воды из имеющегося в селе общего ставка с помощью помпового насоса, который использует Хольцер в своём хозяйстве. И мы пошли смотреть этот ставок, а заодно обследовать прилегающую территорию. Расстояние оказалось немаленьким, по моим подсчётам, не менее 500 метров, к тому же, уклон вниз, и воду пришлось бы качать наверх. Плюс водопровод пришлось бы тянуть через чужой участок. По дороге, недалеко от ставка, мы обнаружили местную свалку. Резюме Хольцера: этот способ наполнения во всех отношениях нерационален, и главное — вероятность заражения воды болезнетворными микроорганизмами и токсичными веществами со свалки. Зепп сказал, что всегда выгоднее иметь всё своё, автономное, Борис согласился и принял вариант наполнения пруда из новой скважины.

Для создания устойчивого живого озера Хольцер назвал несколько обязательных параметров: количество выпадаемых осадков должно быть не менее 600 мм в год; глубина — 10–12 м; наполняемость озера из внешнего источника — 2 л/сек. И ещё один интересный нюанс. Лично для меня было новостью, что не во всех своих водоёмах Хольцер протряхивает всю чашу озера с помощью экскаватора. Как я поняла, он предварительно заполняет чашу водой и наблюдает, если есть утечка, выливая 1 л молока в воду в месте предполагаемой утечки. Поскольку молоко не сразу растворяется в воде, по его потоку можно определить место свища. И уже именно это место он тщательно утрамбовывает.

 

Тля против «гипертонии»

Потом Хольцер беседовал с хозяином участка по поводу его видения освоения территории. Борис объяснил, где и что он планировал, сказал, что много плодовых деревьев ему не нужно. На это Хольцер ответил, что нужно думать наперёд и обо всех. Если накормить почвенную живность, насекомых, мелких животных, птиц, в конце концов, проходящих мимо людей, тогда как раз и сложится эта гармоничная экосистема, где не нужно постоянного вмешательства человека. Оттого и страдают наши маленькие дачные и приусадебные участки от нашествия болезней и так называемых вредителей, что мы отвоёвываем у них исконно их земли, думаем об удовлетворении только собственных потребностей, выращиваем монокультуру, а о других обитателях нашей планеты забываем. Хольцер думает обо всех.

Он предложил Борису высадить не просто живую изгородь вокруг поместья, а создать съедобный лес — целостную экосистему, которая поможет стабилизировать ситуацию на всей территории.

Поскольку на обследуемом участке было много муравьёв и тли, то, ясное дело, последовало много вопросов Хольцеру по этому поводу. Муравьёв Хольцер очень уважает и считает санитарами природы, у них, как и у любого живого существа в природе, есть своя миссия, которую они добросовестно выполняют. Очень часто можно наблюдать, как на истощённых землях находятся безчисленные колонии муравьёв. Казалось бы, что же они там делают? Оказывается, своими продуктами жизнедеятельности они готовят почву для растений, которые осваивают деградированную почву после пырея. Ну, любят они сладенькое, поэтому и разводят тлю.

Так вот, чтобы они не нападали на наши одиноко посаженные среди пырея изнеженные в питомниках саженцы плодовых деревьев, нужно подсаживать к ним более жизнеспособную бузину и насевать много цветущих сидератов, чтобы муравьишки могли лакомиться сладким нектаром. Хороша здесь и горчица, которая успешно подавляет пырей, и масличная редька, и горлица, и вика, и эспарцет, и фацелия, и клевер, козлятник, люцерна, люпины, на песках хорош донник.

Если уж ну никак не удаётся подружиться с муравьями, в Клубе органического земледелия есть натуральные препараты, которые могут сдержать их популяцию. Ну, а Хольцер, как истинный предприниматель, делает хороший бизнес на муравьиных яйцах. Для этого он берёт стволы растения борщевика (они внутри полые), один конец наглухо закрывает, другой смазывает с внутренней стороны мёдом и раскладывает на земле. Через какое-то время муравьи начинают заселять эти «дома» и откладывать яйца. Тогда Хольцер периодически вытряхивает яйца из стволов и продаёт их в зоомагазины.

По мнению Хольцера, тля также является не вредителем, а помощником растений. Он считает, что в определённые моменты у растений возникает избыточное давление соков, а тля способствует тому, что, открывая поры листьев, понижает это давление (всё равно, что пиявки для человека в момент гипертонического криза). А для того чтобы она не поражала наши одинокие посадки, нужно создавать биоразнообразие на участках. В этом плане сторонники идеи создания Родовых поместий в более выигрышном положении, так как размер участка в 1 гектар уже позволяет разместить на такой площади достаточно большое количество растений и создать устойчивую экосистему.

Кстати, сам Хольцер с большим уважением относится к энтузиастам создания Родовых поместий и поселений, и, как он сказал, готов помогать всеми доступными ему средствами. По его словам, то, что он увидел в Украине, бывшей житнице Европы, его неприятно поразило. Только в одном поселении под Житомиром он увидел приличный слой чернозёма, в который, что ни воткни, будет расти. В остальных же местах — сплошь и рядом деградированные почвы, заросшие пыреем, и, создавая Родовые поместья, люди тем самым делают очень важное дело для восстановления природы.

Здесь есть ещё один важный момент. Когда поселение создаётся на территориях с обеднёнными почвами, огромное значение в деле восстановления земли и, особенно, восстановлении водного баланса имеет создание в каждом поместье своего озера. Как объяснил Хольцер, деградированная земля представляет собой губку. Дождей не достаточно, чтобы эту губку напитать. А когда на каждом гектаре появляется свой стабильный источник влаги, земля очень интенсивно начинает её поглощать, причём на значительном расстоянии от водоёма. В какой-то момент наступает предел насыщения почвы, и параллельно с процессом восстановления и структурирования поверхности грунта происходит восстановление водного баланса, что очень важно для экосистемы в целом.

 

Детальный осмотр

Затем Хольцер предложил участникам семинара применить свои знания в пермакультуре на практике и создать проекты рассматриваемых участков. Мне это было интересно, хотя времени, конечно, для такого глобального задания маловато.

В свободное время я дополнительно исследовала  участок Бориса и обнаружила интересную вещь. Долгоносики и майские жуки буквально догола объедали молодые листья дуба и берёзок,  плодовых деревьев, посаженных хозяином, и совершенно не трогали растущие на прилегающей территории ясень, берест, серебристый лох, сосну.

Я подумала, что, возможно, восстановление экосистемы и нужно начинать с посадки именно этих растений. Ещё для этих целей хорошо подходят бузина (неприхотлива, быстро растёт, хороший почвоулучшатель, защищает другие деревья от муравьёв и тли, привлекая их на себя, отпугивает мышей, можно получать много мульчи и дров, обламывая старые ветки, от этого она только лучше растёт). Из бузины можно делать живые изгороди, на мой взгляд, это самый первый и уникальный помощник в процессе восстановления деградированных земель. Также хороши свидина (дёрен белый, неприхотливый кустарник, используется широко в озеленении и укреплении оврагов), бересклет, который раньше лесники повсеместно высаживали вместе с молодыми саженцами деревьев на вырубках. Он также является хорошим защитником растений, принимая на себя нашествия паутинной моли. Это каркасные растения, с остальными можно импровизировать, создавая разнообразие на участке. Всё это я проверила на личном опыте, в своём поместье. Ещё на открытых всех ветрам территориях хорошо с подветренной стороны, севера и запада подсаживать к плодовым деревьям в качестве «няньки» те же кусты бузины.

Эти рекомендации из-за недостатка времени мне тогда не удалось изложить в письменном виде, но приблизительный проект я нарисовала, надеюсь, что он попал к хозяину участка.

Второй участок оказался более сложным, но и более интересным. Похоже, что не вспахивали его давно, и почвенный покров уже неплохо восстановился. Пырей рос только вдоль верхней границы, от середины участка и до конца нижней границы начиналось разнообразие луговых трав: чабрец, материнка, шалфей, клевер, зверобой, аспарагус, коровяки, полыни, колокольчики, смолка, злаковые и ещё много-много других растений. Когда подошли к нижней границе участка, увидели большое количество довольно глубоких оврагов. Хольцер как-то насторожился, а потом обрадовался увиденному. Он признался, что это самое интересное, что он увидел в этой местности, и мы пошли за территорию участка исследовать овраги.

Это было познавательное путешествие. Хольцер, привыкший бегать по своим горам, показал и здесь пример выносливости. Приходилось преодолевать довольно крутые склоны, овраги оказались в некоторых местах до 50-ти метров глубиной. Некоторые из них были стабилизированы растительностью, другие — склонны к разрастанию, третьи представляли собой классические тепловые ловушки, и видно было, что растения чувствуют в них себя очень комфортно. В общем, готовая пермакультура в духе Хольцера. Меня поразил здоровый вид яблонь-дичек, шелковицы, крона которой возвышалась над краем оврага — подходи и собирай плоды практически с верхушки дерева, очень удобно.

Хозяева участка, Пётр и Елена, рассказали, что в этом году на дне оврагов появился ручей, и мы пошли на него посмотреть. Оказалось, что это уже маленькая речушка, которая начала образовывать пруд. Хольцер остался доволен осмотром, сказал, что это уже готовый пермакультурный проект восстановления природы, нужно только приложить немного усилий и затрат, чтобы стабилизировать разрастание некоторых оврагов.

Кто-то задал вопрос: как образовались эти овраги? Зепп ответил, что они — дело рук человека. Тотальная вырубка лесов, многолетняя вспашка огромных территорий, выращивание монокультуры приводят к исчезновению почвенного покрова, потере гумуса. Ветрами почва иссушается и становится пористой, как губка. Деревьев нет — некому качать воду из нижних горизонтов, грунтовые воды уходят всё ниже. Дождевые воды стекают в самое низкое место, унося с собой частички гумуса в подземные реки. В таких местах почва становится рыхлой, как дуршлаг, и при следующем дожде начинает просто проваливаться. Это и есть начало оврага. С каждым последующим дождём он становится всё шире и глубже.

Хольцер дал советы по стабилизации краёв оврагов. Для этого подходят все деревья, которые имеют глубокую корневую систему: дуб, вяз, груша, вишня, ясень, черёмуха, кедровый стланик, можжевельник, лещина. Их нужно сажать в стенки оврагов под углом 45 градусов. Если в оврагах уже растёт ива или черёмуха, то можно воспользоваться таким способом укрепления стенок: заранее заготавливаем рогатины, прижимаем к земле ветки растущего дерева (куста) и фиксируем их рогатинами. Укореняются таким образом ветки всех видов ив, кроме козьей, черёмухи. Если ива в интересующем нас месте не растёт, можно поступить следующим образом: нарезаем черенки нужного вида ивы в конце вегетативного периода (ноябрь, декабрь, начало января) на убывающую луну. Переносим в места, где будем осуществлять посадки, и складываем прямо на земле. Высаживать — в апреле на растущую луну.

Также для стабилизации оврагов можно использовать все вьющиеся и ползучие растения: плющи, винограды, хмель, киви, актинидию, ежевику, дерезу.

Вернувшись на участок Петра и Елены, мы стали обсуждать планы семьи по освоению территории. По поводу создания водоёма Хольцер выразил своё сомнение и посоветовал Петру найти специалиста по геодезии, который сделал бы ему подробную карту грунтов и подземных вод. На что Пётр ответил, что у него как раз такой специалист недавно был и такую карту сделал. Рассмотрев карту, Хольцер подтвердил риск создания озера, так как просматривалась тенденция к нестабильности грунтов и разрастанию оврагов.

 

Ближе к делу

После того, как были выявлены потребности семьи, возникло решение создать защитный вал вокруг участка со стороны дороги, и Хольцер с Петром пошли руководить работой экскаватора. Наконец-то началась практика, и это было очень интересно. Наш, ещё советского разлива, дядя-экскавторщик сначала обалдел от поставленной ему задачи, но, отдаём ему должное, работать не отказался и с усердием и потоком непереводимых выражений взялся снимать первый слой пыреевой дернины. Когда выяснилось, что вал должен быть в виде миандра, т. е. изогнутый, привыкший мыслить прямолинейно представитель социалистической действительности, выдал новую партию непереводимого словесного потока. Оказалось, что всё-таки капиталистические принципы нынешней действительности являются хорошим стимулом для развития мышления, и экскаваторщик с успехом начал осваивать новый процесс работы. Дело пошло, и Хольцер в конце даже выразил ему благодарность за проявленное усердие.

На самом деле, по технологии необходимо было снимать пластами дернину и переворачивать корнями вверх, чтобы перекрыть пырею доступ воздуха и света. Но почва оказалась чересчур сухой, поэтому рассыпалась, технология не была соблюдена до конца. В некоторых местах вала пучки пырея торчали наружу, и это предстояло дорабатывать вручную. Несмотря на это итог работы оказался впечатляющим — длина вала составила почти 100 метров, ширина основания — от 5 до 6 метров, высота — 2,5 метра. На высоте 1,0–1,5 метра от земли начинается терраса, ширина основания которой 2 метра, по бокам дорожки шириной по 1 метру с каждой стороны вала. Высота верхнего вала — 1 метр от основания террасы, ширина верхушки вала — 1 метр. Уклон откосов вала — 650.

Получился отличный шумо- и ветрозащитный барьер. Когда группа стояла с одной стороны вала, а экскаватор работал с другой, шума практически не было слышно. Кроме того, в изгибах вала со стороны участка образовались тепловые ловушки. В перспективе вал станет ещё и съедобным лесом.

Следующим этапом должна была быть посадка и посев растений на валу (по возможности мульчирование соломой-сеном и фиксирование её ветками), но время семинара подходило к концу, и этот этап хозяевам участка предстояло реализовать самостоятельно. Хольцер дал свои рекомендации по посадкам: у основания вала с внутренней стороны — дыни, тыквы, кабачки; на склоне — овощи, ягодные кустарники под углом 450; на первую террасу — яблони и другие деревья с поверхностной корневой системой; на самый верх вала — растения с глубокой корневой системой: дуб, груша, вишня и др.

В промежутках между процессами по руководству работой экскаваторщика были рассмотрены реализованные проекты Хольцера в разных странах, он представил нам новые проекты, которые приснились ему во сне. Также были представлены работы участников семинара по развитию участков Петра, Бориса и возможного использования оврагов.

Напоследок мы уговорили Зеппа Хольцера провести мастер-класс по заселению грибницей шиитаке пней деревьев. Группа энтузиастов принесла из оврага свежедобытый ствол, по-моему, ивы, толщиной сантиметров 30 (для этого дела подходят деревья только нехвойных пород!). Бензопилой были сделаны пропилы вдоль одной стороны ствола дерева длиной где-то 15 см, шириной 2 см, глубиной 5–6 см через каждые 30 см, потом — с противоположной стороны, в шахматном порядке. Грибницей пропилы  желательно заполнять плотно, до отказа, хорошо утрамбовать и заклеить бумажным скотчем, скрепив дополнительно степплером.

Затем нафаршированное грибницей бревно закапывается в вертикальном положении в тенистом, влажном месте, так, как оно росло в природе (нижней частью — вниз, верхней — вверх), регулярно увлажнять его и через 2–3 месяца начать пожинать плоды, как утверждает Хольцер, в течение 8–10 лет. Иногда бывает, что грибница по каким-то причинам замирает и не начинает прорастать. Оригинальный способ её пробуждения обнаружил много лет назад Хольцер: нужно бревно выкопать, положить горизонтально и постучать обухом топора сначала с одного торца бревна, потом с другого и на сутки окунуть бревно в воду, а затем снова закопать его в землю. Оказывается, не без юмора сообщил нам мэтр, таким образом имитируется гроза с проливным дождём, а это является сигналом для грибницы к интенсивному размножению. И ещё совет от Хольцера для тех, кто бывает на своём участке нерегулярно, в дачном режиме: чтобы бревно поддерживать в увлажнённом состоянии, нужно поставить на него пластиковую ёмкость с водой и с дырочкой в дне, получится капельный полив.

И в завершение приведу рекомендации Хольцера по освоению запыреенных участков, поскольку по актуальности это был вопрос № 1 на протяжении всего семинара. Всё зависит от величины и целевого использования участков. Если это участок небольшой по площади, можно снять пыреевый дёрн с обеих сторон условной грядки и сложить его конвертиком на грядку корнями вверх. Получается чередование приподнятых гряд с чистыми от пырея междурядьями (допустим, 1 метр — грядка, 1 метр — междурядье). Таким образом «окультурить» весь участок и быстро засеять его сидератами. Можно по этому же принципу сделать череду высоких гряд. Можно приглушить рост пырея мощными растениями, которые значительно выше его и создают хорошую тень. Это подсолнухи, топинамбур, кукуруза, белый клевер. Если участки большие по площади, то нужно применять технику.

От себя добавлю: проплоскорезить землю и высеивать рожь или горчицу несколько лет подряд на одном месте. Только после уборки этих культур сажать или сеять другие растения можно не раньше, чем недели через три, так как они выделяют в землю вещества, подавляющие рост не только пырея, но и других растений. Один опытный агроном рассказал нам, что он таким образом очистил свой участок от всех нежелательных растений и каждый год сеет по периметру своего участка полосы из горчицы, чтобы предотвратить попадание сорняков от соседей. Я для себя лично нашла другое решение — мне нравятся стационарные обордюренные грядки, хорошо замульчированные. А в междурядьях растёт себе пырей, который я очень уважаю, другие растения, которые дальше продолжают делать своё дело по восстановлению земли, а я их периодически скашиваю и мульчирую ими грядки, не нужно делать лишнюю работу по посеву сидератов.

И под конец рекомендации для тех, у кого близко к поверхности залегают грунтовые воды. Одна из участниц семинара с горечью обратилась с этой проблемой к Хольцеру. Его реакция была, конечно, интересной. Он, как всегда, увидел в этом преимущество, а не проблему. Он сказал, что большая проблема, когда вода находится очень глубоко. И… с огромной радостью посоветовал этой женщине создать водный сад. С помощью, опять-таки экскаватора сделать высокие гряды, а в междурядьях, где будет вынута земля, образуются каналы, заполненные водой. На гряды высаживается сад, огород, декоративные растения. В каналах выращиваются водные растения, рыбы, раки, водоплавающая птица. Как всегда, пермакультурный подход — всё растёт само, искусственный полив не нужен, только сажай и собирай.

Вот такой познавательный оказался семинар. Надеюсь, что другие участники также изложат свои отзывы о семинарах Зеппа Хольцера в их регионах, и тогда картина станет полнее.

 

Оксана Инте.
Школа природного земледелия «Экомысл», РП Любское,
Украина.

Категория: №08(085)2011 | Добавил: winch (13.11.2015)
Просмотров: 157 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017