Воскресенье, 17.02.2019, 19:05Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №07(132)2015

Технология дегуманизации человека

В последнее время в русскоязычном сегменте Интернета появилось несколько достаточно интересных статей, раскрывающих суть методологии управления обществом с помощью СМИ, которая называется «Окно Овертона» по имени исследователя, её создавшего.

Данная теория аргументированно описывает то, какие методы социально-информационного управления человеком и обществом евроатлантический центр мировой власти последние приблизительно сто лет использует для достижения своих целей по дегуманизации, растлению, обезличиванию и разчеловечению человека и общества.

Суть открытия Овертона состояла в том, что он разработал и описал технологию изменения отношения общества к некогда абсолютно запретным (находящимся в зоне табу) вопросам. Овертон показал, как в течение некоторого времени, используя определённые технологии манипулирования общественным мнением с помощью центральных СМИ, можно незаметно для любого общества расширить область приемлемого и, соответственно, сузить область греха.

Согласно теории Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует «окно возможностей», которое постепенно сдвигают, незаметно для общества переходя от одной стадии десакрализации той или иной темы к другой, более приемлемой. Движение незаметно потому, что происходит растянуто, на протяжении нескольких лет, но при активной промывке мозгов СМИ.

Первой стадией «окна Овертона» является перевод явления из области «немыслимое» в область «радикальное».

Берётся любое явление, которое категорически не приемлется обществом, например, каннибализм, инцест, содомия, гомосексуализм. Незаметно на каком-нибудь конкретном и раскрученном примере (скандале или серии запрограммированных событий) одна из таких тем начинает активно обсуждаться, ставя при этом вроде бы благую цель: а что в том или ином явлении такого плохого, запретного, что оно находится в зоне греха? Почему это делать нельзя? Мы же видим, что, например, вот эти люди это делают, они при этом счастливы и никого не задевают?

Так формируется повестка: тема, конечно, запретная, но не настолько, чтобы мы о ней не могли говорить, мы же люди свободные, сознательные, наша цивилизация высокоразвитая, тем более, у нас свобода слова. Результат первого движения «окна Овертона»: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого». Так происходит перевод проблемы из области «немыслимого» в область «радикального» (первая стадия), когда тема всё ещё считается находящейся в зоне табу, но о которой уже можно говорить и, главное, высказывать своё личное мнение, не опасаясь последствий.

В качестве аналогичных приё­мов расширения «окна Овертона» в России можно напомнить информационный скандал — вопрос телеканала «Дождь» о возможности сдачи Ленинграда фашистам с целью предотвращения массовой гибели людей.

Это типичный случай первой стадии «окна Овертона» — попытка вывести тему из зоны табу и начать пробовать её обсуждать. Если только общество соглашается на первый шаг, остальные стадии уже запрограммированы. Однако ответной жёсткой реакцией на этот  выпад мировой закулисы по размыванию российской идентичности общество показало, что не готово обсуждать эту тему, как явно  находящуюся в зоне табу.

То есть в ответ на первые провокации, цель которых заключалась именно в том, чтобы проверить состояние нравственного здоровья российского общества, оно продемонстрировало высокую степень сопротивляемости информационным вирусам.

Вторая стадия разворачивания «окна Овертона» — с одной стороны, создание эвфемизма и замена первоначального смысла табуированного явления (или придание слову другой, новой положительной смысловой окраски). Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название. Например, нет больше каннибализма, а есть антропофагия. Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от содержания. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

С другой стороны, необходимо нахождение исторического (известной личности или события) прецедента, который бы оправдывал в глазах части общества данное явление, типа, «ну что тут говорить, мы все не без греха».

На третьей стадии, «после того как предоставлен легитимирующий прецедент, появляется возможность двигать «окно Овертона» с территории «приемлемого» в область «разумного». Здесь происходит дробление прежде единой и цельной проблемы, с одной стороны, на множество видов и подвидов, одни из которых очень ужасны и недопустимы, а другие даже вполне допустимы и милы, с другой — на множественность точек зрения на данную проблему, когда по крайним флангам расставляются нерукопожатные радикалы, но которых высокоразвитое общество должно терпеть, и вполне респектабельные фронтмены, которых принимают в лучших домах.

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников, например людоедства. Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов: агрессивные ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами так называемые антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей». «Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области «разумного» в категорию «популярного». «Окно Овертона» движется дальше.

На четвёртой стадии разворачивания «окна Овертона» происходит легализация ранее запретной темы, явления — оно становится главной темой ток-шоу и новостных выпусков, людей погружают в обсуждение этой темы, тем самым создавая привыкание.

К пятому этапу движения «окна Овертона» переходят, когда тема в обществе разогрета до такой степени, что её можно перевести из категории «популярного» в сферу «актуальной политики». На этой стадии начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников того или иного табу и желающих легализовать этот грех.

Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений. Во время последнего этапа движения «окна» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом общество уже согласилось со своим поражением.

Оценивая данную теорию с исторической точки зрения, можно сказать, что она имеет очень сильную верификацию. Если посмотреть на то, как на Западе происходила и происходит легализация всех мыслимых и немыслимых форм греха — содомии, педофилии, инцеста, эвтаназии, то мы увидим, что именно таким образом это и происходило — от «немыслимого» до окончательной легализации в виде законов, обязательных к исполнению.

Данную теорию можно применить к абсолютно разным явлениям. Достаточно интересным с точки зрения теории Овертона является избрание президентом США темнокожего Обамы.

Согласно переписи населения США в 2011 году, белые американцы составляли 64% от общего населения. Чернокожее население составило почти 13%. То есть президентом США, президентом большинства стал человек, представляющий подавляющее меньшинство. Вот первая стадия движения «окна Овертона» — президентом США может стать афроамериканец. Всё хорошо, мы же не расисты. Однако далее последует расширение «окна Овертона». После чего, скорее всего, через одного, президентом США станет белый гомосексуалист, а ещё через пару поколений — транссексуал.

Описанное Овертоном «окно»  легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла. Эта технология опирается на вседозволенность.

Нет табу. Нет ничего святого. Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?

Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу безд­ны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.

Юрий Баранчик.
http://whatisgood.ru.

Категория: №07(132)2015 | Добавил: winch (11.02.2019)
Просмотров: 20 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2019