Воскресенье, 17.02.2019, 19:07Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №07(132)2015

Дом, окружённый лесом

Бросить привычный образ жизни, рискнуть и переехать из городского муравейника на лоно природы — для современной России это уже не новый тренд. Идея создания Родовых поместий, или так называемых экопоселений, возникла ещё 16 лет назад, но сейчас набирает всё большую популярность. В нашей стране уже около тысячи таких посёлков. Есть они и на Вологодчине. Мы отъехали на сотню километров от города, чтобы узнать, как живут череповчане в «Родной земле». И познакомились с удивительной женщиной, которая, пока строила дом, два года жила в землянке.

Гектарный простор

До экопоселения в Кадуйском районе мы добирались три с лишним часа. На самом деле дорога занимает пару часов, но мы немного заплутали. На карте «Родная земля» — так именуются экопоселение — не отмечена, ориентирами служат соседние деревни. Свернув на повороте с деревянным указателем «ЛПХ «Ладное», мы наконец-то оказались на месте. На участке уже стояли гости и местные жители — пробовали берёзовый квас, нас тоже сразу угостили.

«Что же вы так долго ехали? — сожалели собравшиеся. — Мы уже песен попели, хороводы поводили и веночки побросали в реку». Встреча наша выпала на Троицу, традиционный праздник, который наряду с Иваном Купалой празднуют в «Родной земле».

Мысль о том, что люди должны быть ближе к природе и для постоянного проживания им нужен как минимум гектар земли, а не шесть дачных соток развивается в серии книг «Звенящие кедры России». Чтобы и дом поставить, и огород обустроить, сад разбить, высадить живую изгородь, завести скотину.

Именно такой простор и в «Родной земле». Здесь забор не упирается в соседскую изгородь. Между участками 5–7 минут ходьбы. Однако они не совсем изолированы, к каждому ведут лес­ные тропки.

Своё официальное начало «Родная земля» ведёт с 2002 года, с момента регистрации некоммерческого партнёрства — так регистрируются Родовые поселения. Как правило, они являются и владельцами земель. В поселении «Родная земля» каждый житель получает участок в частную собственность.

— Почему именно в Кадуйском районе? — спрашиваю я Елену, она в «Родной земле» с момента основания.

— Когда мы вдохновились идеей Мегре и решили образовать экопоселение, отправились на поиски подходящего места, — объясняет она. — Одни взяли землю в Вытегорском районе, а другие здесь. Так потихоньку и начали обосновываться. Всего в «Родной земле» около 30 семей; постоянно здесь проживает 5 семей — в основном пенсионеры, а те, кто работает в городе, обустраивают участки. Я не переехала, ещё нет дома и работать приходится в городе; потихоньку засаживаю участок. Когда из города приезжаешь, от усталости чувствуешь себя разбитой. Кажется, что ничего не можешь сделать, но природа подпитывает энергией, силы даёт.

— Я знаю, что в некоторых Родовых поселениях устанавливаются свои законы. Пить и курить нельзя, — привожу я пример.

— Да, — соглашается Елена. — Знаю. Мы такой строгой политики не ведём. Мы ни на кого не молимся, у нас нет учителей. Люди просто услышали идею про экопоселение и присоединились к нам. Мы лишь просим уважать своих соседей и не наносить ущерб природе.

 

Пруд быть должен

За разговорами мы пришли к дому оседлых поселенцев. Евгений Ипполитович с супругой Татьяной Евгеньевной уже три года живут в «Родной земле» и зимой, и летом. Как только вышли на пенсию, так сразу и перебрались. А до этого ещё несколько лет занимались строительными работами. Чтобы сделать сруб, нанимали бригаду, а большую часть отделочных работ, в том числе и проведение электричества, Евгений Ипполитович выполнил сам. Он электрик со стажем.

— А это у вас мастерская, что ли?

— Да, мастерю для себя понемногу, — скромно отозвался наш собеседник. — Вот сделал для Татьяны кладовую — женщинам всегда мало места для вещей своих, для банок. У нас и кессон весь забит заготовками, компотами вкусными. Я культивирую красную черёмуху и вишню. А Татьяна накупила маньчжурские орехи. Огурцы, помидоры, баклажаны — естественно, всё своё. А вот скотину не заводим, жалко потом убивать. Чего не хватает, закупаем в автолавках продуктовых.

Участок семейной пары выглядит очень ухоженно. Тропинки и грядки огорожены досочками. Две большие теплицы из поликарбоната. Набирают рост кустарники. Около дома основательный колодец. Скважины пока нет, но в планах у Лобова поставить к веранде дома пристройку с отапливаемыми душевой, ванной, туалетом. Сам дом супруги отапливают печкой. На верхний этаж ведёт винтовая лестница. В комнате удобные шкафчики, встроенные в стену, двери раздвигаются, как створки шкафа-купе. Их делал сам Евгений Ипполитович. В мастерской около дома хранятся все нужные инструменты и даже дробилка для веток, чтобы перерабатывать их в опилки и использовать на огороде в качестве удобрения. За мастерской находится гордость Евгения Ипполитовича — пруд, который, по словам мужчины, должен быть в каждом поместье.

Трудно поверить, но ещё несколько лет назад на этом участке стоял лес. А сейчас лес стал будто живой оградой участка, взяв его в своё зелёное объятие. Кстати, это впечатляет больше всего.

— Вам не страшно здесь жить, особенно зимой? И почему вы решили переехать из Череповца?

— Если ты в душе и мыслях никого не боишься, то и к тебе никто не пристанет, — рассуждает мужчина. — И потом, мы же не отказались от цивилизации. К нам ездят продуктовые лавки. Я сам раз в месяц отправляюсь в Череповец. У нас телевизор работает. «Что? Где? Когда?» никогда не пропускаю — для ума гимнастика хорошая. А вот к Интернету нет доступа. Жаль. Ну а город... Я в Череповец на неделю приеду, сразу нехорошо себя чувствую, да и делать там нечего. А здесь я летом в полпятого утра встал, позанимался чем-нибудь для души пару часов. Облился ведёрком холодной воды, утром и вечером обязательно. Плотно позавтракал и ещё часик — с семи до восьми — разрешаю себе побаловаться сном, а в восемь уже день начинается, работа.

Пока мы беседуем на берегу пруда, я все пытаюсь подсчитать, сколько же денег нужно для того, чтобы построить домик в деревне.

— Главное — желание, но и без денег ехать в лес нельзя, — отвечает Лобов. — На 100 тысяч руб­лей можно только сруб плохонький купить, а это самое дешёвое в доме. Хотя вот взять мою соседку Валентину! Если бы я сам не видел, никому бы и никогда не поверил, что на седьмом десятке женщина одна выкопает землянку и будет в ней жить два года (две зимы!), чтобы сдавать квартиру и строить на эти деньги дом. Вот это желание!

Чудо-­женщина

Небольшого роста, миниатюрная, с повязанным на голове платком, Валентина Николаевна в руках вертит очки и скромно улыбается. Разве можно поверить, что эта хрупкая женщина в одиночку за девять дней выкопала землянку 3,5 на 3,5 метра, а потом обустроила её для зимовки! Она же в ответ на посыпавшиеся от гостей вопросы отмахивается: «Да ладно вам. Это уже прошлое. Легенда!»

Свой участок пенсионерка приобрела, можно сказать, на последние деньги. Трудясь на двух работах, накопила 120 тысяч рублей. Вот и весь стартовый капитал. Сын решение матери не одобрил: поду­мал, что Родовое поместье — секта какая-то, просил выйти из неё. Но Валентина Николаевна твёрдо ответила «нет» и стала возводить дом одна, в 65 лет (сейчас ей 75). Сначала жила у соседки по участку Нины Корепановой — они с мужем тоже живут в посёлке круглогодично, а потом поставила палатку.

— И тут ливень такой случился, а палатка-то дырявая оказалась, — охает Валентина Николаевна, перебирая воспоминания, — я вся мокрая, вещи сырые. На деревьях всё развесила сушить. Сходила к соседям, у них тоже палатка была, взяла, поставила. Столик вкопала, сделала над ним навес. Продукты в буфете хранила, закрыла его пленкой. А у меня ещё четыре кошки были, так они нагуляются, придут ночью и спать лягут вокруг меня — тепло сразу так.

Свою квартиру в городе пенсионерка сдавала (за стройматериалы чем-то надо платить), поэтому, чтобы не замёрзнуть осенью и зимой, Валентина Николаевна выкопала землянку.

— Первое время было сложновато, но в землянке лучше, чем в палатке, там у меня была печка железная, — рассказывает эта чудо-женщина. — Я подготовила брёвна — обтесала их. Между землёй и брёвнами проложила рубероид. Соседи помогли сделать крылечко и окошко. Крышу делала сама, дровник тоже — поставила стойки, наверх слеги и покрыла рубероидом. Когда было холодно, печку топила каждые два часа.

Легендарную землянку нам, к сожалению, не довелось увидеть. Валентина Николаевна использовала её как яму для хранения, а в прошлом году засыпала.

В строительстве дома и колодца помогали опять же соседи.

— Первые три года, когда ездила в город за пенсией, за продуктами, ночевала у соседки Тани Пузырёвой, — продолжает наша собеседница. — Она везёт на машине для себя материал — цемент, брёвна — и заодно прихватит для меня. Если бы не она, мне бы так быстро не построиться. В доме очень многое я сама сделала — конопатила снаружи и внутри. Крышу помог­ла крыть рубероидом. Зато сейчас смотрите как здорово.

Сын, к слову, попросил прощения у мамы, и последние четыре года они хорошо общаются.

Когда мы уходим, благодарим Валентину Николаевну: «Вы для нас пример!»

А она вновь отмахивается: «Если бы захотели, то и вы бы, девочки, справились».

Справилась бы я? Не знаю. Но уверена, что, если бы захотела попытаться, мне бы здесь с радостью помогли освоить свой гектар. Как сказал напоследок Евгений Ипполитович: «Экопоселения необходимо развивать. Вы посмотрите, сколько земли пустует!»

Елена Молчанова.
г. Череповец.

Категория: №07(132)2015 | Добавил: winch (11.02.2019)
Просмотров: 7 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2019