Пятница, 20.04.2018, 04:20Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №12(089)2011

Куда уходят пчёлы...

Как–то так получается, что, беседуя о пчёлках, пчеловоды всегда больше говорят о себе… Заранее прошу простить за неудобные слова. Ведь многие прочли книгу Фёдора Лазутина из Ковчега «Пчёлы в радость, или Опыт естественного подхода в пасечном деле». Там он в числе прочего рассказывает о своём опыте содержания пчёл и предлагает необычное для меня восприятие простых слов «пчеловод» и «пасечник». Так получилось, что я несколько лет занимался промышленным пчеловодством. А в сообществе профессионалов, то бишь тех, кто зарабатывает себе на хлеб этим делом, за словом «пчеловод» видится образ почитаемого всеми человека. Образ, за которым стоят былины... Один из моих учителей с опытом «скоко себя помню» как-то невзначай обмолвился о своём ощущении образа: «Я што..., я — пасечник негожий... Мне больше, как дымаря подержать за спиной пчеловода, и не снится вовсе... Вот когда я ишшо пешком под стол ходил, живы были старинные пчеловоды... Он и Она... семейство... Скоко лет им было, вовсе и не ведаю... Когда Он ушёл, мне бабушка сказывала: «Сто пять семей хозяйство-то было... На медовый спас схоронили Его... Так-то! Пчёлы ихнии роем с колокол три дни висели на кресте на могилке-то... Народ аж со всей округи ходил... Плачут и молются, молются и плачут... Под осень роем вышли на смерть лютую... в тоску по хозяину... Скоро и мне на погост... Жил как пасечник... Как помру, полдеревни, пади, ужрётся... на поминках-то... Вот душа и болит...».

Душа...

Мне кажется, что Душа у каждого человека без сна и устали трудится... и потеет... И следы на земле от разных людей источают разные запахи. У одних — это боль одиночества, у других — безсонница от безпомощности... У третьих — бешеный оскал волчицы, загнанной охотниками ради охоты... Многие ставят на своих поместьях озёра... Они сверху напоминают капли. У кого-то капля с виду похожа на сухую слезу матери, у кого — на разбившуюся вдребезги о скалы радугу...

Если посадить по берегам розы, дикие орхидеи или другие цветы, то их лепестки будут падать... или возноситься прямо в Небо, ведь они так к нему всю жизнь тянутся! И тогда можно каждое утро умываться в каплях с розами... Мне кажется, капли с розами были всегда. И для каждого человека они были чем-то своим, самым-самым. Возможно, давным-давно по утренней заре был на Руси обычай странный. Суженая, когда шла по воду, попутно собирала в ведро лепестки цветов, которые её радовали. Потом наливала воды ключевой и несла эту, наполненную радостью, влагу своему единственному... Это и была, наверное, живая вода. А ведь даже, может, слово ЗАРЯженаЯ каким-то образом связано с Утренней Зарёю — с каким-то совсем обычным делом, умышленно забытым и запоганенным обычаем, например. Ведь за самым обычным делом без заморочек видно, как сливаются воедино жизнь земная и небо. Как две половины одного. Когда одной половинке больно, — вся капля корчится от смрада, а радость если, — то волны сближения оживляют обоих...

На Родовом поместье я поставил шестнадцать непохожих друг на друга капель. Некоторые объединил протокой так, что получилось кружево, а между другими проток, наоборот, перекрыл жёсткими глиняными пробками, чтобы переполнялись, как блюдца очей... до щипотки в носу. А потом пусть себе текут по щекам.

И что с того для пчёл?

И куда они от нас Уходят?

Мы с них всю жизнь пылинки сдуваем, а они гибнут неизвестно от чего или слетают.

Я в своих заботах об этом благодатном виде жизни исхожу из золотого правила моего деда, Виктора Светозарова: «МЕДОВЫЙ КОВЁР...СИЛЬНАЯ СЕМЬЯ... ДОБРОТНОЕ ЖИЛИЩЕ... МОЛОДАЯ МАТКА... ДА НЕ ЛЕЗЬ ТУДА, ПОКА МЁД НЕ СОЗРЕЕТ.

...ЭТО, КАК СКЛАДЫВАТЬ ПАЛЬЦЫ НА РУКЕ... КОТОРЫЙ ПЕРВЫЙ СОГНУТЬ ДА РАЗОГНУТЬ? БОЛЬШОЙ?  АЛИ МИЗИНЕЦ? ДА В КОТОРУ СТОРОНУ ЕГО ПОВЕРНУТЬ... А ТО И ДУЛЮ САМ СЕБЕ НАРИСУЕШЬ... НА ФЕРМАХ ЖИВОТИНА НА РЕМНЯХ С ГОЛОДУ ВИСИТ, А ОНИ НА СОБРАНИЯХ ГОРЛАНЯТ, КАКОЙ ЛУЧШЕ МОЛОПРОВОД ДЕЛАТЬ: НЕРЖАВЕЙКА АЛИ СТЕКЛО... ДА ТЫ Ж ЕЙ В ЯСЛИ ХОТЬ СОЛОМЫ ГНИЛОЙ БРОСЬ ОТ ЩЕДРОТ СВОИХ... РАЗОРИСЬ ЧУТОК, ЧТОБ ДО ВЕСНЫ ДОТЯНУЛА...».

Я как взял землю весной 2010, так почти сразу и занялся латанием дыр на медовом ковре. Без ошибок, понятно, не обошлось.

Одной из моих ошибок была безОбразная посадка козлятника восточного.

После работы экскаватора на поместье было больно смотреть, как на рану без кожи...

Вот и спешил залечить семенами медоносов, боялся потерять время творца — начало распускания почек, когда вся природа пробуждается.

По недомыслию я просто добавлял козлятник в состав весенней смеси медоносов. А он, оказывается, не восходит без дружинушки особых бактерий... Не упомню щас их названия. Они находятся в земле в прикорневой зоне. Потому осенью я нашёл поле с козлятником, накопал там землицы, размешал её в воде, добавил глины своей для липкости, чтобы бактерии лучше липли вместе с семенами к тем местам, куда упадут при посеве. В эту болтанку засыпал смесь семян, перемешивал, ну и сеял. Где смог, граблями прикатывал, где плоскорезом слегка загорнул, где притопнул, а где не сподобился и так оставлял лежать их — пузом кверху.

В итоге к зиме 2010–2011 посадил больше трёхсот килограммов всего-всего: донника белого и жёлтого, синяка, фацелии, мордовника, козлятника, сильфии пронзённолистной, вайды красильной, ваточника сирийского, эспарцета, сусака зонтичного, кровохлёбки и прочей мелочи, приятной, съедобной да ароматной. Всех медовых трав сейчас даже и не упомню... Деревья медоносные и кустарники сотнями сажал по месту: липушек семи сортов и клёнов разных, даже сахарного, лещины, акации розовой... Чтобы не было дыры во времени цветения с апреля и до ноября. Но при этом я и сегодня продолжаю искать много чего. Ведь поместье взрослеет, и лет через двадцать деревья подрастут, светолюбивые травы-медоносы должны будут уйти на полянки и берега капель. Тогда же, а то и раньше, должны войти в силу кустарники и полукустарники, медоносные травы тени и полутени. Цель ясна — чтобы медовый ковёр и в других измерениях не потерял качества скатерти-самобранки. Есть заморозок, нет заморозка... дождик, солнышко иль ветер, есть что с травушки иль нету... А пчела сыта! Пчела, она ведь не дура... Если всё по золотому правилу делать, большим пальцем вверх...

Теперь, о чём всегда спрашивают начинающие пчеловоды, ну и пасечники.

О роении, системах пчеловождения, конструкциях ульев, о безконтактном пчеловодстве, выборе породы, о болезнях и вредителях...

И эти, и другие задачки пчеловождения я решаю при помощи золотого правила. А именно: каким образом, точнее, при помощи каких образов, мне вести своё хозяйство, да так, чтобы у пчёлок моих без дырок БЫЛ МЕДОВЫЙ КОВЁР, СИЛЬНАЯ СЕМЬЯ, ДОБРОТНОЕ ЖИЛИЩЕ, МОЛОДАЯ МАТКА, ДА ЧТОБ НЕ ЛАЗИТЬ К НИМ, ПОКА МЁД НЕ СОЗРЕЕТ!

Показательна экспедиция ищущих из числа общества пчеловодов поселений Родное, Ладное, Заветное, Солнечное, Мирное под Рязань — в институт пчеловодства за семенами медоносов — осень 2010-го. «Круглый стол» с доками, закупка и выклянчивание семян у профессора, трепетное паломничество к сердцу недобитой науки — ухоженной, обласканной руками школке с грядочками медоносных растений. И на посошок — удивительная экскурсия по музею, как с неба свалившаяся — задаром, с возможностью не только посмотреть, но и пощупать экспонаты...

Спасибо большущее Андрею Якимову — за качественную подготовку и руководство экспедицией; Сергею Фирсанову — провёзшему на своём микроавтобусе без сучка и задоринки нас всех туда и обратно с грузом; Алексею Рябову с семьёй — за труд по послеэкспедиционному хранению, фасовке и раздаче семян медоносов всем желающим. Павлу Кашину, семье Беценко, Алексею и Юлии, — за активное участие во всех этапах экспедиции. По ходу я для себя увидал, что вопросы, которые каждый участник высвечивал для себя, каким-то образом оказались во благо всем.

После короткого знакомства и замыкания при определении проф-пригодности нашей группы с грустью для многих за «круглым столом» звучали советы ведущих Специалистов страны — не тратить силы на возрождение популяции чистокровной среднерусской...

Среднерусская пчела вымирает. Пчеловодная наука повернулась к ней задом. ОНА, вишь, злющая и согласна трудиться только на пяти килограммах...

Так ведь ОНА — наше наследство! Значит, там, где она испокон живёт, росли когда-то в древности эти пять килограммов непрерывного взятка!

Я сейчас, как диванный пчеловод, могу только предполагать, каким образом держали пчёл в Руси Изначальной.

В те далёкие времена, когда эти пять килограммов росли повсеместно, где взрослела среднерусская, единственной заботой пчеловодов, возможно, было — построить добротное жилище да под осень осторожно извлечь часть сотового мёда, чтоб не в ущерб зимовке. Таким образом, пчеловождение шло в одно касание. Если семья решила отдуплиться — пошла на ройку, — то и хорошо. Матка будет молодая, плодная, а может, и старую оставят — вновь покрывшуюся... Как им лучше, так и выберут. В племенном деле им самим виднее, — когда выбор есть.

Если свой рой устроится на поместье в заранее приготовленном жилище, — двойная радость. Кажется мне, что роение от избытка пошло, что не с голодухи они на крыло стали и что жильё я добротное сделал... Слетела семья в соседний лес, значит, говорит мне пчела, — там жизнь сытнее и безопаснее. Богаче там медовый ковёр... Уютнее жилище... Принимай меры. Латай дыры. Если рой ушёл далёко, да из далёка пришёл другой взамен, значит, — чтобы не было вырождения, кровь они сами себе сохраняют. Это, возможно, в прошлом. А что теперь?

И теперь это всё возможно. Берём золотое правило — большим пальцем вверх... Кто в силах, не побрезгуйте достижениями современной науки. Купите или попросите на время у друзей удобный справочник! Для меня это, например: «Нектароносные растения Рязанской области». Он с цветными фотографиями. Ещё понадобится лист бумаги и ручка. Цель — исследовать своё Родовое поместье для определения качества медового ковра. Допустим, в результате этого обследования вы подсчитали, что из медоносов на поместье растёт мышиный горошек примерно на тысяче квадратных метров. А больше пока ещё и нет ничего... Ну и хорошо! С чего-то же надо начинать! Тогда легко можно по справочнику выяснить, что десять тысяч квадратных метров (1 га) мышиного горошка при сплошном произрастании выделяют 70 кг нектара, а у вас всего одна тысяча квадратных метров. Значит, семь кг нектара даёт ваше поместье. В пересчёте на мёд — примерно три с половиной кг. Говорю «примерно», потому что нектар пчёлы высушивают в зависимости от его влажности и процента сахаров, и у разных растений эти показатели разные. И в Родовой книге можно записать дату и результат...

Идём дальше. Снова воспользуемся «костылями» — данными пчеловодной науки по нашей местности. Для выживания крепкой пчелиной семье в промышленном улье на год надо не менее ста килограммов корма. Вот и решайте, каким образом вам быть. Конечно, если соседи не держат пчёл, то можно какое-то время использовать медовые ковры их поместий в радиусе 500 метров продуктивного лёта. Это пока вы свой подлатаете. Ведь, на худой конец, пчела с голодухи может и на 2,5 км слетать и вернуться, дыша на ладан. Но для выживания семьи она мало чего в дом принесёт. Ведь весь нектар, который она тащит издалёка, уйдёт как топливо для полёта. Глупо умалчивать и о том, что ей, труженице вашей, ещё надо и перед полётом заправиться, от деток, стало быть, оторвать. И тогда вполне уместен вопрос: а есть ли смысл заставлять пчелу трудиться на грани невозврата?.. Лети, моя ты умница, сам не знаю, куда, да принеси мне то, сам не знаю что...

А если соседи тоже разохотились завести пчёл?! У них ведь есть медовый ковёр, у вас — одна большая дырка! Они вправе вас проучить за лень — поставить пасеку по лёту ваших пчёл. И пчёлки ваши от недостатка будут собирать нектар у соседей на поместье и, возвращаясь, ваш лётный состав будет заходить на посадку строго по азимуту в их ульи. Пасека ваша скоро захиреет...

А как быть, если у вас уже есть пчёлы, а заниматься уходом, по разным причинам, в том числе и по принципиальным соображениям, — ну не лежит душа?

И то верно... Деньги-то ведь я на них свои потратил, а дальше пусть уж сами с божьей помощью...

Даже и в этой безнадёге есть способ разглядеть ход дела и  вовремя всё разрулить, исходя из здравого смысла.

Пчёл обычно все покупают весной, с первого по девятое мая. Вот и вы, сделав закупки, для своего же блага, потрудитесь записать, ну хотя бы в Родовой книге, дату, количество пчелосемей и их силу. Сила семьи определяется количеством рамок смешанного расплода и полностью обсиженными улочками. Например, для меня в это время, в пересчёте на дадановскую рамку, сильная семья — это 8–10 рамок расплода от доски до доски на 12–14 плотно обсиженных пчелой. Середняк, соответственно, 5–7 на 8–10. Доходяга — 3–4 на 5–6. Теперь, если вы не лазили к ним год, а весной вас вдруг угораздило с первого по девятое мая сделать-таки запоздалый весенний осмотр да и записать эти результаты в Родовую книгу... То и слава богу. Это ведь серьёзный повод для потомков оценить меру вашей заботы о пчёлках. Если при таком неделании у вас, к примеру, из трёх купленных сильных семей остались живы все, и все три остались СИЛЬНЫМИ, то Честь вам и Хвала за то, что сохранили добытое трудом для потомков! Если преумножили... при той же силе, Слава о вас как о добром хозяине пойдёт из Рода в Род! Если семьи потеряли былую мощь, значит, пчёлки вам уже все уши прожужжали из последних сил: «СА-мо-е вре-мя ра-бо-тать над ошш-шиб-ка-ми...».

А как быть тем, кто держит пчёл и хочет всё знать о ежедневном поведении своего медового ковра?

И ежу понятно — ходить каждый день дозором, считать да записывать квадратные метры цветения. Ведь цветение разных медоносных видов неравномерно укладывается в году, одни увядают, другие только в пору входят, а иных и вовсе след простыл.

А проще всего, — если есть возможность, — купить товарные или почтовые весы на 150–200 кг. Лучше брать старенькие, из дюральалюминия. Раньше такие выпускали. Не потому, что в два раза дешевле. Просто сейчас новые все — из железяки, и быстро гниют на улице. Весы будут у вас для контроля. Поставьте их под самую сильную — племенную семью. И каждый вечер, часов в девять по Москве, взвешивайте и записывайте. На сколько ваше нектароносное Богатство сегодня в плюсе или в минусе... Если Духу хватит, то можно и о погоде пару слов черкануть себе на заметку... Бывает ведь такое... А бывает и другое — липа в самом цвету, а всю неделю дождь по свету, как из ведра, пчела нос из дому не кажет. Токо в полдник солнышко выходит, и парит густо-густо, а ОНА тащит, до часу ночи, по 8–10 кг... Глазам своим не верю: ставлю руку к летку, а они в темноте об ладонь стук-стук...

В общем, контрольные весы — это способ почти безошибочно подобрать нужные краски для вашего ковра. Потому — что теперь у вас на руках точный путеводитель, с указанием всех дырок во времени цветения...

Остальные составляющие древнего правила я высвечу лишь вскользь... А то и так слишком расхвастался о своей колее в безконтактном пчеловождении. Под образом «безконтактного» я вижу на сегодня такой уклад, при котором я в течение календарного года делаю четыре–пять касаний...

Итак, ДОБРОТНОЕ ЖИЛИЩЕ. Я лично испытал пока только шесть видов ульев. Из всех Улей Роже Де Лона, или, как его ещё называют, — альпиец, — мне наиболее понравился. Под себя я немного изменил его размеры. Но не в этом суть. Роже Де Лон в своё время задался вопросом: отчего мы пчёл кормим, лечим, а они всё равно гибнут? А в дикой природе — живут без всякого!!! Он с сантиметром ходил по лесоповалам. Замерял и записывал диаметр каждого дупла, где жили пчёлы. И вскоре выяснил, что более тридцати сантиметров не попадалось. И он сделал вывод, что при этом климате за тысячелетия эволюции этот вид жизни «заточил» себя под эти размеры. Зимой клуб пчёл легко перекрывает собой периметр жилища, и весь воздух, проходя через него равномерно, прогревается и тёплым поднимается вверх. А там — расплод, ещё выше — запасы корма. Постоянная температура в гнезде защищает зимне-весенний расплод от гнильца. Меньше мёда садится, а значит, и расход корма меньше. Видали, может, как пчёлы вскрывают севший мёд... Поедая 10–15 процентов в виде жидкой составляющей, остальные 85–90% в виде кристаллов выбрасывают на днище... Кроме того, вокруг клуба при дыхании образуется своеобразная атмосфера, как вокруг Земли, только она насыщена углекислым газом... Всякие там клещи-паразиты осыпаются, тело пчелы меньше окисляется и стареет из-за высокого содержания в атмосфере клуба углекислого газа. Добротное жилище при таком раскладе УСИЛИВАЕТ СЕМЬЮ.

МОЛОДАЯ МАТКА...

Может, замечали: если в семье есть молодая плодная матка, то при всех прочих благоприятных условиях инстинкт роения гаснет. Пчёлы отсекают трутов от корма и изгоняют на дно... Те там, как барашки, стадом держутся и дальше с голоду слабеют, после чего пчёлы их выкидывают. А чужих трутов и на порог не пускают. В самом гнезде в это время трутовый расплод не закладывается.

Исходя из всего, вот к чему я пришёл. Запускать в зиму надо только сильные семьи. Тогда при наличии элиты — отцовской и материнской семей — возможен сверхранний вывод маток. Есть семья-воспитательница при этом, нет, — не суть,  не до жиру...

Элита получается только из роевых маточников и только от избытка. Далее на период весеннего развития и до главного взятка идёт период двухматочного содержания на корпусах. За неделю до главного взятка нужно укомплектовать сушью и/или вощиной двухматочные медовики через сетку — для общего запаха, чтобы не было резни при объединении. При начале главного взятка убираем сетку. В семьях-медовиках при этом почти всегда остаётся только молодая матка. Ну, а дальше уж совсем легко... «ДА НЕ ЛЕЗЬ ТУДА, ПОКА МЁД НЕ СОЗРЕЕТ»...

 

Андрей Маханов. РП Капли с Розами, ПРП Мирное, Владимирская область
suromna@yahoo.com

Категория: №12(089)2011 | Добавил: winch (12.11.2015)
Просмотров: 139 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2018