Суббота, 23.09.2017, 01:28Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №12(077)2010

Зимняя история

Таня бежала по дороге из школы домой и вслух грубо ругалась. Иногда от обиды катились слёзы. Она резко вытирала их на снежном ветру рукавичкой. Конечно, это Ленка забрала её пенал. Пришла на перемене, увидела на столе красивый розовый пенал, схватила, не спрашивая. «Ой, какой красивый! Что это такое? Дай посмотреть». Вот противная! И платье у неё некрасивое, и сама она дрянь такая! Пенал был самый лучший в классе. Мамин брат привёз из города в подарок, когда Таня собиралась идти в первый класс. Там была красивая ручка, карандаш с резинкой, линеечка, счёты, калькулятор. Все одноклассники рассматривали и, конечно, завидовали. Ленка была уже в третьем классе. Что ей надо было у нас? Точно, это Витька, дурак, ей сказал. Он живёт с ней в одном доме. Скажу двоюродному брату, пусть их обоих, гадов, побьёт, чтоб пенал вернули.

Таня жила в соседней деревне. От школы до дома почти полтора километра по безлюдной дороге. Она вспомнила, как сегодня утром не хотелось просыпаться. Таня лежала, досматривая сон, поперёк кровати, а бабушка натягивала на неё колготки. На улице 15 градусов мороза, ветер. Идти по такой погоде неуютно. Всё равно уже 24 декабря, учиться не хочется. Ёлка в школе 30-го. Мама даже ещё не купила ей костюм на новогодний праздник. В чём идти? «Денег нет!» У всех есть, а у неё всегда нет!

Мама работает в детском садике, и у неё маленькая зарплата. Папа с ними не живёт, у него в городе другая жена, поэтому деньгами помогает редко. Перед новым годом приедет обязательно и привезёт подарки. Хорошо бы приехал раньше, с ним весело!

Таня опять вспомнила про пенал. В конце занятий она не смогла его найти. Все дети ушли, она покидала класс последняя, искала по всем столам. Слёзы снова потекли по замёрзшим щекам. Злость ползла внутри тела по груди, по горлу к самой переносице. Дорога припорошена снегом, метель сыпала мелкую крупу, передвигаться приходилось с трудом. Лес по обочине казался незнакомым. Таня представила, как Ленка корчится от боли во дворе своего дома на снегу, прижав к груди правую руку. Так ей и надо! Пусть только пенал отдаст. Злость прошла. Даже настроение улучшилось.

Ещё полпути до дома. Но что это? Незнакомые какие-то деревья вдоль дороги. Здесь должен быть поворот, а его не видать. Из-за метели ничего не видно на 50 шагов вперёд. В груди поднялась тревога. Чего бояться? Другой дороги в деревню нет. Ветер усилился, вокруг потемнело. Идти становилось всё труднее, дорогу совсем замело. Таня заплакала. Это бабушка, противная, подняла сегодня. Лучше бы не будила. Ведь не стала же поднимать, когда было 25 градусов мороза: «Спи, сегодня морозно. Один день пропустишь, не страшно!» А сегодня вон какая метель, ничего не видно! Как домой дойти?

Сугробы на дороге лежали плотно. Нога проваливалась до колена. Таня остановилась и заревела во весь голос. Сколько прошло времени, она не помнила. Вдруг она увидела двигающийся навстречу силуэт человека и обрадовалась. Кто-то из деревни идёт, встретит и проводит до дома. Это был какой-то странно легко одетый незнакомый дедушка. В осеннем пальто, без рукавиц, без шарфа и шапки. Но ему, похоже, холодно не было. Даже седые волосы на голове, усы и бородка на ветру не шевелились. Но глаза были добрые, и она его не испугалась. Дедушка подошёл и тихим голосом спросил: «Чего голосишь?» Таня бросилась навстречу: «Здравствуйте, я заблудилась. Не знаю, где мой поворот, и дорога стала незнакомой. Проводите меня, пожалуйста!» Дедушка посмотрел ей в глаза строго и проникновенно: «Ты же сама эту пургу подняла. От самой школы идёшь и злые холодные мысли на людей гонишь». Таня удивлённо замотала головой: «Я не умею метель поднимать». Сказала она неуверенным голосом и опустила глаза. Перед взором, как на экране кино, проскочили картинки дня и перемены погоды. Вот утро серое, как её настроение. Искала пенал и толкнула Надю, а за окном школы берёза шаркнула от ветра ветками по стеклу. Вот вышла из школы, злая на Ленку, ветер обжигал морозом щёки. Представила её на снегу с больной рукой, — поднялась метель. Обидела словами бабушку — замело дорогу совсем. Сердце у Тани в груди сжалось в маленький комочек, и стало трудно дышать: «Неужели это всё я делала, дедушка?» Она поняла, что вопрос был безсмысленным. Внутри чувствовалось, что он был прав. Но что же теперь делать, как всё поправить? Как мелко и глупо столько наделанных бед связывать с пеналом! Просто это она сама, злая, эгоистичная девочка, думает только о себе, никому ничего хорошего за целый день не сделала! Из таких дней складывается её жизнь. Как легко обыкновенной маленькой девочке стать холодной злой пургой и нести всем окружающим только холодный ветер.

Таня подняла глаза, оглянулась. День посветлел. Ветер стих, снег не сыпал. Сколько она тут стоит? Показалось, что времени прошло очень много. Куда делся дедушка? Ушёл, не стал дожидаться, пака она разберётся в своих переживаниях. А вот же и поворот в деревню, только сильно завален снежным перемётом. Таня медленно пошла, продавливая в сугробе глубокие следы. Каждый шаг давался с трудом, она шла по своим деяниям и ощущала это каждой клеткой своего тела. Как же всё исправить? Она искренне хочет, чтобы такое больше не повторялось. Внутри прозвучал дедушкин голос, она услышала его тёплую интонацию и обрадовалась: «Ты желай всем счастья, внученька». Таня оглянулась: а вдруг он где-то рядом? Нет. Дорога в обе стороны хорошо просматривалась. Никого нигде не было. Деревенская улица тоже пустынна. Дачников теперь больше, чем постоянных жителей. Четыре дымка из труб в разных концах деревни.

Таня вбежала в комнату и с порога крикнула бабушке, суетящейся у печки: «Я желаю тебе счастья!» В этом крике было столько отчаянного желания исправить свои плохие поступки и ещё больше непонимания, как это можно сделать таким образом! Пожилая женщина отпрянула от печки, посмотрела на широко распахнутые, что-то важное пережившие глаза девочки. Обычно бабушка ругалась, когда Таня вбегала в снежных валенках в комнату, а тут тихо подошла, приобняла: «И я тебе желаю счастья». Сказала, как будто простила за всё — за всё. Таня расслабилась, уткнулась в бабушкин живот и расплакалась. У бабушки тоже повлажнели глаза. Так они и стояли, обнявшись, минуты три. Не хотелось прерывать что-то очень важное.

Вечером пришла грустная мама. Ей пришлось идти с тяжёлыми сумками по заметённой дороге. Неизвестно, когда придёт грейдер и всё почистит. Значит, завтра опять полтора километра туда и обратно по глубоким сугробам. Уже засыпая, Таня вспоминала, как мама преображается в дни приезда папы. А если бы он вернулся, она была бы всегда весёлая. «Не надо мне новогоднего платья. Нет денег, и ладно. Пойду на праздник так. Я желаю тебе счастья, мамочка», — в полудрёме проговаривала девочка.

Утро было солнечным, дороги прочищены. Складывая в школьный рюкзак спортивный костюм, Таня рукой нащупала на дне что-то твёрдое. Пенал? Ну да, это он, голубчик. А я-то на Ленку думала. Надо зайти к ней на переменке.

После второго урока Таня забежала в третий класс. Ленки не было. Её подруга сказала, что та сломала руку, катаясь с горки, теперь сидит дома. Ноги у Тани почему-то стали ватные, в груди — комок, опять трудно дышать. С трудом дождалась конца уроков, побежала к Ленке домой. «Доча, к тебе уже посетители!» — мама дала веник, чтобы гостья смела снег с валенок. Лена сидела в кресле у телевизора, правая рука в гипсе. Таня не стала расспрашивать, как это случилось, она хорошо помнила эту картину сама. А Лена стала рассказывать, как после школы решила прокатиться с горки. Мимо пробегали мальчишки с санками, и она неудачно в них врезалась.

Таня достала из рюкзака пенал и протянула Лене: «Возьми, пусть у тебя будет. В подарок». Лена засмеялась: «Зачем мне, я же в третьем классе, мне счёты уже не нужны. Спасибо». Таня решительно положила пенал на стол: «У тебя сестра на следующий год пойдёт в школу. Пусть ей достанется». «Да она ещё до школы его сломает. Если сильно хочешь, пусть у тебя будет, а летом сама ей подаришь, перед школой», — Лена вскочила и, положив здоровой рукой пенал назад в Танин рюкзак, плюхнулась в кресло. Таня обняла её за шею и тихо шепнула на ухо: «Я желаю тебе счастья». Потом резко бросилась в прихожую одеваться. Лена растерянно смотрела вслед. Она не нашла, что ответить.

По солнечной морозной дороге Таня весело бежала домой. Ни о чём не думалось. Только лицо хотелось всё время поворачивать на солнце и жмуриться. Настроение было хорошее. В прихожей сильно пахло хвоей. Ура, мама ёлку поставила! Но мамы не было. За столом сидел папа, в углу стояла ещё холодная пушистая ёлка, а бабушка готовила тарелки к обеду. Таня бросилась к отцу на шею. «Ну, ладно, хватит. Раздевайся и посмотри, что я тебе привёз», — папа тихонько разжал Танины руки и достал из-под стола большой пакет. Развернув бумагу, Таня с бабушкой охнули. Красивый, сверкающий в блёстках новогодний костюм Снежной королевы. Рядом лежала корона и «волшебная палочка». Запредельная мечта любой школьницы!

Притихшая девочка села на диван. Вспомнилась встреча с дедушкой. Она видела недавно фильм про Снежную королеву и её злые дела. Улыбка пропала, глаза в ужасе смотрели на папу. «Тебе не нравится?» — спросил озабоченно отец. «Мама звонила, что у тебя нет платья на праздник. А тут халтурная работа подвернулась, вчера деньги получил и решил купить самое красивое платье в магазине. Кучу денег стоит. Померь, должно подойти». Бабушка тоже стала уговаривать померить. Таня через силу надела костюм. Он был в самый раз. Посмотрела на своё лицо в зеркале. А вдруг оно станет злым и холодным, как у той Снежной королевы? «А ты желай всем счастья, внученька», — снова послышался внутри добрый голос дедушки. Таня подошла к отцу, обняла за шею и шепнула на ухо: «Я желаю тебе счастья». Папа покраснел, потупил глаза и тихо сказал: «И я тебе, дочка».

Вечером, когда пришла мама, ёлку наряжали все вместе. Последние украшения Таня сама развешивала в комнате. Отец отвёл маму на кухню и долго с ней о чём-то шептался. Девочка порывалась к ним присоединиться, но бабушка почему-то придерживала её и давала поручения то мусор убрать, то полы подмести. В тёмном оконном стекле отражались силуэты родителей. Таня посмотрела на аккуратно повешенный на вешалку новогодний костюм, потом на отражение в окне и прошептала: «Я желаю вам счастья!».

 

Ирина Волкова. Родное, Владимирская область.
Viv­Vladimir@list.ru

Категория: №12(077)2010 | Добавил: winch (19.11.2015)
Просмотров: 131 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017