Пятница, 03.12.2021, 21:58Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №11(160)2017

Мать и младенец в век потребления

Мне часто говорят, что я фанатик. Я не буду даже спорить. Я знаю, что занимаю почти крайнюю позицию в вопросах воспитания и взращивания детей. И теперь, после этого чистосердечного признания, я могу спокойно писать, что… я не покупаю товаров для младенцев.
У нас нет ни игрушек, ни кроваток (матрасиков, балдахинов и иже с ними), ни колясок, ни отсасывателя соплей, ни капелек от коликов, ни памперсов, ни одеж­ды, ни ходунков-прыгунков, ни оросителя носовой полости, ни ортопедической обуви для первых шагов, ни круга для купания, ни акамоля, ни радио-няни, ни баночек с детским питанием, ни специальных ножничек для стрижки ногтей, ни прорезывателей для зубов. Ни манежа, ни детских вож­жей, ни детской ванночки у нас нет, ни стульчика для кормления, ни специальных подушечек и проч.
Про соски-пустышки, смесь и бутылочки я даже не заикаюсь — никому вроде ещё в голову не приходило пропагандировать эти товары как развивающие ребёнка и сохраняющие здоровье, хотя припоминаю суперклапан для предотвращения колик и соску для формирования правильного прикуса.
Я не плачу деньги за массажи, не делаю специально динамическую гимнастику, не пою потешки, не хожу в йам шель матерна типат халав (типа детской поликлиники), не делаю прививок и не взвешиваю детей.
А ещё я не боюсь солнца, не боюсь ветра, не боюсь грязи, уважаю детскую температуру, не прячу мелкие предметы и вообще ничего не прячу и не держу младенцам головки, а вместо этого держу их голенькими.
При этом мои дети начинают с Божьей помощью улыбаться с рож­дения и хихихать в месяц, ползать в три, вставать без опоры в пять и ходить в семь. В первый год жизни практически не болеют, не плачут, не боятся воды, едят с аппетитом, не глотают детальки лего, не поносят от каждого облизанного камня и не уползают в опасные места. А также слушаются, не слыша ни одного «нельзя».
Просто дело в том, что все эти вещи нужны не ребёнку. Обладание всеми перечисленными выше предметами не является хоть сколько-нибудь решающим фактором в развитии младенцев. Они не для них и придуманы. И не нужны им. Ребёнку мама нужна. Семья нужна. Тепло, еда и безопасность нужны.
А предметы для «ухода» за младенцами призваны частично заменить родителя. Разгрузить взрослого, помочь ему. По крайней мере, в теории это вроде бы так. А вот на практике это порой выглядит иначе. Реклама кричит со всех углов, что ребёнку необходимы все эти вещи, что они помогают ему быть здоровым и хорошо развиваться. Общество давно застряло в иллюзии, что благополучный ребёнок — «тот, у которого всё есть». Что хорошая мама уже заранее приготовила для своего долгожданного чада самую навороченную коляску и самую безопасную кроватку с «дышащим матрасом».
Но дело-то в том, что самому ребёнку никакая, даже самая раскрасивая кроватка, с наимягчайшими бортиками, лёгким балдахином и кокосовым матрасиком, не заменяет ощущения, когда вокруг тёплые мамины объятья и её запах.
Лучшее для ребёнка — это семья!
Я это принимаю без рекламы, как данность, как аксиому. Семью рекламировать выгодно далеко не всем. Поэтому я — «человек крайних взглядов». И как заслуженный фанатик, я хочу, чтобы первыми предметами, которые потрогает мой ребёнок, были: моя грудь, пряди моих волос, ворот моего платья, нос старшей сестры, борода мужа… Именно эти «предметы» всегда в доступе, когда младенец на руках!
Речь развивается прекрасно, когда ребёнок видит лицо родителя, слышит его голос и многие другие голоса рядом, когда получает мгновенный отклик на гуление, — всё это происходит постоянно, когда ребёнок на руках! А если ещё и позволить ребёнку играть с предметами, которые его окружают (включая бусины, камушки, монетки и проч.), т. е., по сути, развивать мелкую моторику, только не в группе Монтессори для младенцев, а просто по жизни, то скорее всего ребёнок заговорит очень рано.
Давайте понаблюдаем всего 10 минут (!) за ручным младенцем. На тот спектр ощущений и опыта, который он получает, просто находясь ближе к родителю, в центре собственной жизни. Я записала этот эпизод давно, когда маленькая Йохевед Хая была ещё младеницей месяцев пяти от роду. Примерные ощущения и опыт младенца я выделила в скобках, чтобы было наглядно.
Вот ребёнок спит в слинге на моём бедре, я мою посуду (тепло, даже жарко, весь расслаблен, посуда гремит, брызги падают на головку), вот младенец зашевелился (хочет писать), вынимаю под мышки (прикосновение мамы, прохладно, просторно), потягивается, кладу на плечо (другие прикосновения, открыл глазки, видит мир за моим плечом), перекручиваю и кладу к себе спинкой, поднимаю ножки (снова иные прикосновения мамы, писает, тёпленько, смотрит на занавеску, освещённую солнцем), потом кладу на руку на животик, споласкиваю поп­ку (опять другое положение тела, прикосновение в других местах, другой вид, холодно, мокро, смотрит на братьев).
Тут у старших просьба налить чайку (Ре уже висит на моей руке под мышками, вокруг шум, видит бегающих мимо братьев и сестру), упала ложка (нагибаемся, Ре оказывается вниз головой), надо разлить чай, меняю положение Ре, чтобы был подальше от кипящих брызг (опять смена позы и давления маминых рук, видит папу, получает колючий бородатый поцелуй).
Потом у меня устала рука (перекладываю на другую или меняю положение дитя), потом младенец хочет грудь (опять другая поза с разной степенью поддержки и в разных местах, в зависимости от того, чем занята моя вторая рука, чувство сытости и комфорта), потом опять в слинг (мамино лицо, поцелуй, улыбается), засыпать (не заснул) и доедать.
Потом младенец отправляется ко мне за спину, нагибаюсь, вынимаю мусорные мешки (полёт, ткань на теле, давление, тепло, наклоны, шуршание мешков), старшие тоже хотят на помойку пойти: крик, визг, делёжка мешков (целое светопреставление для младенца), разнимаю, «формирую» ещё два мешка мусора.
Постоянно нагибаюсь, а младенец — за спиной. Чай оставлен остывать, выход на лестницу (резкая смена температуры, ветер в лицо, темно, подпрыгиваем по ступенькам, слышит хохот). Идём по улице вниз с горы (тихо, темно, слышно маму и брата), приходит сон.
Я от этого балдею! Какую богатую палитру ощущений — запахов, прикосновений, зрительных стимулов, звуков и прочего — ощущает младенец, когда он на руках! Просто я рядом, и младенец получает всё. Насколько меньше опыта и ощущений при­обрела бы моя дочь за эти 10 минут, если бы просто лежала в коляс­ке или кроватке.
Даже от «своих» я слышу порой: «А как же динамика, трек для ползанья, массаж?»
А зачем всё это ручному ребёнку?
Такому младенцу не нужен массаж (он его получает постоянно!), он всё время в процессе динамической гимнастики разной степени интенсивности. Не мудрено, что благодаря ручной жизни младенец быстро развивается.
Когда-то я активно консультировала мам в группе «Молочные Феи» в ВКонтакте. Участниц было так много, что три консультанта дежурили посменно. Мамочки делились там порой своим материнским опытом. Один комментарий я помню до сих пор, хотя прошло уже почти 10 лет с тех пор, потому что он тогда поверг меня в глубокий шок: «Когда мой малыш плачет, я сначала всегда жду. Если он не успокаивается, значит, это колики. Я вынимаю его из кроватки и кладу на живот на большой на­дувной мяч, которым я пользовалась во время беременности, чтобы делать упражнения. Я катаю мяч из стороны в сторону. Почти всегда малыш успокаивается. Материнство — нелёгкая работа, но иначе ребёнок привыкнет к рукам!». Жизнь такого кроватно-колясочного младенца (даже если натянуть у него над головой самые гремящие, разноцветные и дорогие игрушки) бедна и полна одиночества. И это горько.
Мне же хочется создать для младенца совсем другую реальность.
Во время еды место для младенца — не специальный стульчик, отделяющий его от семейного стола и семейной трапезы, а мои колени. Место для плавания — моя спина и руки. Место для сна — моя постель.
И суть, конечно, не в самих предметах, а в том, чтобы у нас, родителей, было глубокое понимание того, зачем мы их используем, что при этом приобретаем, что теряем.
Я не против использования «предметов». Я тоже стираю не в проруби. С первенцем я прошла период скупания всегонасветенавсякийслучай. А с младшим ребёнком в нашем доме поселились памперсы, потому что мы попали в больницу и я была слишком слаба, чтобы высаживать его.
Основная опасность эпохи потребления, на мой взгляд, заключается в подмене истинных ценностей. Нас стимулируют вкладывать свои ресурсы (деньги, силы, время) во внешние вещи, в то время как мы ещё не все научились строить крепкие семьи, быть счастливыми, искать баланс в распределении своей любви…
Я убеждена: чтобы маме было проще с ребёнком, эти же ресурсы ей следует потратить на себя. Уделить время себе, купить сеанс массажа себе, сделать зарядку самой, купить удобную обувь себе.
Энергичная, здоровая женщина — основа распределения семейного энергетического потока. В неё надо вкладываться в первую очередь. Женщина — корни семейного дерева. Его надо поливать и удобрять, напитать звенящей солнечной радостью и прикрыть в палящий полдень.
Мы, женщины, должны вкладываться прежде всего в себя. Тогда будут у нас физические и духовные силы, нужные для материнства.
Со всех сторон звучат призывы: «Будь хорошей матерью! Вложись в ребёнка!»
А я говорю: «Будь хорошей матерью! Вложись в себя! Ребёнку нужна только ты!»
Анастасия Фейга.
https://vk.com/detiandme

Категория: №11(160)2017 | Добавил: winch (16.11.2021)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2021