Пятница, 03.12.2021, 21:32Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №11(160)2017

Как фермеры делают экомасло

«Ты есть то, что ты ешь» — известный постулат. В последние годы многие люди стараются употреблять в пищу органические продукты, полученные с минимальным использованием пестицидов, химических удобрений и кормовых добавок (или вообще без них). Это направление постепенно развивается и у нас, в Беларуси. 

В 2005 году деревня Гора в Витебском районе, казалось, доживала свои последние годы: из жителей здесь оставались всего две бабушки преклонного возраста. Всё внезапно изменилось, когда жить сюда приехали сразу шесть молодых семей — не из-за распределения или программ по возрождению села, а по зову серд­ца. Они оставили работу в городах, отказались от алкоголя и абака и практически перестали употреблять в пищу продукты из магазинов.
Сегодня в поселении Родовых поместий Звон-Гора живёт уже 14 семей, каждая из которых занимается своим направлением в сельском хозяйстве. Владислав и Алла Мишурные ферментируют иван-чай, занимаются колодным пчеловодством, а также делают растительное масло, которое с недавнего времени поставляют в гипермаркеты сети Green. Мы побывали на «производстве» и увидели, как создаётся органическая продукция.

«Не нравилось работать только ради денег»
— Я родился и вырос в Витебске, но в городе не прижился, — рассказывает Владислав, пока мы едем в поселение. — Отучился на столяра-плотника и резчика по дереву, потом пошёл работать на часовой завод слесарем, а когда предприятие закрылось, стал отделочником. Всё это время постоянно угнетало, что мой единственный стимул работать — деньги. В то же время заинтересовался книгами В. Мегре — автора, продвигающего идею Родовых поселений, в которых несколько Родовых поместий живут по правилам и принципам, распространённым у наших предков–славян. Возник­ла идея создать что-то подобное у нас в Беларуси, и я занялся этим вопросом.
Владислав собрал единомышленников, с которыми начал продвигать идею создания экопоселения в Витебской области. Многочисленные походы к чиновникам самого разного уровня в итоге привели к тому, что инициативная группа получила 55 га земли в районе деревни Горы. С этого и началась Звон-Гора. Будущая жена, которая тогда работала в крупной компании маркетологом, также поддержала мужчину в его начинании, бросила всё и отправилась жить в деревню.

— Со своими детьми дома общаюсь на родном языке, отдал их в белорусскую школу. Хотя они и русскоязычные, но наш язык знают хорошо. В общем, дедушка когда-то взял с меня обещание, что буду иметь не менее четверых потомков, ведь только в таком случае род не угасает.
«План» Владислав уже выполнил — в семье как раз четверо детей. Старшие дочки — Лада и Добряна — встречают нас в доме, форму которого сразу трудно определить. Здание шести­угольное — как соты в улье. Вообще все дома в посёлке построены по принципу золотого сечения и с использованием экотехнологий. Есть жильё из дерева, соломенных блоков, тяжёлого самана (композитного материала из глины, земли, соломы и песка) и арболита (лёгкого бетона с добавлением органических материалов). Инфраструктуру в поселении «горцы» делали за свои деньги. Переселенцы отремонтировали подъездную дорогу, почистили пруд, провели воду из скважины в двух километрах от Горы (каждой семье это обошлось в полторы тысячи рублей).
— Сейчас стоит вопрос с солнечными батареями и накопителями энергии. Хотим максимально соответствовать стандартам органического сельского хозяйства, — говорит жена Владислава Алла.
В поселении есть свой устав, с которым знакомится каждый новоприбывший (кстати, для новичков тут даже есть испытательный срок — с начала весны до середины осени). Все они отказываются от вредных привычек и алкоголя, также никто не ест мяса. Каждый месяц все жители выходят на субботник по «окультуриванию» территории. Звон-Гору вообще можно в определённом смысле назвать коммуной: здесь все работают вместе, а понятие «моё» распространено мало. «Соседям никто даже и злого не делает. Вдруг потом дети влюбятся и женятся, что тогда — брать нищего домой?» — смеется Владислав.
— Из двух бабушек, которые жили тут на момент нашего приез­да, осталась одна (другую забрали дети), — рассказывает Алла. — Ей с нами интересно, она, считайте, почётный житель поселения. Хотя не сказала бы, что она нас чему-то учит в плане жизни, скорее, мы ей показываем, как можно жить по-другому.

Программисты, хореографы, музыканты, инженеры…
Фермеры выставляют на стол продукты с собственного по­дворья: ржаной хлеб на закваске, пшеничный хлеб с изюмом и корицей, овощи, выращенные в соломе, ферментированный иван-чай, колодный мёд и даже шоколад из тёртых какао-бобов и мёда. В магазине они покупают только отдельные крупы и кое-что из молочных продуктов. Держат несколько кур исключительно для яиц и одну козу, а также задумываются о покупке коровы.
— Сельским хозяйством мы занимались не для бизнеса. Это была простая необходимость, ведь всё делалось для себя, — объясняет Владислав. — Только недавно вышли на такие объёмы, которые позволяют нам что-то продавать. До этого к работе на земле практически никто не имел отношения — в селении живут программисты, хореографы, музыканты, инженеры, предприниматели, учителя, юристы. Только недавно появился бывший агроном, который нам сильно помогает, но начинали мы своими силами. Сейчас имеем сертификаты для продажи в розницу масла, чеснока, чая, скоро будем иметь сертификат на мёд: сначала из ульев, а потом и из колод. Остальное в небольших объёмах продаём на ярмарках как продукцию с личного подсобного хозяйства.
Все необходимые знания фермеры получали из книг по органическому земледелию и Интернета, опыт приобретали методом проб и ошибок.
— До переезда проводили эксперименты на родительской даче, — говорит Алла. — Что-то получалось, что-то нет. Но приехали сюда уже более-менее «подкованными», потому что понимали: от вопроса питания будет зависеть успех всего начинания. Мы не используем никаких химикатов, пестицидов и искусственных удобрений. Картофель, чеснок, помидоры выращиваем под соломой. Сами посмотрите, какого размера они вырастают. Многие чиновники, которые к нам попадают, просто не верят, что это может быть в Беларуси. Люди из городов об этом знают, идут к нам с просьбами продать «чистое» зерно, травы, специи, овощи.
Начинаем экскурсию по усадьбе с кедровой аллеи, каждое дерево на которой символизирует кого-то из членов рода. Несмотря на то, что эти растения не особо распространены в Беларуси, фермерам удаётся не только вырастить их, но и получать плоды. Из семян кедра также можно отжимать полезное масло. Рядом есть и свой питомник, в котором подрастают молодые деревца.
Следующая остановка — на медоносных полях прямо за домом. Здесь фермеры высаживают два вида культур: фацелию и донник. Кроме того, что эти растения дают нектар пчёлам, они меняют структуру и химический состав почвы, подготавливая её к посадкам зерновых.
Кроме кедров, фацелии и донника фермеры культивируют иван-чай. Это прекрасный медонос, из которого получается полезный горячий напиток.
— Сейчас на иван-чай по­шла мода, но не все знают, как его правильно заготавливать, — рассказывает Алла. — Во время ферментации он не должен соприкасаться с металлом, а многие перекручивают его в мясорубке. Вообще белорусы раньше знали около 300 способов ферментации иван-чая, это наш народный напиток. Мы уже получили документы на продажу органического иван-чая, ферментированного на деревянных дощечках, совсем скоро он должен появиться в гипермаркетах Green.

«Производственных возможностей не хватает»
Перемещаемся на домашний «маслозавод». Здесь находятся два ручных пресса: первый Владислав собрал сам три года назад, второй был куплен за несколько недель до нашего приезда. Новый аппарат удобнее, так как во время работы можно применять не только силу рук, но и ног. Кроме того, он выдает более высокое давление, что позволяет выжать из семян подсолнечника больший процент масла.
— К сожалению, мы мало используем собственное сырьё, — рассказывает Алла. — У нас подсолнечник растёт плохо, особенно в такие нежаркие сезоны, каким был этот. Высаживаем, пробуем получить свои семена, но это выходит нерационально. Поэтому заказываем сырьё из Краснодарского края. Естественно, очень ревностно относимся к поставщику: не только проверяли все документы и сертификаты, но и ездили на поля, чтобы посмотреть, как они выращивают культуру. Зато сейчас уверены в том, что наше сырьё подходит для производства органической продукции. Это же подтверждают и все анализы, которые проходит наше масло, — никаких сторонних примесей в нём не обнаружено.
В деревню семена подсолнечника прибывают большой партией. Во время отжима тару распаковывают, а семечки небольшими порциями пересыпают в льняные мешочки, материал для которых семья закупает на Оршанском льнокомбинате. После этого порция семян помещается в дубовый чан под пресс — ёмкость специально изготавливали под заказ в Нижнем Новгороде. На внутренних стенках, крышке и дне выдолблены специальные канавки для стекания масла, внизу чана — отверстие для стока.
— Изначально пресс мы купили для семьи, чтобы делать кедровое масло, — говорит хозяйка. — Хотели, чтобы детки меньше болели зимой, поддерживали иммунитет. Потом стали пробовать выжимать грецкий орех и чёрный кунжут, ну а в конце концов сделали и подсолнечное масло. Со временем его у нас стали просить соседи и знакомые, людям было интересно попробовать. Особенно его любят наши заграничные гости, которые приезжают отдохнуть в агроусадьбу.
Перед процедурой отжима Владислав переодевается в специальную одежду, прячет длинные волосы и надевает перчатки. Несколько минут ритмичной работы — и на мешочек воздействует пресс с давлением, аналогичным весу в 30 тонн. Через несколько мгновений из чана в глиняный кувшинчик начинает течь тонкая струйка масла. Оно сразу же переливается в стеклянную бутылку с этикеткой «Местное известное» и запечатывается — без использования консервантов за сохранностью продукта надо внимательно следить. Консерванты в производстве не используются, поэтому такое масло не хранится долго — в темноте, сухости и прохладе максимум полгода.
— Green вышел на нас совсем недавно, познакомились с их представителями на одном из фестивалей здоровой пищи, — говорит Владислав. — Сразу начали подталкивать нас производить масло в больших масштабах, по­обещали поддержку — и не обманули. Они сделали дизайн этикеток, консультировали нас в юридических вопросах, в которых мы не очень разбирались. Немного больше месяца назад мы сделали первую поставку — 70 бутылок. Уже через два дня нам начали звонить люди, спрашивать, благодарить. А сейчас даже не хватает «производственных мощностей» — масло раскупают очень быстро. Мы делаем за день примерно шесть бутылок масла по 460 граммов, а сейчас Green заказывает на неделю 100 бутылок в Минск и ещё 30 для Витебска.

Из «отходов» — халва и корм для коз
Семья признаётся, что именно производство масла стало для них своеобразным «стартапом», который заставил задуматься о развитии собственного бизнеса. Совсем скоро в магазины сети поступит иван-чай, который собирают Мишурные, есть идея продажи эковаренья.
— Жмых, который остаётся после отжима, мы также используем, — объясняет Алла. — Содержание масла в нём всё равно достаточно высокое — около 50%, так как мы не используем промышленные прессы и не дробим семена. Отдаём «отходы» соседям, они делают из них домашнюю халву. Также рядом есть небольшое хозяйство, в котором растят коз и делают сыр, — там просили отжатые семена в качестве корма для животных, так как они повышают жирность молока. Ещё купить жмых хотели рыбаки, говорят, это прекрасная наживка.
Семья очень ждёт принятия закона об органическом земледелии, считая, что он поможет им правильно сертифицировать продукцию и составлять этикетки. Да и вообще подтолкнёт развитие экоземледелия во всей стране. В пример собеседники приводят тот же иван-чай — в наших магазинах полным-полно этого товара российского производства, а в Беларуси этот продукт даже сертифицируют с большим скрипом.
— К сожалению, наше законодательство пока не слишком способствует развитию мелких хозяйств, — считает Владислав. — В приоритете такой подход: сначала ты что-то делаешь, а уже потом с тобой разговаривают. Авансов никто не выписывает. Может, это и правильно, но нам это добавляет сложностей. Только сейчас что-то сдвинулось: про поселения Родовых поместий заговорили на высоком уровне, возможно, будет принят закон, который даст нам официальный статус и определённые преференции.
Семья также гордится тем, что может выпускать продукцию под маркой «Сделано в Беларуси», эта надпись на этикетке была для них ключевой.
— Для нас важно, чтобы мы были полезны не только сами себе, но и горожанам, — признаётся глава семьи. — И дело не в масле. Мы готовы поставлять в магазины хлеб, сделанный из выращенных без «химии» зёрен, овощи и ряд других продуктов. Но наша задача-максимум — сформировать поколение, которое будет понимать, что заниматься сельским хозяйством — это нормально. Почему-то в обществе укоренился стереотип, что на селе живут одни неудачники. Надеюсь, что собственным примером мы покажем — это не так.

Ярослав Лысковец.
Фото: Дмитрий Кужальков.
Республика Беларусь.
https://news.tut.by/society/564980.html

Категория: №11(160)2017 | Добавил: winch (16.11.2021)
Просмотров: 10 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2021