Понедельник, 30.11.2020, 01:35Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №10(147)2016

Жизнь как эксперимент

Около пяти лет назад томский предприниматель Андрей Никитин решил переехать на Алтай и жить без электричества, больниц и школ в ближайшем доступе. Его жена Елена согласилась начать готовить без миксеров и мультиварок и мыться в бане. Так семья Никитиных стала ядром нового населённого пункта в Алтайском районе Алтайского края — экопоселения Чачжаевка. В отличие от многих других таких проектов этот не умер в зачатке и развивается в руках обычных людей — без религиозных догм и глобальной общей идеи. Корреспондент altapress.ru побывал там, чтобы понять — как.

Добраться до села Алтайского, потом до деревни Кыркыла, затем повернуть по направлению к туристическому комплексу «Басаргино». Найти слева каменистую тропу вдоль ручья, по которой твоя машина уже не проедет, если это не джип. По тропе пройти пешком около 1,5 км — и увидишь холмистую долину с редкими небольшими постройками, окружённую лесом. Эти холмы на территории 100 га и есть Чачжаевка.
Такой населённый пункт на карте Алтайского района не обозначен. Название происходит от «Братья Ча Чжай» (кит. «ча чжай» — в переводе «чайная обитель») — пятнадцатилетней компании по производству и продаже чая, одним из учредителей которой является Андрей Никитин. Друзья предпринимателя в шутку назвали место, где он затеял экопоселение, Чачжаевкой, и имя прижилось.

Для Никитина и его семьи всё началось с выбора, который делает каждый: как и где он собирается жить? В выборе томичей не было религиозных мотивов. Поездив по миру и пожив в городе, они просто решили воплотить давнюю задумку — начать жить на природе и строить всю свою жизнь своими руками. В Чачжаевке это имеет буквальный смысл. Когда земля под поселение была куплена, тут не было ни инфраструктуры, ни домов.
Андрей Никитин, томский предприниматель:
«В таком формате жизни тебе нужно за всё отвечать самому, и мы считаем — это правильно. В современной цивилизации человек — всегда специалист в очень узкой сфере, а все потребности делегирует. За ребёнка отвечает школа, за здоровье — медицина, за еду — магазин, а я — ну, я, например, умею написать компьютерную программу. По нашему ощущению, так жить, с одной стороны, скучно — есть творческое желание уметь больше. С другой — это... неустойчиво. Современная среда неустойчива. То экономический кризис, то ещё что. Еду не привезли в магазин, а ты сам достать не можешь. Отключили отопление в минус 40 — ты насмерть замёрз и т. д. Мы хотели бы стать независимыми от таких вещей настолько, насколько возможно».

Никитины не изолируют себя от города, но считают жизнь на природе более естественной для человека и лучшей для себя. Они решили, что смогут изменить неустойчивый мир, только показав ему пример. И к настоящему моменту сумели найти около пятидесяти сторонников.

Не город
Томская семья ещё до переезда была приучена к походной жизни. Отец Андрея Никитина — гляциолог, который брал его с собой в экспедиции на Алтай. Впоследствии он не раз приезжал сюда по делам и понял, что регион ему по душе.
Друг Никитиных, рефлексотерапевт Егор Лобусов, принимал участие в создании алтайского туркомплекса «Басаргино». По его приглашению томичи приехали, посмотрели на «Басаргино» и поняли, что формат коттеджного посёлка — не то, что им нужно. Однако во время поездки Егор успел показать им пустеющий лог недалеко от села Кыркыла. Паевые земли нужного размера в нём уже были выкуплены одним собственником, оставалось договориться с ним. Как пишет в своей книге «Мы строим деревню» Александр Иванов (житель экопоселения), первые 50 га земли выкупили за 1,5 млн. рублей. Эту сумму собрали сообща первые шесть семей из разных городов России, которые имеют схожие с томичами взгляды на жизнь и пожелали участвовать в строительстве Чачжаевки.

В 2011–2012 годах они приезжали в долину только на лето, чтобы создавать первые общие постройки: баню, кухню, гостевой дом и т. д. Жили в палатках, готовили на костре. Все — городские жители, которые раньше не строили никогда и ничего. Ошибались, переделывали, учились. Этот процесс продолжается и по сей день, но уже с куда большей долей успеха.
Сегодня, чтобы влиться в него, нужно внести плату 200 тыс. руб­лей. Деньги пойдут в общий инфраструктурный фонд поселения, а тебе выделят участок 0,5–1,5 га. На нём можно строить свой дом. Сегодня наездами тут живёт около 20 семей, круглый год — три семьи: Никитины, семья путешественника и писателя Александра Иванова и гончар Рустам Паспаулов с женой Екатериной.
Круглогодичных деревянных домов привычного вида тут не­много. В основном они белого цвета и круглой купольной формы, похожи на большие многогранные грибы. Это летние постройки. Из-за них издалека кажется, что Чачжаевка — городок наблюдательных космических станций. По словам местных мужчин, построить такой дом при наличии готовых досок можно за сутки.
Зимой жизнь среди этих «белых грибов», как в деревне, замедляет ход. Но летом она кипит. Продолжается стройка, идут сбор и сушка трав для чаёв «Братьев Ча Чжай», проходят творческие фестивали, экскурсии и семинары. Сюда не раз приезжали путешественники со всего света. Чачжаевка открыта для посетителей при условии, что гости не будут мусорить, разводить где попало костры и шуметь. Формат «эко» жители Чачжаевки выбрали потому, что он позволяет жить на природе, не нанося ей вреда. Экопоселенцы не сетуют на избыток потребления в городах, а стараются уменьшить вред от него в рамках своего сообщества. Одно из главных местных правил — не использовать никакие ресурсы сверх необходимого.

Не деревня
Возле каждого дома здесь блестят панели солнечных батарей. Протянуть электричество в Чачжаевку несколько лет назад стоило 10 млн. рублей, и жители решили, что смогут обойтись солнечной энергией. Она обеспечивает свет, работу компьютеров и Интернета. От большинства бытовых приборов отказались, иначе солнечные батареи вышли бы дороже электричества. Сейчас в процессе разработки находится использование энергии воды в ручье. Дома на территории отапливаются печками. Для циркулярной пилы, электрорубанка, дрели пока используют бензиновые генераторы.
Чачжаевцы продолжают покупать продукты в магазине, но уже заводят огороды и пытаются внедрять экологические методы обработки почвы. Например, не вспахивают её, а используют для этого передвижные курятники, чтобы частичным рыхлением занимались куры. Конечно, обработку земли химическими удобрениями и ядами тут тоже не практикуют. При этом общественные туалеты в поселении устроены таким образом, чтобы ёмкость для отходов была не в земле, а над ней. Так получается органическое и про­ветренное удобрение.
Естественно, гонка за модой и проблема утилизации старой одежды в поселении не актуальны. Вопрос другого мусора сегодня решается так. Во-первых, его сортируют: органический идёт в компост; то, что можно сжечь, сжигают в особой печи и т. д. Во-вторых, пластиковые упаковки пока вообще не выбрасывают — копят. По словам Андрея Никитина, устройство по измельчению пластика дорого стоит, и пока вопрос экологичного избавления от него в разработке.
Экоправила — единственные жёсткие законы в поселении. Тут никому не указывают, во что верить, что есть и как жить. По мнению Никитина, в этом нет нужды: люди, которые не будут близки по духу местному сообществу, вряд ли вообще захотят сюда пере­ехать. Устав Чачжаевки — в процессе написания, все решения в поселении сегодня принимаются на общих собраниях. Официального «главного» нет. Но неофициально многими процессами руководит Андрей Никитин (видимо, потому, что является самым организованным в общине, в основном состоящей из людей творческих профессий).
Жизнь здесь — один большой эксперимент, говорят местные. Первые пять лет — только начало.
Андрей Никитин, томский предприниматель:
«Мы пытались сформулировать какую-то основную идею поселения, но не смогли этого сделать. Мы не знаем чётко, как должно выглядеть поселение через 10 лет. Но есть ощущение, что мы на верном пути, и каждому здесь ясно, чем он займётся 
завтра».
Жить в поселении намного дешевле из-за меньших трат, чем в городе: не надо платить за услуги ЖКХ, лишнюю одежду, часть продуктов. А на нужды здесь зарабатывают по-разному: кто-то продаёт книги, кто-то гончарные изделия, кто-то работает через Интернет. Интернет здесь также используют для того, чтобы общаться с единомышленниками в России и за рубежом, изучать их опыт. По словам жителей, ничего нового в Чачжаевке не изобрели: все методы давно работают, осталось ими овладеть.
Всем этим экопоселенцы в корне отличаются от жителей окрестных деревень.
«Зачем нам поросёнок, если мы не едим мясо? Зачем нам корова, если нам не выпить столько молока, сколько она даёт, а работы с ней очень много? Нужен ли нам огромный огород? Да по большому счёту нет, — пишет в своей книге Александр Иванов. — Но в это же время мы мечтаем о телескопе и библиотеке. О мастерской. О пруде. Мы едем в путешествие в любое время, когда этого захотим. Может быть, если бы мы выросли в деревне, то думали бы сейчас о другом. Но мы, по-видимому, всё равно остаёмся городскими... которые решили жить на природе».

Новая среда
Дом Никитиных — около 70 кв. метров. На втором этаже сливаются в одно пространство кухня, спальня и гостиная. Елена ставит на маленький столик из деревянного сруба мёд, яблоки, вазочку с цветами, травяной чай. Свет из большого окна заливает двух детей, играющих в шашки на полу неподалёку. Семилетний Артём Никитин громко учит игре своего товарища помладше, Валентина. Играет Чайковский.
Артём сейчас вряд ли осо­знаёт, что на самом деле он — главная причина создания Чачжаевки.
«У нас с женой трое детей, две дочери сейчас в последних классах школы, — рассказывает глава семьи. — Наша цель здесь — создание альтернативной среды в первую очередь для них. Мне всегда хотелось, чтобы мои дети были ко мне ближе (а не видеться с ними только по вечерам, как бывает в городах). Хотелось бы также изменить социопсихологическую атмосферу в мире, которая сегодня не очень хорошая: все со всеми конфликтуют. Чтобы изменить мир, нужно менять людей. Но взрослых изменить нельзя, можно только детей. Это единственное, на что стоит тратить усилия».
Все дети отца-основателя Чачжаевки учились в Вальдорфском детском саду, после чего перешли в школу Монтессори. Но даже этим заведениям зачастую всё равно приходилось подчиняться правилам Минобразования, которые ломали их форму преподавания.
Андрей Никитин, томский предприниматель:
«Например, методика Монтессори подразумевает небольшое количество детей в классе — но работа в рамках госучреждения этого не позволяет. А наша школа располагалась внутри муниципальной. Альтернатива — формат частной школы с очень высокой платой за учёбу, на которую не согласятся томичи. Когда на класс из 30 человек приходится один учитель, то, конечно, он не сможет уделить каждому ребёнку достаточно времени. Это же банальные вещи».
Никитины пришли к выводу, что ребёнок должен воспитываться вдали от давления рекламных и культурных шаблонов города. Когда вырастет, будет волен сам решать, как дальше жить, но базу Никитины хотят заложить в него сами — через семейное образование. Закон предусматривает такой формат. В рамках его дети могут учиться по любой программе дома. Главное — сдать в школе «нормативы», стандартные экзамены. Математик по образованию, Андрей Никитин планирует изучение теории разных дисциплин в экопоселении параллельно с практикой. География, геометрия, биология — путешествия, строительство, прогулки в лесу.
Он не считает, что жизнь в Чачжаевке опаснее, чем в городе, где детей воруют, а переход через дорогу каждый день может завершиться гибелью. Что касается медицины, то в поселении многие обучены основам первой помощи, есть аптечки. Проблемы адаптации горожан, переезжающих сюда, связаны не с потерей доли комфорта и доступа к больницам. Как говорят те, кто успел тут позимовать, сложности возникают скорее при столкновении с самим собой и семьёй. Здесь вы постоянно один на один, нельзя на что-то отвлечься, как в городе. А внутренние проблемы всюду следуют за тобой, в том числе и в Чачжаевку. Андрей Никитин считает, что учиться разрешать такие конфликты и жить в мире — один из главных уроков его новой жизни.
Артём — первый ребёнок школьного возраста в Чачжаевке, а пионерам всегда непросто. Но всё же его родители считают, что расти здесь для него лучший из вариантов. Такого же мнения придерживаются и в семье путешественника Иванова. Там двое малышей. Оба родились в Чачжаевке.

Факт
Землю в Чачжаевке дают не в собственность, а на основании безвозмездной безвременной аренды с правом наследования. Владеет ей само экопоселение (юридически это в процессе оформ­ления). Это сделано для того, чтобы защитить целостность территории. Опыт других таких поселений показал, что некоторые могут купить землю, но так и не переехать. При праве владения в таком случае земля может пустовать или на ней и вовсе построят что-то, чего не должно быть в экопоселении.
Ближайшая к Чачжаевке деревня находится в 3 км, ближайший магазин — в 7 км.

Что изменилось за год в единственном экопоселении на Алтае
За год в поселении почти не появилось новых объектов: жильцы работали над теми, что уже были созданы. Зато численность Чач­жаевки выросла, в том чис­ле за счёт рождённых в поселении детей.
Андрей Никитин: 
«Наверное, главное, что мы смогли привнести в нашу жизнь, — большее понимание наших целей. Это позволило и лучше выстроить текущие дела. Мы приняли на вооружение новую интересную систему самоуправления «Социократия» и сейчас учимся её эффективно использовать. Вообще вопрос самоуправления и принятия решений в сообществах, подобных нашему, является одним из ключевых и часто становится «камнем преткновения». Мы наконец приняли решение о целенаправленном увеличении количества жителей поселения, и это почти сразу дало результаты: если прошедшую зиму в поселении провели три семьи, то в грядущую мы ожидаем пять-шесть семей зимой. Кроме того, в статусе кандидатов в поселенцы находятся ещё две семьи. Зимой 
2016 года у нас в поселении родилась девочка, это третий ребёнок, рож­дённый в Чачжаевке. Следующего малыша мы ждём в ноябре 2016-го. Мы практически не строили новых объектов, но много занимались обустройством уже построенных. Наконец дошли руки до внутренних работ в общем доме и куполе травников, обустройства дорог и других общих объектов. В целом наш образ жизни не изменился, и мы этому рады, так как этот образ выстраивается очень осмысленно и планомерно. Мы только улучшаем, оттачиваем его».

Татьяна Крикун.
Алтай.
http://altapress.ru

Категория: №10(147)2016 | Добавил: winch (10.11.2020)
Просмотров: 10 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2020