Воскресенье, 06.12.2020, 00:49Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №10(147)2016

Возрождение утраченных растений, или Лесосады неолита

Только представьте: утро, вы выходите из своего дома, а в вашем Родовом поместье растут 70-метровые деревья. Шестиярус­ный лесосад дарит изобилие плодов круглый год. Под крупной лещиной ещё с прошлого года лежат орешки-фундучки, а над лещиной нависает изменчивый дуб, кидающий вниз не горькие, кисловатые жёлуди, из муки которых иногда по праздникам пекут блинчики. Ещё выше вырос восточный бук, частично закрыв дубу свет солнца. Этот 50-метровый гигант к осени сбрасывает буковые орешки — излюбленное лакомство детства — поджаренные чинарики. Рядом — обвитое актинидиями, лимонником и вьющейся жимолостью самое старое дерево в поместье, 40-метровое, — 4000-летнее гингко. Растёт оно поодаль от места частого обитания семьи, так как плоды его, специфические орешки, не все люди из рода сего понимали. Хотя и вкусные они, но запах оболочки неприятен. Росли в то время и гингковые лианы. 

За гинкго поднимаются огромные 60-метровые деревья орехов гикори и чёрного ореха, способного лежать на траве, не портясь, до трёх лет.
Поодаль растёт небольшая куртина пятихвойной кедровидной сосны Ламберта, вот это величие — пятиметровые стволы в диаметре! Высажена ещё далеким прадедом сосна скоро достигнет 80-метровой отметки. Она также ежегодно одаривает сосновыми орешками, выпадающими при раскрывании полуметровых шишек, и сладкой живицей. Между соснами затесались старые тисы со сладкими ягодами. 
На закисленной иголками поч­ве прекрасно чувствуют себя брусника, голубика и черника разных видов. В других частях поместья есть и трёххвойные орехоплодные сосны, и двуххвойные, и даже однохвойная, скорлупка орешков которой легко разламывается от нажатия пальцами. 
Тыква декоративная оплела сокодающие клёны и берёзки. 
С южной стороны довольно большого водоёма находится старый сад. Там есть не только старые 150-летние яблони и груши известных сортов и ныне (народная селекция), но и мушмула, унаби, джида, кизил, боярышник, сладкие рябины и калины, жимолость, абрикосы, персик, вино­град и даже хурма. А сколько разных слив и вишен и тернослива с алычой. 
Растёт в саду поместья сладкий сердцевидный орех, окружённый шефердией, шелковицей, гумми, бузиной, иргой и годжи. Это сегодня годжи — экзотический плод, а ранее он в каждом подворье был, даже поговорка была коза-дереза. 
Весной поместье расцветало. Цвели пышным цветом магнолия, тюльпановое дерево, миндальный орех, хурма, но всё-таки взор останавливался на цветении чекалкина ореха, весной его неописуемая красота сменялась к осени вкусными плодами, падающими на землю. Конечно, в то время названия пород были другими, и ксантоцерасом его никто не звал. 
Колодный мёд был соткан пчёлами сплошь из экзотов: нек­тара съедобного каштана, реликтовых катальп и бархата и лип, конечно, цветущих в разное время. Колод было около десятка из разных пород дерева, были дубовые колоды, из ясеня, но больше из нейтральной липы. 
В том лесосаде почва очень плодородною была, огромное число микроорганизмов и бактерий помогало расти деревьям, насыщало жизнь почвы всей гаммой микроэлементов, и оттого деревья вырастали большими, а помогали им грибы. Грибное царство в лесосаде, своё грибное царство почти круглый год, перечис­лять их виды, наверное, нет смысла, обилие большое. 
Представили? Такой лесосад смог бы прокормить в пищевой цепи от тигра до тиранозавра. Люди питались со скатерти-самобранки, пищи было изобилие круг­лый год. Большой нужды не было возделывать землю для закладки огорода, но многие высаживали семена овощных культур, сеяли в том числе и репу. Хотя трудно представить её значение в таком лесосаде. 
Но что произошло? Куда всё это делось? Где старые большие деревья? Где плодородный четырёхметровый слой? Откуда появились поля, где мы сегодня рас­тим злаки? И почему всё чахнет над златом?
Что за катастрофа постигла планету и последовавшая за ней деградация населения? Почему землю стали перепахивать, убивать бактерии, грибы, загрязнять химикатами и при этом кичиться урожайностью? В каком огне мог погореть лесосад неолита? И что за воронки остались на планете диаметром по 50 км? Куда делось былое биоразнообразие Руси? Не оттого ли в сказках остались лишь яблоня и репка? 
Почему стало много пустынь с выжженной почвой? Почему в пустынях много воронок, характерных для термоядерных взрывов? Почему сооружения старше 200 лет ориентированы на старый Северный полюс, находящийся в Гренландии? Что произошло, что изменило местоположение полюсов? И почему во многих городах заилены первые этажи зданий: завалены илом и песком? Кто стоит за этим? Кто изгнал людей из райского лесосада неолита? 
Цифры высоты деревьев, которые привожу в описании пород, не выдуманы, есть и сегодня уцелевшие старые деревья. Находятся они на западном побережье Северной Америки, в Центральной и Южной Америке. И сегодня растут гигантские, до 120 м, вечнозелёные секвойи, секвойядендроны до 100 м, сос­на жёлтая, туя складчатая (крас­ный западный кедр) и кипарис нутканский (жёлтый аляскинский кедр) до 70 м высотой. То, что осталось после неизвестных событий 200-летней давности. И это при сегодняшнем низком атмосферном давлении. А до образования 50-километровых воронок давление было больше, что увеличивало теплоёмкость воздуха, делая климат мягче; не было большой климатической разницы в низинах и на высоте; субтропики доходили до полярных кругов. Поэтому деревья росли дольше и выше. Есть сведения о спиленных 160-метровых деревьях уже в XX веке. 
На территории европейской части России находят следы произрастания метасеквойи, секвойя­дендрона, разных видов юглансов, гингки и т.д. Может быть, 6-метровыми стволами секвойядендронов заколодивалась дорога от Чернигова до Киева на пути Ильи Муромца?
Так что же нам делать сегодня? Продолжать жить в системе, построенной врагами человечества, и тем самым принимать участие в окончательном убийстве планеты или заняться реинтродукцией — возрождением былого? Пусть каждый выберет сам свой путь. 
У меня растут берёзовые врата, символ первичной сукцессии, начального этапа возрождения планеты. Врата как вход во вращение. Род, жизнь, движение. Движение по спирали, вращение. Есть вспомогательные центры (кол) вращения: колодец и колоды. Есть питомник редких и исчезающих видов, создан влагоудерживающий ландшафт, заносится микориза, микрофлора из оставшихся малых посадок деревьев, в планах занести микроэлемент селен. Поэтому есть все предпосылки к возрождению утраченного. Чего и вам желаю!

Олег Перетятько
Радужное у Медведицы,
Волгоградская область
pechnik­do@rambler.ru

Категория: №10(147)2016 | Добавил: winch (10.11.2020)
Просмотров: 14 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2020