Воскресенье, 06.12.2020, 00:29Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №10(147)2016

Про «Город Солнца», куузику и пчёл, выбирающих разнотравье

В нашем крае Амурский район — пока единственная экспериментальная площадка глобального проекта «Дальневосточный гектар». И, как оказалось, народ очень даже им интересуется. В теории мы о нём читали и слышали много. Но, как говорится, лучше один раз увидеть. Мы увидели. И убедились, что движение-то набирает скорость, а обладатели земельного участка взяли его вовсе не по мимолётному желанию. 

Участок выбрали... пчёлы 
Амурчанин Александр Талеркин занимается пчеловодством уже три года. Когда-то его дед и отец держали пасеку. И, закончив службу, отставной военный вспомнил былые навыки и решил возродить семейный бизнес. 
— Сначала мы были здесь незаконно, я хотел взять землю в аренду, но как-то не получалось — просили огромную, неподъёмную для нас сумму, — рассказывает Александр Викторович. — А когда вышел этот указ про дальневосточный гектар, нам в течение трёх дней всё сделали. Сложностей с оформлением вообще не было, я даже не ожидал. Ничего было не нужно, с меня только паспорт потребовали, чтобы убедиться, что я — это я. Я с компьютером не очень дружу, мне всё оформили девчонки в администрации района и практически на следующий день уже позвонили: приезжайте, забирайте документы. Приехал — всё готово, спасибо им. Теперь на этот участок у меня есть все документы и договор. Пока всё это абсолютно безплатно, я ни копейки не выложил и в течение пяти лет платить не буду. 
Талеркин с напарником брать гектар не стали, взяли половину — надо брать по своим силам, считает пасечник. «Участок же надо обрабатывать, — говорит он. — Для пасеки гектара много. А на будущее, если дело пойдёт, мы будем расширяться». 
Место, кстати, выбрали сами пчёлы: понравилось им именно здесь. Возил Александр Викторович ульи на один участок, на другой... — нигде не стали они брать мёд. А это разнотравье пришлось по вкусу. 
— Здесь самое оптимальное место для пчёл, лёт хороший. И высокого качества мёд, очень ароматный. Я хочу, чтобы всё у меня было официально и по закону, уже сделал санитарный паспорт на пчёл. Мёд по знакомым пока продаю, сослуживцы бывшие берут, говорят, вкусный. Имидж мне уже создали. Затраты окупаемы, если правильно вести дело, но у меня пока не хватает опыта. В среднем получаем где-то 60–70 кг мёда с улея, а у нас их 20. Хотя в этом году с мёдом плоховато. Через год-два будет прибыль, а пока мне надо с банком рассчитаться — брали ссуду под ульи... 
Строиться капитально на этом месте Талеркин пока не планирует. Пасека у него «под прикрытием» — сосед-фермер рядом живёт, приглядывает. А то и медведь может подобраться к угощению, да и появление лихих людей с плохими намерениями тоже не исключено. С одной стороны, то, что до пасеки добраться тяжело, это благо, а с другой, дорога бы не помешала. Пока это только направление. Может быть, что-то изменится, когда рядом появится ещё десяток-другой единомышленников Александра Викторовича. 
— Закон говорит, что если компактно расположены двадцать и больше участков, то тогда по заявлению этих граждан органы местного самоуправления обязаны оказывать им содействие, — комментирует заместитель главы администрации Амурского района по экономическому развитию Павел Боровлёв. — Но не прописано, что мы должны давать деньги. Деньги мы даём юридическим лицам. Он по существу фермер, но обращается к нам как гражданин, физическое лицо, и помощь ему оказывают как гражданину. А если он предприниматель, тогда начинает работать программа по предпринимательству, если фермер — работает программа по сельскому хозяйству, для коренных малых народов своя поддержка может быть. Есть поддержка крестьянско-фермерских хозяйств, есть грантовая поддержка. Для неё должны быть законодательно определены условия. 
Что же касается «гектарного бума», то впереди у людей, решивших взять землю, пять лет практики и раздумий. 
— Чтобы человек остался на земле, закрепился и зарегистрировался, — продолжает Павел Михайлович, — он должен вести заявленную деятельность: пасека — значит, занимайся пчёлами. И в течение четырёх с половиной лет работает на пасеке и фотографирует: где-то с пчёлами в обнимку, где-то строит ульи... Своего рода делает отчёт и потом направляет его в уполномоченный орган. Если там нет сомнений, тогда человек через 4,5 года заявляет право на собственность или аренду этого земельного участка и становится полноправным хозяином. 

Жизнь одна, и прожить её надо на своей земле 
Идеи интернет-продюсеров Романа Иноземцева и Филиппа Гриценко из Комсомольска-на-Амуре пока выглядят некой утопией. Этакий «Город Солн­ца» Томмазо Кампанеллы на современный манер: ветроэнергетика, солнечные панели, органическое земледелие, червеферма, туризм, своя школа и даже киностудия... Парни занимаются, как они выразились, «организацией организации» и, судя по всему, имеют в этом деле успех. Первый грант в размере 60 млн. рублей уже есть. Друзья-единомышленники — тоже, хотя пока они всё же активнее в Интернете. 
— Мы хотим сделать кооперативное поселение по подобию территориально-общественного самоуправления, — рассказывают ребята о своём проекте. — Это новое образование, на межселенной территории между Омми и Эльбаном. Хотим там взять 250 га. 
Мы примерно уже понимаем про каждый гектар, что именно там будет производиться, какая продукция, какая будет выручка. Это будет аграрно-производственный кластер и туристическая рекреационная зона. А вообще проект рассчитан на полторы тысячи гектаров, он объединяет все первичные районы Дальнего Востока. У нас есть анкеты для потенциальных резидентов, которые хотят с нами быть, мы рассматриваем и взаимодействуем с ними через Интернет и предлагаем им какие-то варианты. В одиночку трудно что-либо сделать, поэтому и нужен кооператив, надо только вместе, сообща.
Всё уже работает. Проект мы рассчитали до 2035 года. Первым шагом будет строительство постоянного жилья. От государства нам не нужно ничего, у нас есть парт­нёры. На первые три года грантовая поддержка 60 млн. рублей, а дальше ещё будет. Предусмот­рены средства частных инвесторов. Коммуникации, сети, строительство распределительной внутренней сети за счёт ветрогенераторов, солнечных панелей — всё это мы уже просчитываем. По Интернету уже есть договорённость, канал нам кинут. 
Весной в Приморском крае мы уже посадили маш и нут — культуры, которые растут в Азии, и они очень хорошо себя здесь показали. Собрали урожай и сейчас ждём сюда посылку — откроем здесь семенную библиотеку, чтобы обмениваться, будет безплатный обменный пункт. Создадим свой банк семян. Пробуем термокультурные способы выращивания, органическое земледелие без всякой химии. 
У нас есть планы для детей, парки, школа, наши друзья поставят там студию. Есть договоры с КнААПО — они будут привозить к нам своих лётчиков-испытателей на летний период, размещаться у нас. Ещё есть специальный предпринимательский проект: используя морские контейнеры, мы построим молодёжные хостелы. Будем приглашать сюда детей, безплатно предоставляя им жильё, а родители будут платить за себя. Еда будет органическая — сами выращиваем, без отходов, которые идут на переработку, будет червеферма, чтобы выращивать биоудобрения. Это бренд-проект, который привлечёт сюда туристов. Много разных предложений. 
На вопрос, зачем им это нужно, Роман ответил философски: 
— Надо начинать что-то делать. Жизнь-то одна... Просто система управления меняется, мир движется вперёд, и идеи нужно реализовывать на земле, где мы родились. 

Отясов и Ко
Кочегар из Эльбана Константин Отясов в хорошем смысле кулак. Он сам говорит, что жилка собственника у него в крови: когда-то его отец самый первый в селе обзавёлся личным трактором Т-40. И хозяйство у них было всегда, и скотину держали, и за землю держались. 
— У меня был участок рядом с домом, но мало, меня это не удовлетворяло, — рассказывает Константин Борисович. — Когда эта программа «Дальневосточный гектар» появилась, я её несколько раз прочитал в Интернете и говорю: «Дед, смотри сюда, хорошая программа, землю дают!» А тесть у меня просто молодец, он меня всегда поддерживает, Александр Герасимович Фирсов, ему 79 лет. Он сначала не поверил, потом почитал и сразу сказал: «Берём!» Мы вообще семьёй подумали взять четыре гектара — на меня, тестя, жену и сына. И я поехал в администрацию. Меня отправили в МФЦ, на портале госуслуг зарегистрировался, и всё. Выбирай участок, ставь четыре точки, и он твой! Всё само сделалось, никуда ходить не надо было, вообще прелесть. Очень удобно.  
Участок свой Отясов выбрал не случайно: место светлое, когда-то там были дачи, ныне заброшенные. От дороги тоже осталось одно название. Хорошо, трактор, хоть и старенький, но выручает. Но место «по душе». Как и работа, с землёй связанная. 
— Все привыкли жить «с магазина», — по-хозяйски рассуж­дает Константин Борисович. — А мы уже как-то «с магазина» поднаелись. У нас, когда наводнение было, смыло всю картошку, и мы остались без неё. На китайской посидел и сказал: да я лучше пять дач посажу, но со своей картошкой буду! Через пять лет оформ­лю землю в безвозмездную собственность, и она уже будет моя, я буду настоящий собственник. Буду платить налоги государству: имею землю, значит, должен платить. Само собой! Мне бы вот ещё 20 гектаров сенокосов дали в моё веденье: у тебя пашня есть — на тебе ещё под сенокосы, занимайся, держись за Дальний Восток! 
— Правильно сделано, что программа на пять лет, — продолжает Отясов. — Мы не успеем за два года всё показать. Нынче один кусочек земли, на следующий год добавим больше, разработаем ещё, потом посмотрим. Тяжеловато, конечно, сорная пока земля, «целик» уже. Вспахать вспахали, фрезой прошли, разбили корни... Посмотрим: где земля плохонькая, мы там овёс посеем, он тоже уйдёт на корм. А посадили пока на пробу самые неприхотливые культуры: куузику на корм животным, кукурузу, тыкву, картошку, немного капусты. Навозу немного положил, и всё выросло. Думаю, что-то мы в этом году возьмём. Урожай пойдёт для себя в основном, мы держим скотину, у нас две тёлочки полуторагодовалые, пять поросят, куры. Часть картошки, может, людям продадим, уже спрашивают... 
Вот и посмотрим, как мы справимся, сколько сумеем сделать, чтобы земля не пустовала, чтобы росло на ней, какие ещё посадки сделать, по земле определимся — может, оставим три, а может, и четыре гектара. Там видно будет. 

Марина ДЕРИЛО.
«Тихоокеанская звезда».
https://toz.khv.ru

Категория: №10(147)2016 | Добавил: winch (10.11.2020)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2020