Пятница, 24.11.2017, 08:28Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №10(075)2010

«Ой, козлятушки вы, ребятушки...». Простыми словами о непростых причинах счастливой и несчастливой жизни

За написанное готов ответить по самому большому счёту, в самых высоких инстанциях. Оно написано моей совестью, моим сердцем и моей жизнью. Написано живым языком смысла, не мёртвой программой формы. Написано родным и любимым — дочери, сыну и внуку с огромными и прекрасными, как мир, глазами. Написано отцом, который до конца своих дней в ответе за тех, кого привёл в эту жизнь.

Мечтаю завести у себя на усадьбе коз. Вот и искал в старых подшивках «Приусадебного хозяйства» различный опыт козоводства, подбирал подходящий. И неожиданно суть содержания коз позволила ясно увидеть корни нашей счастливой и несчастливой жизни.

Как выглядят и что всасывают эти «корешки», мне и хочется рассказать всем, кому это интересно. Но сначала выдержки из писем людей, поделившихся своим животноводческим опытом.

«Козлят воспитываю под козой, поэтому из них вырастают крепкие, здоровые животные. Они спокойны, дружелюбны… И всё это я приписываю тому, что в раннем детстве они воспитывались под своей мамой… Козлятам хорошо в сарае с родителями… Многие опасаются подсосного способа воспитания молодняка. После, считают, не отучишь от вымени матери. Моя же практика показывает — отучить можно». (Н. Андреева, № 2 за 1992).

«Интересуюсь, как он выращивал козлят. Подсосным способом. Однако козоводы, применяющие этот способ, сетуют, что потом козлят от вымени не отучишь. А Ярославу Викторовичу и тут коза помогла. Она сама отбила выросший молодняк». (И. Никитина, № 2 за 1993 г.).

Фотография Ярослава Викторовича показала мне главное в содержании животных: для кого козы — не скотина, а друзья, для того они и стараются.

Под козой козлята вырастают крепкие, здоровые. Козлятам хорошо вместе с родителями.

И тут подумалось: «А ведь большинство людей тоже выросли и растут, как козлята без матки…».

Давайте ещё раз пройдём — обычной тропинкой нынешнего детства.

Вот мы — маленькие, дошколята, смотрим на родителей ясными глазами чистой совести. Мы счастливы и здоровы, пока в семье живёт любовь. А потом… мы долго плачем и тянем ручки к родителям, не желая оставаться в детском садике.

Потом никак не можем понять, почему вдруг стали должны, обязаны учить и делать то, что нам неинтересно, что не нравится? Почему живость нашего характера школьный учитель называет «плохое поведение»? Почему смеются над теми, кто не похож на всех?

Тому, что было у нас в раннем детстве, самому необходимому в жизни — умению прощать и не обижаться, умению пожалеть и порадоваться не своему счастью, умению без корысти делиться, дружить и любить — всему этому мы повторно учимся сами и отнюдь не в школе.

Затем, благословлённые родителями «во солдаты», мы торжественно присягаем свято (!) соблюдать законы, наказывающие предательство, но позволяющие торговать тем местом на Земле, где у костра задушевно пелось нашими юными дедушками и бабушками, где с вершины холма любовались округой и друг другом наши родители, где с радостным визгом купаются в речке наши загорелые ребятишки. Это место — «врагу никогда не отнять», но, по нашей Конституции, можно купить…

Мы торжественно присягаем свято соблюдать законы, награждающие отпуском — за убийство и осуждающие за то, что не убил сбежавшего из зоны. Не врага, а человека, который живёт нежными воспоминаниями и не видит к ним обратной дороги.

Мы клянёмся строго выполнять приказы командиров и начальников и по приказу обязуемся сбросить бомбу на головы людям, обязуемся застрелить любимого кем-то сына, отца, мужа, брата, выполнив свой (?) воинский долг. Клятву мы подтверждаем личной подписью. После этого за невыполнение приказа нас ждёт тюремный срок до 5 лет, за уклонение от службы — до 7 лет.

Мы выживаем в армии, став жёсткими и жестокими — «матёрыми», и несколько лет после службы возвращаемся в человеческий облик.

Как только появляется возможность — мы уходим от наших несчастливых родителей и всеми силами молодости строим свою счастливую жизнь. Но увы — по родительским чертежам… А раз чертёж один, то итог строительства так же печален.

Кто-то из нас приспособился и жил, как все — без любви, лишь бы сытно было. Ругая других, кто-то нашёл «громоотвод» в близких, кто-то — в далёких. Кто-то укорачивал безрадостные годы табачной, алкогольной и наркотической отдушиной. Кто-то усиленно постился, крестился и выпрашивал. А кто-то упорно искал счастья себе и детям и старался не повторять своих ошибок и ошибок родственников.

Как только появляется возможность — мы уходим от наших несчастливых родителей и всеми силами молодости строим свою счастливую жизнь. Но увы — по родительским чертежам… А раз чертёж один, то итог строительства так же печален.

Кто-то из нас приспособился и жил, как все — без любви, лишь бы сытно было. Ругая других, кто-то нашёл «громоотвод» в близких, кто-то — в далёких. Кто-то укорачивал безрадостные годы табачной, алкогольной и наркотической отдушиной. Кто-то усиленно постился, крестился и выпрашивал. А кто-то упорно искал счастья себе и детям и старался не повторять своих ошибок и ошибок родственников.

Кто жил «в невнятной надежде, не ныл о судьбе, лучшее храня в себе, кто не струсил и вёсел не бросил», в тех неслыханная информация книг Владимира Мегре согрела сердце, обрадовала мысль и попросила «продрать колтун на ресницах». Эта информация подтвердилась собственными ощущениями, наблюдениями, догадками и жизненным опытом. Она всё соединила, дополнила детскими и взрослыми секретами, подождала, пока «впитается», и предложила выбор: доживать по-прежнему, завещав детям свою судьбу, либо заложить основы счастливого будущего своих детей и хотя бы к концу жизни услышать слова: «Папка! Дедушка-а-а! Как хорошо, что ты есть! Как хорошо, что ты смог это сделать!»

С этими словами к нам вернётся искренняя любовь и признательность самых родных и дорогих людей. Обязательно вернётся, когда можно будет сравнить — не позволяющую жить по совести ни в городе, ни в деревне современную жизнь — с другой жизнью.

Эта «другая» жизнь негромко постучала к нам в двери и тихо спросила: «Можно войти?»

В этой «другой» жизни слышно, как падает снег. Как стучит «молоточек» дятла. И гудит летящий жук.

В ней видно звёздную дорожку на ночном небе.

В этой жизни можно попить из речки, где малявки щекочут ноги, а весною — плавают льдины.

В ней пахнет смолистыми дровами, свежим хлебом и уютно греет печка.

Там повернёт живую мордашку симпатичный козлёнок, телёнок или жеребёнок, потянувшись к твоей доброй, искренней улыбке.

В этой жизни, на сенокосе, обнимет тихонько жена, подкравшись сзади, положит доверчиво голову на плечо. А в скошенной душистой траве кувыркаются ваши малыши и поглядывают украдкой старшие ребята. Нахлынет нежность… — не расскажешь словами! И польётся из души песня, от которой затихают птицы…

Ах какие дети захотят родиться от этой нежности!

Кто познал такое — будет без приказа, до последнего вздоха защищать его.

Современный образ жизни иссушил родник этой нежности и породил воинскую обязанность и присягу. Ведь кому-то надо защищать эту поддельную жизнь, которая денежным галстуком сдавила горло. И тем, кто не брал взаймы, кто просто родился и радовался жизни, приходится отдавать воинский долг.

Границы и «воинский долг» возникают после нарушения древних законов счастливого бытия, заповеданных нам далёкими предками в старинных преданиях, сказаниях, легендах и былинах.

Чтобы возможной стала жизнь вопреки этим законам, стародавний эпос старательно скрывался, уничтожался и искажался впоследствии. Поэтому то, что дошло до нас, стало неинтересно читать, а если смотреть глазами влюблённых, то и неприятно.

Например: былинные богатыри стали гордыми, заносчивыми и жестокими. Хотя сила всегда была добродушна. Иначе разве Бога Ты Рь (рука)? Скотским стало обращение с верным другом — конём. Бросается в глаза немудрость героев, их наученность святыми угодниками. Во всём подчёркивается внешнее богатство. Ручейки радости счастливых людей, слитые в реки народных праздников: прихода весны, окончания посева, завершения сенокоса, уборочной страды, начало прибавления дня — Новый год, и т. д.— заменены пьянкой-гулянкой на пирах. Даже старинный певучий язык не может восполнить пустоту сюжетов. Любовь из подменённых текстов исключена вовсе.

Как белое от чёрного отличаются древние притчи, воскрешённые в книгах Владимра Мегре, от дошедших до нас «былин». («Сотворение», притча «Два брата»; «Родовая книга», притчи: «В каком из храмов Богу быть», «Самое лучшее место в раю» и «Самый богатый жених».

Попадаются малоискажённые и неискажённые образцы эпоса. Но с них приходится «соскабливать» научёное клеймо — «утопия» или — «утопическое построение общества». Их необходимо «очищать» от грязи последних столетий, среди которой они напечатаны. Их самородки нужно «отмывать» своими радостными, восторженными чувствами, своим интересом.

Однако скорбить об утрате древней мудрости не стоит. Ведь рядом с нами всегда люди, живущие по этим заповедным законам! Живут они не в лесах, не в монастырях. Чистота мыслей позволяет им не стесняться своей наготы. Стыд просыпается, хочется выглядеть и быть лучше при этих людях. Ведь они ещё не понимают причин нашего криводушия…

Да, эти люди — наши дети дошкольного возраста! А древние законы жизни мы ощущаем прибором немыслимой точности — своей совестью! Со-весть, совместная или собирательная весть.

— В одном как можно воссоединить всё разрушающее и созидающее всё?

— Противоположные энергии сначала сбалансировав в себе.

(В. Мегре, «Сотворение»).

Совесть — это анализатор энергетического равновесия бытия.

— Все доказательства, все Истины Вселенские в каждой душе людской сохранены навечно. Неточность, ложь не могут долго жить. Душа их отвергает.

(В. Мегре, «Сотворение»).

Истина, истина, поесть — на, кушать возьми. Помните, у К. Никольского: «Ночные песни птицы вещей мне стали пищей для души»!

Но отчего же и когда мы забываем про эти истины, про эти законы?!

Действие, вынуждающее забыть о них, называется Воспитание детей.

Начинают его наши родители, шлёпая нас по попе и гладя по голове, говоря нам, что «это полезно и питательно», что «это не нами придумано» и что «все так делают». Затем детский садик, школа и армия, этим же методом, отняв у нас родительскую любовь, постепенно заслоняют нашу совесть полноводным течением общественного мнения. Мы перестаём верить собственным чувствам и «плывём по течению», как наши родители, как те, которых показывают по телевизору, о которых говорят по радио, пишут в газетах и интернетах. И блестящий безстыдный фантик конфеты несчастливой жизни, с идентичным натуральному ароматом, мы выбираем сами. Взрослых нас уже можно не бить и даже не хвалить. Просто дать или не дать деньги, как медведю в цирке — конфетку, и мы, не думая, выполним приказ, изобретём атомную бомбу или поцелуем… Как все.

Но от денег не надоишь парного молока, как от маминой коровы. С денег не падают свежие запашистые сливы, яблоки и абрикосы, как с дедушкиных деревьев. Без денег мёд на зиму соберут дедушкины пчёлы. Нет тепла бабушкиных рук в магазинных варежках и носках. Не знали любящих отцовских ладоней покупные кровати и табуреты. Не жеребится маленьким тракторёнком наш трактор. Не будет радостно подпрыгивать и лизать нам руки, при нашем появлении, наш автомобиль. А когда нам грустно, не свернётся у нас на коленях мурлыкающим калачиком наш компьютер. Не развеет печаль, не подарит лесной и таёжной благодати — казино. И звёзды — не отдадут свою нежность тем, кто её продаёт.

Достижения нашей науки смывают румянец со щёк и радость из глаз. И уже к окончанию школы начинает срабатывать сигнализация боли. Наша электроника разрушает информационную структуру воды и вдохновенным чувствам всё труднее добираться к нашему сердцу по «водным каналам Венеции» в клеточках нашего тела. Нам уже не хочется задумываться и что-то всерьёз менять. Мы всё больше походим на своих домашних животных. Только у них душа не болит. А мы, спасая душу, — царапаем тело, то «курятиной», то малыми, то большими «градусами».

Кто-то кричит нам, до предела натянув горло: «Нет, ребята, всё не так, всё не так, ребята!!!», «Ради гнёздышка грача не рубите сгоряча, не губите!!!».

И «подняв свои полные вёдра задумчивых глаз», кто-то, ради наших детей, до срока сжигает свою жизнь раскалёнными строчками запредельных чувств…

Приходит время, и мы начинаем понимать, что можно купить еду, одежду, квартиру,… даже землю чьей-то Родины… Но тепла души, к которому прижимаются наши дети, которым обнимаются наши руки и целуются наши губы, — за деньги не купишь. Живой огонь этого тепла не зажжёшь зажигалкой «Виагры». Этот вольный огонь живёт в нашем сердце, пока оно слышит законы совести.

Точнее будет, если назвать их — не законы, а основа жизни, её гармоничное равновесие, естество.

Многие произведения искусства, литературы, кино, многие песни показывают эти жизненные основы, хранящиеся в нашем сердце. Помните, о несправедливом расстреле, у В. Высоцкого: «Взвод дружно выполнил команду, но был один, который не стрелял»; «Верю в тебя, дорогую подругу мою. Эта вера от пули меня тёмной ночью хранила»; «Отчего гармонь поёт? Оттого, что кто-то любит гармониста»! И т. д.

Неприятны современные перепевки таких песен, принижающие в них то Святое, без которого не смеётся и не поётся, не рифмуется и не рисуется. А скольким — не живётся?

Без этих святых основ научные издания и школьные программы скучны и холодны, как покойники. Само слово «свято» говорит: «Свет это».

НО МЫ ВСОСАЛИ С МОЛОКОМ МАТЕРИ — ЧТО «НЕЛЬЗЯ ЗА ФЛАЖКИ». МЫ ПОВЕРИЛИ В ТО, ЧТО БЕЗ ДЕНЕГ НЕ ПРОЖИТЬ И НЕ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМИ. И ДЛЯ МНОГИХ ДЕНЕЖНАЯ ФАЛЬШИВКА СЧАСТЬЯ СТАЛА СВЯТОЙ, ЗАСЛОНИВ СОВЕСТЬ.

Меняются правители и правительства, как усталые игроки на хоккейной площадке жизни. Но не меняется смысл игры. Ведь мы, зрители, жаждем лишь денежные шайбы в ворота нашего кармана…

Мы пишем на раскалённой печи, что открывать её голыми руками — это мужественно, это воинский долг, это закон, и отправляем сыновей на войну, — за денежный ошейник, доставшийся нам в наследство.

Всё у нас, как у людей. Мы тоже — в одиночестве, седеем и стареем от горя, убеждаемся в том, что современная жизнь — это капкан. И начинаем упрекать Создателя, Бога нашего. Мы снова ищем виноватого…

— Что такое Бог, Анастасия? Есть ли Он? Если есть, то почему Его никто не видел?

— Бог — это межпланетный Разум, Интеллект. Он находится не в единой массе. Половина Его во внематериальном мире Вселенной. Это комплекс всех энергий. Вторая половина Его частичками рассредоточена на Земле, в каждом человеке.

(В. Мегре, «Анастасия»).

Чтобы мы не перекладывали вину на других и не прятались за всех или за Бога, чтоб научились творить и отвечать за то, что натворили, — жизнь, личная и общественная, может изменяться только по нашему желанию, совместным творением Божественных половин. «По щучьему велению, по моему хотению…».

Ведь творить можно разное. Можно целовать, а можно стрелять. Можно спеть колыбельную, а можно заставить плакать над солдатским цинковым гробом.

«Чужим языком конфетку не попробуешь». И чтобы мы ощутили разный «вкус» своих творений, Создатель целовал вместе с нами и стрелял, пел с нами и плакал. И всё остальное — тоже с нами! Всё то, от чего краснеем стыдом, о чём не хотим вспоминать, а вспомнив… — стараемся поскорее забыть, курим, пьём в запой, колемся. Лишь бы совесть не мучила.

Но, «подлечившись», мы вновь завязываем свой денежный галстук и опять кусаем конфету несчастливой жизни, развернув фантик социализма, а сейчас — демократии…

Конечно, во рту слаще не станет от слова «мёд».

— Знание истин не в произношении их, а в образе жизни.

— А какой образ жизни характерен для наиболее знающих истину?

— Счастливый.

(В. Мегре, «Звенящие кедры России»).

Родовая усадьба наших предков, о которой рассказал Мегре,— это то место на Земле, где люди жили и могут жить с чистой совестью, во взаимной любви, независимо от денег. Сокращённо — рай. В родовых усадьбах всему и всем было хорошо. Рукотворное природное окружение таких усадеб живым зеркалом отражало внутренний мир хозяев, их привычки, понятия и мечты. Внутренний мир своих владельцев отразили натуральные хозяйства недавнего прошлого и показывают наши современные хозяйства. Поэтому так далеки они от рая…

Мы досыта наелись начинки несчастливой жизни, из пористой выгоды, растёртой безответственности и хрустящих крошек обмана, покрытой сладкой помадкой удовольствия, с цельным ядром гордыни внутри, таким прогорклым, что даже спиртово-денежная прослойка не спасает от горечи.

Книги Владимира Мегре помогли вспомнить о начинке счастливой жизни, с натуральным вкусом хорошо перемешанных совести и любви, с сердцевиной из участка земли-кормилицы и стабилизирующими добавками из чистого воздуха и чистой воды, покрытой толстым-толстым слоем независимости.

Сейчас каждый из нас месит начинку собственной жизни.

Не надпись на обёртке — «Указ Президента» или — «Постановление Правительства», а эта ЛИЧНАЯ СМЕСЬ КАЖДОГО определит вкус конфеты будущей жизни народа.

То, чего больше будет в этой «конфете», усилится в квадратной степени нашим Создателем согласно формуле энергии объединённого сознания: Е = m·C2, где m — усреднённая сила духа1 человека (или животного, или того, кто наделён духом), а С — количество единомышленников, стремящихся к единой цели.

Если святыми для большинства окажутся — гордыня, эгоизм, безответственность и деньги, то по воле нашего выбора увеличенное, это «оледенение души» нарушит равновесие в геофизическом сердце планеты, и «Титаник» нашей жизни встретится с айсбергом.

Если святыми останутся основы бытия — совесть, любовь, ответственность за все свои дела и достаток, то умноженной волей общего желания в правительства придут люди, которые не будут «штукатурить потолок после каждого дождя, а заменят шифер на крыше». Другие люди придут потому, что думать и поступать по-старому — станет неприлично, смешно и безпонтово, то есть не модно.

Так действует энергия объединённой мысли — былинный богатырь Святогор.

А пока он лежит в гробу нашего неверия в свои силы, заколоченном ядрёными гвоздями наших привычек, суеверия и лени, окованном цепями нашего ЛОЖНОГО ОБРАЗА СЧАСТЬЯ.

С-часть-е, Создателя часть есть.

Этот ложный образ с виду очень похож на настоящий, как похожи ложные опята — на съедобные… Ложный образ счастья показывает себя нашими мыслями, стремлениями и делами. Он сквозит интонацией дикторов радио и телевидения, низостью телепрограмм и песен. Заставляет плакать детей, брошенных в детском садике, и пенсионеров — родителей, забытых этими детьми. Он выключает настоящее взаимное чувство, внезапно наткнувшись на тюремные наколки.

Вершины его декораций — власть, богатство, слава — отрывают юные сердца от родных деревень и отправляют в университеты и академии. В мышеловках его зарплат, комфорта и почёта гордый ум гения изобретает стрелялки и взрывалки, тщеславный талант актёра показывает благородного киллера, и наши мальчишки придумывают себе костюм убийцы (!) на Новогодний праздник…

Этот образ не ждёт милостей от Природы, он отламывает их вместе с веткой и спиливает вместе с деревом, как собака, кусающая руку вместе с протянутым куском хлеба… Руками любящих отцов он каждый год губит сотни тысяч самых красивых живых ёлочек-малолеток. Отстреливает ценных пушных друзей, чьё предназначение — любить человека и преданно ему служить.

Чтобы в нём не разуверились сразу, этот подложный образ обвиняет всегда других и порождает месть, погромы, крестовые походы, революции и войны. Воплощая нашу слитую и преумноженную мысль нашими руками — руками «лунатиков», с крестиком, свастикой, звёздочкой и т. д.

Яркие запоминающиеся проявления этого образа бывают на концертах рок-групп, когда усиленными в квадратной степени чувствами девушки бросают любимым певцам своё нижнее бельё. Мы не представляем большего счастья, чем телесная близость со своими любимыми.

Однако близость тел без взаимной любви оставляет после себя лишь пепел опустошения и несчастливых детей… А Любовь…— сгорает на безстыдном костре секса и умирает на денежной цепи. И вместо Святогора-богатыря гуляет по материкам выбранная нами Нежить, творящая слёзы, насилие и хвори, разъедающая техническим прогрессом нашу маленькую уютную планету, уменьшающая жизнь человеческую вдвое-втрое…

НАД НАШЕЙ МЕЧТОЮ, НАД НАШЕЙ СВОБОДОЙ ВЫБОРА ДОРОГИ К СЧАСТЬЮ, НЕ ВЛАСТЕН НИКТО. ПОЭТОМУ ИСТИНЫ, КОТОРЫЕ МЫ СЛЫШИМ, ВИДИМ И ЧУВСТВУЕМ, РАЗБИВАЮТСЯ О ЛЕДОКОЛЬНЫЙ НОС НАШЕЙ ОБМАНУТОЙ2 ВЕРЫ.

Мечта, меч-та, она — меч. Свобода, сво-бо-да, своё Богом данное.

Подобно японской электронной игрушке «Тамагочи», мы растим ненастоящего щенка по имени «Счастье». Как живой, этот щенок хочет пить, есть, гулять. Скучает без внимания. Не получая всего этого — плачет и может умереть. Но когда он вырастает, оказывается, что мы зря вставали по ночам, чтобы «сводить его на улицу посикать», и все наши неигрушечные заботы о нём — впустую. И зелёный светофор нашей жизни вот-вот сменится жёлтым, а потом — красным…

Но. НО! Если запрягли, то — поехали?!

Желание многих — без обиды задуматься о том, отчего же нас «никто-никто не любит, не ждёт, никто не поцелует и к сердцу не прижмёт», — сдует крышку с богатырского гроба, как луковую шелуху.

Массовое осознание причин собственного счастья и несчастья — наполнит жизнью богатырское сердце.

А общенародные дела, из личной жизни убирающие всё, что печалит наших ненаглядных, самых лучших маленьких мудрецов, дела, созидающие то, что не покупается и не продаётся, но возвращается с такими процентами, которые не снились ни одному банкиру, — эти общие дела пойдут богатырской поступью по стране, по планете.

«Нам не дано изменяться немедля, как хочется». Потому что «когда изменяемся мы — изменяется мир».

Только тогда, по нашему хотению — по «щучьему велению», в средствах массовой информации начнут говорить о Божественном происхождении жизни,3 об отсутствии смерти,4 о настоящей истории человечества.5 Обо всём том, что меняет нашу ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННУЮ МОДЕЛЬ СЧАСТЛИВОЙ ЖИЗНИ — НА ЕСТЕСТВЕННУЮ, а с нею и нашу несчастливую жизнь — на счастливую.

Прекратится перевод часов, нервирующий детей и взрослых целую весеннюю неделю.

Насильственные присягу и воинский долг, вместе с офицерами, не умеющими ладить с людьми без дубины, приказа, заменит добровольное, почётное высокооплачиваемое право защищать Родину.

Школа станет местом увлекательного познания счастливой жизни и будет развивать самостоятельность мышления, чувствознание и не будет отключать интуицию и смеяться над индивидуальностью. Программистами школьных программ станут дети. И с нашей родительской помощью выберут для себя самую интересную персональную программу обучения и учителей, каждый выберет — для той жизни, о которой мечтает, для которой родился.

Тогда станет немыслимо продавать и покупать землю чьей-то Родины, где человек невидимыми корнями взаимных чувств, как пуповиной, связан с окружающей Природой.

Отомрёт налог на кормящую грудь Матери-Земли, и будет у каждой семьи свой безплатный кусочек, необходимый для долгой и счастливой жизни.

Пособия и субсидии, воспитывающие паразитов и попрошаек, превратятся в помощь на покупку семян, саженцев и постройку домика, своего родового гнёздышка.

Президенты, губернаторы, главы и мэры перестанут болеть от людской ругани. Потому что правительства, постепенно, передадут решающее слово и ответственность за решения — советам старейшин по месту жительства.

Рядом с маньяками и преступниками юриспруденция «посадит на скамью подсудимых» их родителей и современный образ жизни. Право судить будет возвращено высшему судье — своей человеческой совести, в зонах, позволяющих её слышать. Такую зону описал Владимир Мегре в книге «Энергия жизни», глава «Зона будущего». Это возвращение заодно сделает счастливее и продолжительнее жизнь работников юстиции. Суд, с-уд, это совместное ужение (удить рыбу). Судьба — с Создателем совместное ужение.

Тогда распределители госбюджета обрадуют свой народ безплатным электричеством, направив научную и конструкторскую мысль на выпуск электрогенераторов для частных домов, работающих от вечных двигателей тестатики, подобных тем, что более 20 лет вращаются в Швейцарском городе Линден. Плавно заменят уголь, нефть и газ в энергетике и на транспорте эти генераторы и сделают безсмысленным строительство плотин ГЭС, прогибающих искусственными морями кору Земли, и строительство атомных электростанций с их опасными отходами. Эти домашние источники энергии позволят людям обживать неэлектрифицированные удобья. Множество живых локаторов планеты — деревьев эти генераторы сберегут от сжигания в печах. Древесные антенны нужны Земле, чтобы улавливать всю радугу чувств и мыслей, необходимых для радостного и приятного, вкусного и ароматного, прекрасного Лада-счастья.

Тогда пугать перестанут людей непознанной защитой живой Природы, которая, оберегая от бездумного нарушения разрезами и шахтами, охраняет геофизические аорты своего тела Горной Девой и человеческой ненавистью Алтайской трагедии, описанной в романе Петра Драгунова «Лузгень» («Абакан литературный», №1 и 2 за 2004 год).

Прекратится «за грехи людские плата от заката до восхода — грома грозные раскаты, непогода, непогода…». Счастливые песни людей отразятся вечной, нетребующей ремонта, самовосстанавливающейся системой жизнеобеспечения человека — Природой, и вернутся эхом смягчённого климата, прекрасной погодой и отсутствием стихийных бедствий.

И многое ещё будет.

Только тогда, КОГДА В ОБЩУЮ ФЛЯГУ ЖИЗНИ КАЖДЫЙ ПОЛОЖИТ ЧАЙНУЮ ЛОЖЕЧКУ МЁДА, А НЕ ДЁГТЯ. По просьбе своего сердца положит. Ведь безсловесный язык сердца понимают люди любой страны, понимают животные и всё живое. Его родной голос может только просить и, как все влюблённые, никогда не будет приказывать.

 Пока тебе 13 лет, сынок, не ленись думать своей головой в школе и дома. Познай то, что интересно тебе, и постарайся жить по совести. Если ко времени твоего призыва в армию ты решишь служить за совесть, не за страх, и не станешь принимать присягу, нацеленную на защиту политического строя, но не РОДины, в этом случае я буду рядом с тобой в дни присяги и после — сколько понадобится.

Доченька, пусть не через год, не через пять лет, но я сниму денежный ошейник. Сниму навсегда, чтобы не было его у внучат. Помогут в этом, пока ещё маленькие, «дошколята» с зелёными листиками и иголочками, выросшие из семян, косточек, орехов и желудей. И подсобят — четвероногие друзья.

А пока… — в дневник судьбы Любовь поставила нам оценки, прозвенел звонок, и окончился очередной урок в безконечной школе жизни.

 

Евгений Беденко. Хакасия с. Анчул

Категория: №10(075)2010 | Добавил: winch (20.11.2015)
Просмотров: 149 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017