Пятница, 03.12.2021, 22:27Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №09(158)2017

Как противостоять технологии «Окон Овертона»

Расчеловечивание как конечная цель, сделать нормальным и обыденным то, что раньше было невозможным или запретным по соображениям простой человеческой морали — вот суть технологии под названием «Окна Овертона». Наглядный урок этой безчеловечной методики преподнесли… сотрудники датского зоопарка, убившие и расчленившие жирафа Мариуса в виде шоу и даже анатомического театра для детей.



Технология «Окон Овертона» основана на базовых слабостях практически любой личности. «Прелесть» этой технологии в том, что она работает даже при её осознании. Обычно манипуляции перестают работать, как только вскрывается её подлинный смысл. В данном же случае воздействие на подсознание возникает через базовые потребности человека.
Я бы описал основные рычаги давления на человека так:
1) толерантность,
2) эвфемизм,
3) принадлежность к стае,
4) иллюзия авторитета,
5) законно — значит правильно.
«Окна Овертона» основываются на базовых потребностях человека, которые в пирамиде Маслоу занимают с 2 по 4 ступени.
Вот эта «пирамида Маслоу»:
1. Физиологические потребности: голод, жажда, половое влечение и т. д.
2. Потребность в безопасности: чувство уверенности, избавление от страха и неудач.
3. Потребность в принадлежности и любви.
4. Потребность в уважении: достижение успеха, одобрение, признание.
5. Познавательные потребности: знать, уметь, исследовать.
6. Эстетические потребности: гармония, порядок, красота.
7. Потребность в самоактуализации: реализация своих целей, способностей, развитие собственной личности.
В связи с тем, что эти потребности практически никогда не удовлетворяются в полной мере и навсегда, они с лёгкостью становятся объектом манипуляции в отношении практически любого человека.
Толерантность даёт возможность вводить в обиход любые, даже самые отвратительные мнения. Самое интересное, что в описании толерантности (Википедия) кроме терпимости есть и ещё одно определение — добровольное перенесение страданий. Именно это определение подходит к тем людям, которые готовы мириться с противоположными им взглядами, точнее, навязыванием им этих взглядов как их собственных. 
Потребность в принадлежности и уважении заставляет нас отказываться от своих взглядов, опасаясь вызвать агрессию и недовольство у оппонента.
Эвфемизмы являются обязательным составляющим звеном для преодоления внутреннего сопротивления. Грубо говоря, это спасительная палочка, которая помогает установить внутреннее равновесие между собственными и совершенно противоположными ценностями, навязанными извне. Например, в нашей культуре на смену грубому слову «педераст» (от др. греч. παις — «дитя», «мальчик» и ραστής — «любящий», то есть «любящий мальчиков») приходит более нейтральное слово «гей». А фразы «мой знакомый гей» и «мой знакомый педераст» имеют совершенно разную эмоциональную нагрузку.
Принадлежность к стае является совокупностью потребностей — безопасности, принадлежности к обществу и потребности в уважении. Каждый человек, выступающий перед публикой, делая презентацию, говоря тост в большой компании, знает, насколько сложно порой выдержать эти несколько минут, когда все взгляды обращены именно к нему. Если вы имеете такой опыт, вспомните о нём, пожалуйста. А теперь представьте, что вам нужно высказать своё несогласие со всеми этими людьми — уважаемыми и не очень, друзьями и просто знакомыми, начальниками и подчинёнными. При этом несогласие важно выражать, не используя эвфемизмов, иначе вы не донесёте точного смысла, а наоборот, ещё больше всё запутаете. Лично я редко встречал людей, способных на такие поступки.
Иллюзия авторитета снова является возможностью примерить свои собственные взгляды, уже отчасти навязанные извне. Если внутри меня есть холодок несогласия, «авторитет» с готовностью бросает мне спасительную палочку, принимая ответственность на себя. При этом мне достаточно иметь самые общие представления о самом «авторитете». Речи о том, чтобы узнать информацию о самом человеке или обществе, совершенно не идёт, мы просто радуемся, что он (оно) взял (о) на себя неподъёмную ношу наших терзаний. В последнее время за «авторитетом» не оказывается даже персоналий. Всё чаще мы слышим — «учёные открыли..., психологи утверждают..., сторона заявила…» и т. д.
Законность является верховенством принятия чуждых норм. «Отныне я имею право упрекать остальных в том, что они не согласны со мной». Таким образом компенсируя в себе то, что остаётся не свойственным моей личности. Чем больше я буду обвинять других в отсталости или провокации, тем сильнее голос противоречий, находящийся внутри меня. Знаменитый психиатр К. Г. Юнг считал, что фанатизм — это признак подавленного сомнения. Человек, действительно убеждённый в своей правоте, абсолютно спокоен и может обсуждать противоположную точку зрения без тени негодования. В случае насаждения чужих ценностей полного убеждения не происходит, сомнение приходиться подавлять за счёт убеждения окружающих. Законность даёт полное право так поступать.

Самое страшное последствие данной технологии в том, что человек теряет гармонию, получая вместо неё безконечные внутренние споры и терзания, потому что, насаждая эту технологию, никто не задумывается о том, чтобы сделать счастливым самого человека. Цель технологии — получить новый, нужный вектор развития.
После достижения результата масса людей вынуждена поддерживать иллюзию принятия чужих ценностей. Люди всё меньше и меньше остаются людьми, теряя связь со своими корнями и культурой. Другими словами, человек из крепкого дерева превращается в перекати-поле, становясь таким же сухим и уязвимым.
Пример этому мы можем найти в высоком уровне суицида в развитых странах. Люди, живя с комфортом, не начинают чувствовать себя более счастливыми, платя за него человечностью.
Мой знакомый, который вырос на голливудских фильмах и глянцевых журналах, всегда мечтал иметь большой загородный дом с двухместным гаражом, бассейном и винным погребом. На пути к этой цели ему пришлось много работать, пережить сердечный приступ и онкологию, с которой он до сих пор борется. При этом постоянная занятость по 12 часов в сутки отдалила его от семьи. Жена, испытывая обиду, но не смея его упрекнуть, сфокусировалась на детях, пытаясь там добрать то тепло, которого ей так не хватало. Дети без контроля отца, чувствуя власть над матерью, становились всё более циничными эгоистами. В конечном счёте он построил дом, о котором мечтал, но уже через полгода признался, что отдал бы всё ради возможности вернуться на 8 лет назад, туда, где их семья была так счастлива, живя в двухкомнатной квартире, проводя вместе выходные, праздники и отпуск.
Социальный статус, общественное признание, комфорт и безопасность сами по себе не ведут нас к счастью и не являются обязательными его атрибутами. Они являются и должны оставаться средством достижения, а не самой целью. А разочарование приходит, когда за ними стоит пустота.

Прежде всего, противостоять можно, отказавшись от попытки всегда и везде быть «нормальным», таким, как все. В тот момент, когда «индивидуальное» сменяется «нормальным», мы автоматически передаём собственный контроль в чужие руки. В лучшем случае стремимся быть удобными для окружающих, а в худшем — попадаем под целенаправленные манипуляции. Именно культура, нравы, обычаи и устои предков помогают обрести свою индивидуальность. Интеграция этого в современную жизнь помогает не отрываться от собственного наследия. Я не призываю слепо следовать давним традициям, а лишь помнить, хранить и уважать их.
Понятие «толерантность» использовать только как «терпимость», в противном случае необходимо защищать свои границы. Например, вполне приемлемо выслушивать о европейских гей-парадах, но отказываться принимать официальные гей-браки в собственной культуре, где основным противоречием могут выступать культурно-христианские ценности и традиции славян.
С эвфемизмами и подменой понятий лучше всего бороться, выделяя истинный смысл информации. Если это «картинка» из телевизора, то попробуйте повторить то же самое, но называя всё своими именами. Если это человек, который с вами спорит, то перефразируйте его слова, не прибегая к эвфемизмам. Работает очень отрезвляюще даже для самого человека.
С принадлежностью к стае сложно бороться, да и не нужно. Важно понимать, где действительно «моя стая» и разделять её с помощью границ или рамок. Например, фразу «Наше общество не настолько демократично, чтобы разрешать однополые браки» попробуйте перестроить с учётом своих интересов: «Демократия — это волеизъявление народа и, возможно, именно однополые браки не настолько подходят нашему обществу, чтобы стать частью нашей культуры».
Авторитетное мнение в большинстве случаев рассеивается в пух и прах, как только мы задаёмся вопросом: а кто же такой этот авторитет и заслуживает ли он доверия без социальных регалий?
Например, если вы видите специалиста, выступающего по телевизору, о котором у вас нет информации кроме той, которая указана внизу во время выступления, просто задумайтесь о его словах. Изменилось бы ваше мнение, если то же самое скажет сосед или коллега? Если авторитет становится «капитаном очевидности», то в чём же суть его выступления? Повторить с умным видом то, что вы говорили 20 минут назад со своими сотрудниками по пути домой? Если всё же вы услышали что-то новое, стоит задуматься о выгоде самого авторитета. Помните, что ему необходимо заслужить ваше доверие, как бы он себя ни называл.
Стоит ли законность принимать как высшее признание? Думаю, на этот вопрос в нашем государстве будет однозначный ответ. Добавлю только своё наблюдение, которое развеяло мой личный миф о государстве как форме заботы о людях. Я специально подобрал неполитический пример. Когда Польша присоединилась к ЕС в 2009 г., зарплаты бюджетников резко упали по сравнению с ценами на продукты. В новостях показывали репортаж о забастовке пограничников. Вполне понятно, что люди, проходящие службу, не могут просто не выйти на работу. Они поступили иначе — начали выполнять все процедуры, указанные в инструкции. Казалось бы, здорово! Люди наконец-то делают то, что от них требуют. Только очереди на границах выросли в 6 раз. Получается, что сама государственная система построена так, что ей невозможно следовать, не преступая закон, оставляя узенькую лазейку для помилования или наказания на своё личное усмотрение.
Я постарался описать противостояние технологии «Окон Овертона» как на государственном уровне, так и личном, для каждого отдельного человека. Весь смысл этой статьи укладывается в заключающей фразе Джозефа П. Овертона: «Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей».

Евгений ХАВРЕНКО.
https://nstarikov.ru/blog/38367

Категория: №09(158)2017 | Добавил: winch (12.11.2021)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2021