Воскресенье, 17.02.2019, 19:02Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №09(134)2015

Новая Швейцария

Они живут на скалистом участке в лесу, сознательно отказались от электричества и водопровода, называют себя чистильщиками планеты и призывают окружающих последовать их примеру.

В один из дней в редакцию «Псковской правды» заглянул пскович Александр Раяпу. Мужчина пообещал рассказать о «единственном пути к независимости России» и показать этот путь на конкретном примере. Его друзья и соратники в деле создания Родовых поместий, Фёдор и Светлана Швабы, 10 лет назад построили дом в лесу неподалёку от Изборска, переехав из Швейцарии.

Мы, конечно, сразу отправились на место.

Из России

Основатель российской ветви семьи Швабов когда-то приехал на заработки в богатую Российскую империю из нищей страны, лежащей где-то между горами и озёрами. Когда его правнук Фёдор с семьёй вернулся в страну предков, то оказался слишком русским, чтобы вынести ровную и упорядоченную швейцарскую жизнь. Уже 10 лет прошло с момента возвращения пары из Швейцарии, и Фёдор туда с тех пор ни ногой. А вот Светлана регулярно летает к детям и родившимся уже в Европе внукам. Собственно, из-за детей семья и предприняла свою первую попытку миграции.

Фёдор и Светлана построили дом в лесу под Изборском по особому проекту — без воды и электричества. Цюрих они разглядывают теперь только на карте.

— Мы жили в Иркутске. Когда уезжали в 1996 году, у меня уже было швейцарское гражданство, оставалось только получить паспорт, — рассказывает Фёдор.

Дело в том, что гражданство Швейцарии передаётся по мужской линии, и годами ранее туда уже выехали родственники, именно они внесли россиян в родовую книгу — такие пишутся и хранятся с незапамятных времён в деревне, где живёт швейцарская часть рода. По приезде в Швейцарию Фёдору, его супруге и трём детям быстро оформили гражданство.

— В Иркутске было голодно, дети часто болели, — продолжает Фёдор. — Перед самым отъездом на моих глазах убили женщину. На улице бандиты стреляли по кому-то в автомобиле, а пуля отрикошетила в неё. Поэтому первое моё ощущение от Швейцарии — полная безопасность.

Интерьер оформлен руками хозяев-художников. В этом доме даже печка — произведение искусства.

Повестка в армию старшему сыну пришла уже в Швейцарии. Но на призывном пункте юношу завернули домой: «Подучи язык и через год приходи». На этот год юноше вновь пришлось сесть за школьную парту, несмотря на почти оконченное в России художественное училище. По следующей повестке молодой Шваб опоздал, и семью наказали штрафом.

— Там всех учат штрафами, — вспоминает Светлана. — Опоздал к назначенному времени в социальную службу — штраф. Грибов в лесу можно собрать только килограмм, как и наловить рыбы. Взял больше — штраф. Леса в привычном нам понимании нет. Дорожки с указателями, всё расчищено, каждое дерево как после парикмахерской, на специально отведённых площадках даже лежат дрова для шашлыков. Разве ж это лес?

Из швейцарской армии срочников распускают на выходные по домам. Отношение призывников к армии и службе иллюстрирует небольшой пример: когда юного Шваба поставили во главе под-разделения, тому пришлось уговаривать (!) каждого «бойца» при установке медицинской палатки. Юноше предлагали остаться в армии, но он предпочёл строить гражданскую карьеру.

На своём участке Швабы посадили кедр как напоминание о позапрошлой жизни в Сибири.

Старшим Швабам в профессиональном плане на новой родине повезло. Он — архитектор, она — художник-дизайнер. С таким багажом даже думать нечего было о работе по специальности. Однако фортуна улыбнулась: куратор Швабов из социальной службы оказалась дочерью художника. Чиновница помогла Светлане найти работу по специальности и по душе. За десять лет, проведённых на новой родине, женщина смогла сделать неплохую карьеру. «Ты, Светлана, можешь стать шефом», — говорило руководство, но она выбрала иной путь.

— Сначала меня спросили, что я умею делать. Я начала загибать пальцы. На меня смотрели, будто я вру. В их представлении не может быть такого, чтобы один человек мог и картины писать, и покрывала шить. У каждого узкая специализация, ты можешь быть хорош только в чём-то одном. Там вообще кажется, что находишься внутри какого-то макета страны. Маленькое всё. Застройка дом в дом, задыхаешься. Я первое время ходила и на людей натыкалась, так мне там тесно было. Швейцарцы не ощущают себя счастливыми, они испытывают страх за своё будущее, следовательно, их образ жизни не является примером для человека.

Не выдержали русские швейцарцы такой жизни и решили возвращаться в Россию. «Мы поняли, что это богадельня, — заключает Фёдор. — Очень хорошая, чистая, классная, но богадельня».

 

В Россию

За 10 лет, проведённых в Швейцарии, Швабы не потеряли связи с Россией. Как раз в это время на их первой родине появились книги Владимира Мегре, предлагающего своим последователям вернуться к корням, к земле, вести естественный образ жизни, создать своё Родовое поместье — место для комфортного обитания всей семьи, целого рода. Светлана говорит, что взгляды Мегре смогли пробить брешь даже в менталитете коренных швейцарцев. Например, в детских садах стали выводить детей на прогулку не с игрушками, а просто наблюдать за природой.

Светлана и Фёдор променяли швейцарские горы на изборские скалы.

— В Швейцарии мы состоялись, пробились, смогли занять свою нишу, — отмечает Светлана. — Но свой кусочек Родины там сложно создать, именно поэтому мы и вернулись. Наш образ жизни отличается от обычного деревенского тем же, чем наш президент Путин отличается от любого другого президента, чем авторская школа отличается от обычной.

Человеку непогружённому сложно понять всю суть философии Родовых поместий. Как объясняет Александр Раяпу, со старыми дворянскими усадьбами их роднит только название. Человек посторонний на первый взгляд увидит людей, выступающих за жизнь на земле из поколения в поколение. Участок для усадьбы должен быть не менее гектара, его засаживают растениями разных видов. Обязательно высевают немного пшеницы, сажают кедр, обустраивают пруд.

Светлана и Фёдор обустраивают своё поместье в лесу неподалеку от Изборска у деревни Каменки. Они выбрали это место осо-знанно. «Поехали туда, откуда начиналась Россия».

 

Лесной быт

Дом, в котором живут новые помещики, не оборудован электричеством и водой — специально. Солнечный свет поступает внутрь через полупрозрачную крышу и большие окна. Швабы говорят, что в их доме темнеет поз-же, чем у соседей из деревни. Талая и дождевая вода заменяет им водопровод. Заряжать мобильный для связи с детьми и ноутбук ходят к соседям.

Деревенские жители смотрят на своих «немцев» (так их кличут местные, чем их немного обижают) с лёгким недоумением. Что это, мол, они вместо картошки и яблонь сажают дубы и липы? Скотину не держат. Живность русские швейцарцы заводить не торопятся, хотя Светлана время от времени ходит помочь в хлев одной из соседок. Правда, подоить корову она пока не решилась.

В Швейцарии Швабы жили в деловой столице страны Цюрихе. Много путешествовали. Побывали в небольшом городке, где почти каждый житель носит фамилию Шваб, — отсюда когда-то выехали предки Фёдора.

— Нам повезло, что мы оказались в Швейцарии и увидели, куда ведёт путь к достижению «демократического благополучного общества», — в тупик. Вот это является главным аргументом. По-
этому, когда появились книги Владимира Мегре, мы уже были готовы действовать. Именно для детей произошла наша вторая интеграция, — утверждает пара. — Я уверена, что многие эмигранты готовы вернуться в Россию именно по этой причине.

У нас две Родины, уж так получилось, и время от времени род распределяется, соединяя два государства, стирая границы.

Себя Швабы ощущают чистильщиками планеты и призывают других присоединяться к своему образу жизни.

— Мы слишком увлеклись технократическим путём развития и уничтожили живую среду обитания человека, — считает Светлана. — А австрийский аграрий Хольцер восстановил 45 га природы, где раньше было безжизненное пространство. Много людей по всему миру помогают предотвратить экологическую катастрофу. Наш гектар находится в центре бывшего карьера по добыче гипса, среди мусорных свалок, зарастающих водоёмов, больных деревьев. Всё вокруг требует приложения сил и любви человеческой. Люди, присоединяйтесь!

 

Кстати

В 2008 году заместитель начальника УФСИН России по Псковской области Александр Бородай предлагал использовать Родовые поместья для содержания и перевоспитания заключённых:

— Возьмём, например, 100 человек, осуждённых пусть на 10 лет. Селим их на участке в 100 гектаров, выделив каждому по гектару земли, на котором есть дом. Общий участок обносим, как положено, колючей проволокой и охраной. И весь свой положенный срок человек живёт на земле: сажает лес, сад, огород, разводит животных, общается с родственниками. Всё это очищает его душу. Настолько, что по истечении срока нам нужно будет просто убрать колючую проволоку. Одним населённым пунктом станет больше, а сотней преступников меньше.

Юлия Шарипова.
Фото Андрея Степанова.
http://pravdapskov.ru

Категория: №09(134)2015 | Добавил: winch (13.02.2019)
Просмотров: 4 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2019