Воскресенье, 24.09.2017, 20:36Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №09(098)2012

Из дневника пасечника...

Декабрь 2011-го. Прошло ещё два года, как пчёлы живут у меня в поместье. Хочется оглянуться назад, подвести ещё одну черту под итогами этих лет.

Многое за это время изменилось. Прежде всего, моё отношение к пчёлам и к их жизни. Меня действительно «зацепила» эта тема. Видимо, прошёл мандраж и неуверенность в руках и появилась ясность в голове. Я действительно всем сердцем переживаю за пчёл, всё более удивительной кажется мне их жизнь, всё чаще я сижу у летка или просто между ульев и наблюдаю за ними. Много информации и литературы я перечитал за это время. Всё это вылилось в мою семинарскую деятельность, пока более чем скромную, но взаимно обогащающую меня и семинаристов.

  

Если брать практическую сторону, то за это время пасека выросла до 10 ульев (летом), мёд уже продаю, и нам остаётся. Купленные в прошлом году столярные станки позволяют делать ульи более качественно, а самое главное — позволяют делать рамочки (чего я раньше делать не мог). Да и сами ульи совершенствуются в деталях. Последний год я начал делать улей с увеличенным подрамочным пространством. Это существенно улучшает зимовку. Из инвентаря — появилась переделанная медогонка под высокую рамку.

С увеличением количества семей пасека стала более стабильной, есть слабые, средние и сильные семьи, есть за счёт кого подсиливать других. Я научился ловить рои, сажать их, объединять. Сами же пчёлы, особенно те, которые живут у нас уже несколько лет, и особенно прошлогодние рои, — живут самыми сильными семьями.

Философия

Многие современные пчеловоды смотрят на этот «метод» с недоумением. И я их прекрасно понимаю. Ведь этот метод имеет свою собственную философию, которая сильно разнится с той, в основе которой лежит современное пчеловодство. В этом разделе я попытаюсь суммировать мои ответы всем тем, кто упорно пытается «поставить меня на путь истинный», дать советы перейти на дадан или рута и пр. Мысли эти не новы, просто я хочу ещё раз их сформулировать.

Читая разные пчеловодческие форумы, старые и современные книги по пчеловодству, я пришёл к такому выводу. Абсолютно все методы работы или содержания пчёл — работают. Существуют тысячи и тысячи «систем» пчеловодства в абсолютно немыслимых ульях — по всему земному шару. И пчёлы приспосабливаются к любым условиям. Из них только несколько действительно «модных», т. е. те, которые принимаются за эталон работы (дадан, рут). Остальные безчисленные методы имеют таких же безчисленных авторов. Причём практически каждый метод претендует на самый лучший, максимально щадящий пчёл и т. д. У каждого такого метода есть масса своих поклонников, хотя обычно лучше всех метод работает у его автора (что неудивительно). Получается, что единой технологии в работе с пчёлами нет (как, например, технология тренировки собак, технология содержания коров и т. д.).

Создаётся впечатление, что пчёлам всё равно. Что они обладают огромной гибкостью и приспособляемостью к любым условиям. Потому что, если бы это было не так, — автор никогда бы не стал публиковать свой метод, да ещё и называя его самым лучшим. Поскольку в противном случае его пчёлы попросту погибли бы, или он не достиг бы целей, ради которых и заводил пчёл. Но нет — пчёлы живут себе, и, видимо, целей своих пчеловод достигает. А какие они — эти цели?

На самом деле человек заводит животное для разных целей. В зависимости от породы собак их заводят для охраны, для нападения, для развода и продажи, для декора, для сопровождения слепого и для массы другой работы. Однако чаще всего собаку заводят для души. Т. е. для дружбы. Именно безкорыстные дружеские отношения, с животным особенно, являются основой общения с ними. Животное не лицемерит и практически всегда открыто вам, если вы ведёте себя честно по отношению к нему. Так часто таких отношений не хватает в нашем человеческом мире! Животное счастливо выполнять своё основное предназначение — служить людям, которые по своей душевной заботе помогают строить животным жилище, кормят их в голодицу.

Собственно, похожие цели ставит перед собой человек, который хочет завести пчёл. Однако, если вы можете хотеть завести собаку, потому что «ребёнок очень хочет иметь дружка, чтобы играть с ним», то пчёл заводят для себя лично и… для того, чтобы они работали на вас, т. е. для дела. Мысль о том, чтобы завести пчёл для души, чтобы они просто жили рядом с вами, приходит весьма незначительному числу людей. И правда, это выглядит несколько странно: «заведу-ка я пчёл, мы будем вместе гулять в саду». А всё потому, что пчёлы не слишком-то проявляют своё общение с вами, скорее наоборот, кажется, что они проявляют равнодушие или агрессию.

Итак, человек заводит пчёл для дела. Ибо если человек заводит пчёл от безделья, то тут всему делу-то и конец. Эту позицию высказывают все пчеловоды со стажем. Добавляя, что дело это сложное, обросшее всякими мистическими ритуалами, которые доступны только избранным, практически современная алхимия превращения нектара в мёд. Цель этого дела обычно ясна — получение товарного мёда (т. е. мёда на продажу, соответственно, его должно быть много), попутных веществ (прополиса, пыльцы, перги, а то и сложнее — пчелиного яда), искусственный вывод маток, опыление растений.

Получается, что без дела пчёл и заводить не стоит. И это я считаю основной ошибкой современного пчеловодства. Потому что под этим словом: «дело», подразумевается работа на человека и ради человека. Потому что можно заводить пчёл — ради пчёл.

Это и есть основная моя цель. Я завёл пчёл для того, чтобы они были в моём пространстве, и вся моя работа заключается в том, чтобы обеспечить им это бытие в соответствии с неким комфортом, уровень которого для пчёл и себя самого я выбираю сам. Мёд, излишек которого я забираю у пчёл поздней осенью и остатки — в весеннюю ревизию, служит лишь приятным дополнением в этом деле. Я всё ещё употребляю термин «дело», поскольку теперь под этим подразумеваю работу ради пчёл. Это принцип, философия. Метод — это уже конкретные действия, программа, и они могут быть разными, но принцип один. Принцип естественного держания пчёл. Совсем кратко этот принцип можно охарактеризовать так: естественное держание пчёл состоит в этичном отношении к пчёлам и к природе вообще.

Процитирую книгу В. А. Шемшука «Этическое государство» (стр. 7-9, 22):

«Начиная с XVII века, философы и экономисты спорили о том, что является источником богатства… Гуманизм провозглашает главной ценностью и источником всех богатств — человека, потому что всё реализуется посредством человека. Всё, что созидает человека, является богатством. А это прежде всего человеческие отношении (мораль)… Чем человек моральней, тем он талантливей. Человек с гордостью назвал себя Homo sapiens (Человек разумный), но разум без морали мёртв, а что может родить мёртвое? Без морали разум подобен топору, которому равно что рубить — дрова или головы….

Этика — это наука о целях и ценностях человека, из которых вырастают формы взаимоотношения с самим собой (нравственность), с людьми и природой (мораль)...».

Естественно, совсем заводить пчёл, равно как и любое другое животное, без цели крайне неэтично. Это из серии «поиграли и бросили». Я такие случаи даже и не рассматриваю.

Итак, вот какое бытие пасечника. Все остальные действия можно рассматривать лишь как рекомендации, ибо для кого-то они будут подходить, а кому-то мешать, кто-то придумает свои методы — это всё уже детали. Причём я согласен, что начинающему пасечнику нужен некий первоначальный набор действий на первые несколько лет. Это придаст ему уверенность, и в дальнейшем он, мотивируясь уже собственными ощущениями, оставит их без изменения, либо изменит их под свои нужны. Весь такой опыт мы с Фёдором Лазутиным планируем собрать на сайте http://eco-bee.ru.

Зимовка

Идеальной, прогнозируемой зимовки я так ещё и не достиг. Каждая зима преподносит свои сюрпризы. Причём я аккумулирую опыт моих соседей, которые держат пчёл в таких же ульях. У всех всё по-разному. Да и как выявишь тенденцию за четыре года, да ещё в разных ульях?! Однако, конечно, можно выделить и общее во всём этом процессе. А именно:

• сильные семьи зимуют без проблем. Такие семьи переживают зимы в любых условиях;

• силикалель или мох эффективно удаляют влагу из ульев;

• если крышку на зиму закрыть неплотно, то возникает проточная вентиляция, которая тоже эффективно высушивает улей. Однако проверялось это на сильных семьях. Возможно, необходимо делать крышку, проницаемую снизу, с заполнением подкрышника дышащим утеплителем типа опилок, мха — по примеру улья Варрэ;

• мёда на зимовку всегда хватает. Даже затяжную зиму 2011 года, когда снег сошёл только к 22 апреля, пчёлы пережили, хотя и вышли более слабыми, чем в 2010 году;

• сетки от мышей нужны обязательно. Также они спасают от синиц, которые выдёргивают из летка льноватин;

• прилётную доску может завалить снегом, но это бывает редко и в условиях постоянного проживания рядом с пчёлами хлопот не приносит. Её отсутствие решило бы эту проблему, но пока оставляю доску больше для себя. Рядом стоят ульи без прилётной доски — пчёлы так же нормально работают;

• слабая семья, как правило, не выживает. Зная об этом, пытаюсь такую семью объединить с роем ещё летом;

• перегородку я и подтыкал на зиму, и оставлял открытой. Тенденции пока не выявил.

Весна

В 2011 году попробовал раннюю весеннюю ревизию, описанную в одной из последних статей Фёдора Лазутина. В целом, чем раньше проводить ревизию, тем раньше можно будет расширять гнездо, это действительно здорово помогает развиваться семье. Вообще, действительно, единственно, что можно сделать неправильно, — невовремя проводить ревизию и дальнейшие расширения гнёзд. Иногда у меня это было связано с тем, что вовремя не успевал сделать рамки. Отсюда урок: лучшее время для деланья рамок — зима, ранняя весна. Весной 2010 года недосчитался одного улья (из четырёх). Как выяснилось, этот улей стоял на геомагнитной линии Земли. Переставил этот улей в сторону, и все остальные новые ульи старался не ставить на эту линию. Правда, до сих пор не уверен, что это является критическим; продолжаю наблюдение.

А вот весна 2011 была для пчёл похуже. Отошёл, правда, всё тот же один улей из четырёх (а пятый слетел осенью), но в двух ульях не было расплода. При этом в одном улье пчёлы носили обножку (явный признак наличия матки), но на дворе был уже конец апреля… Переставил по одной рамочке с яйцами из своего сильного улья и из улья соседа. Правда, через неделю-полторы расплод уже был, что подтвердило признак наличия обножки и говорило о том, что матка всё-таки жива. Надо сказать, что зима в 2011 году здорово затянулась, нормальная погода установилась лишь к 20-м числам апреля. В ульях было довольно-таки сыро. Я попробую увеличить количество впитывающего материала на будущий год и немного поиграть с верхним летком в апреле.

Новые ульи только проходят испытания в моих условиях, про них напишу позже. У тех, у кого уже были такие ульи, зимовка прошла хорошо, ульи были сухие, семьи хорошо развивались.

В этом году начал пользоваться дымарём. Использую его очень аккуратно — иногда даю пару клубов дыма в леток (а чаще всего, этого и не делаю) и пару клубов дыма поверх рамок. Дальше дымарь отставляю в сторону. Пчёлы, конечно, ведут себя на порядок спокойнее, и весенняя ревизия проходит очень спокойно. Если есть семьи, которые пускают тебя без дымаря в улей, — такую семью помечаю как «слабая». Дымарь заправляю берёзовой корой, несколькими гнилушками и кусочками сухого гриба-трутовика. Иногда добавляю кусочки старого холстика с прополисом.

В 2011 году начал наконец-то вести дневник пасеки. Ещё бы — количество ульев выросло до 10, уже всё и не запомнишь. В конце этой статьи я представил таблицы работ нескольких ульев. В целом, я заметил, что в этом году некоторые работы делал позже, чем можно было, — физически не успевал готовить рамки. В грядущем году эту оплошность исправлю — всё делаю загодя.

Той же весной решил расширить пасеку — купил несколько семей по объявлению из-под Ржева и ещё 2 орловских пчелопакета. Купленные семьи, как и пчелопакеты, оказались, конечно, разными, в основном, половина из них оказалась сильной, а вторая половина, наоборот, — слабой.

Ещё, весной у меня появились пчёлы-«беженцы». Мой знакомый на свой даче (находится в нашем районе) в прошлом году завёл пчёл, в этом году они пошли в ройку, что очень не понравилось его интеллигентным соседям. Которые поставили ему фактически ультиматум: либо мы, либо пчёлы. Пришлось приютить у себя несколько его уликов. Операция по перевозке его ульев достойна отдельного рассказа. В общем, эти его семьи и дальше продолжили роиться, но уже у меня, чему я, разумеется, был рад.

В целом, все работы делал так, как написано у Лазутина. В апреле ужал пчёл — убрал пустые рамки и крайний мёд, при этом переведя рамки на другой конец улья (вместе с летком). Оставшееся пространство почистил. Дальше проводил расширение примерно по 2–3 вощины и 1 суши. Рамки в этом году попробовал сделать маленькой частью вверху. В результате у нас только эти части и были отстроены, а в большой низ они не шли. Хотя так было не во всех ульях — были и такие, кто застраивал всё. Надо сказать, что в 2011 году вощину оттягивали довольно слабо. В следующем году попробую сделать рамки с единым восковым полем — без перемычки и с вертикальной натяжкой проволоки.

Забыл сказать, что в этом году нам удалось посеять довольно много однолетних и многолетних растений-медоносов, а также несколько лип. Вообще дальше я вижу в посадке медоносов основную работу — деревья, кустарники, многолетние и однолетние травы.

Лето

Только-только закончилась апрельская горячка конструирования ульев и рамочек, только-только закончилась майская чехарда с привозкой и расселением пчёл (а также весенним расширением), как наступил июнь — месяц роёв. Я специально освободил этот месяц от всяких работ и отдыхал дома, сторожа рои. Интересное и радостное это занятие. По азарту, наверное, сравнимое с рыбалкой (на охоте ни разу не был, но, возможно, и с ней). На боевом посту всегда находились пара роёвень, костюм, щётка, ковшик. Хотя реально был только один день, когда вышло сразу два роя. Поскольку все мои соседи — начинающие пасечники, то приходилось и им помогать с роями. Как только я или жена, или дети, или соседи узнавали, что вышел рой, я тут же мчался к нему, как на пожар. Только один раз я не мчался, а шёл (было реально жарко), и поэтому рой улетел прямо у меня из-под носа. Ещё один рой мы упустили, не заметили выход. Но все остальные рои были пойманы и осажены кто куда — в отдельный улей или в качестве подсилки к слабой семье.

Причём, если в 2010 году у меня был один рой, то в этом году (вместе с ульями «беженцев») у себя я поймал 7 роёв и у соседа штуки 3. Что характерно — роились или прошлогодние пчелопакеты, или купленые семьи. Мои старые прошлогодние семьи и рои соответственно не роились — и это как раз самое то. Вообще мне кажется, что только семья с маткой, которая родилась на этой пасеке, может дать сильную, адаптированную к данной местности семью. Именно в долгосрочной перспективе.

Поскольку у нас много берёзовой и ольховой поросли, которая ещё не высока, рои садятся на сами стволы этих тоненьких деревьев (ветки совсем тонкие), что, конечно, не очень удобно — приходится снимать их частями ковшиком. Хотя иногда рои садятся и на тоненькие ивы — тогда деревцо само сгибается, и остаётся только подставить роёвню и тряхнуть ствол. Всё это, однако, происходит сейчас на уровне моего роста. Не знаю, будут ли рои садиться на высокие ветки деревьев, когда они вырастут? Возможно, и нет, поскольку последней вылетает матка и тут же садится куда-нибудь — вряд ли она будет лететь специально вверх. Самое экзотичное было — снимать рой с небольшой колючей сосенки…

Когда рой оказался в роёвне, я жду около него около получаса, периодически загоняя в него пчёл, которые садятся на его старое место (дерево) или сидят на роёвне. После этого закрываю роёвню и вешаю её на вышине в тени на северной стороне дома. Там они сидят до следующего вечера. Мы пробовали сажать рои в тот же день — как правило, на следующий день они снова роятся. Сажаем рои в улей (осаживаем), используя сходни, через леток, вечером. Улей комплектуется рамками с вощиной и сушью, ставлю перегородку, подтыкаю её. Рой высыпается на сходни (толстая фанерка), и через несколько минут пчёлы устремляются в улей. Сходни и роёвню забираю ближе к ночи.

27 июня у нас начался главный медосбор. Пасека гудит и днём, и по вечерам — пчёлы вентилируют леток. Последняя операция, предваряющая это событие, — доставка всей суши, которая есть, во все ульи завершена. Теперь можно и отдохнуть до осени. Дальше я просто иногда заглядывал в ульи, смотрел, как появляется набрызг, как он исчезает (пчёлы оттаскивают его поближе к гнезду).

Осень

В сентябре, как только на крайних рамочках не остаётся пчёл, я изымаю эти рамки из улья. Сейчас, в сентябре, у нас реально жарко, так что перегородку начинаю ставить только ближе к октябрю. Сокращаю леток до минимума — чувствую, что пора это делать, когда замечаю усиленную охрану у летка. Сокращаю почти до 2 см. Тем не менее, один улей у меня разворовали — в этом улье был самый поздний рой.

В зависимости от погоды забираю мёд. Сейчас это происходит где-то в начале–середине октября. В прошлом году мы совместно купили большую медогонку из нержавейки. Я сделал для неё 3 кассеты для высокой рамки. Качать стало, конечно, удобнее. 

Мёд качаем осенью и весной — остатки от того, что пчёлы не доели (оставляю же с излишом). В прошлом году суммарно у нас получилось около 90 кг мёда, в этом году, думаю, чуток побольше будет (посмотрим на весну). Чуток потому, что несмотря на увеличившуюся пасеку половина из них — молодые семьи и рои, которые, естественно, ничего не давали. Это перспектива на следующий год.

Ещё раз про цель

Вот в своей книге аббат Варрэ пишет, что его основная цель — получение прибыли. И хотя почти со всеми его мыслями я согласен, эта первая его мысль и цель — не та, которую я преследую. Да, ульи и пчёлы, и весь инвентарь не дешёвы. И за год я всё это хозяйство не окуплю. Но оно окупится! Пройдёт несколько лет, я остановлюсь на каком-то оптимальном количестве ульев и семей, и, поскольку мёд всё равно получаю, — оно окупится! Я не жду сиюсекундную прибыль. Я закладываю своё хозяйство на века. Странно ждать от яблони, выросшей из семечка, яблоки на следующий год. А те, кто не желает ждать, начинают эксперименты с прививками деревьев и в результате получаеют-таки яблоки быстрее, но дерево начинает болеть…

Мы своей спешкой и мыслью о том, что человек — властелин природы, довели планету до экологической катастрофы. Почти довели. Мы докатились до того, что для того чтобы не ждать (сериал по телеку пропускают), врачи делают рожанице кристеллеровское выдавливание плода. Несмотря даже на то, что этот метод давно запрещён! Т. е. людям даже наплевать на жизнь и здоровье других людей. Чего уж там говорить о животных и насекомых...

Однако меня утешает одно. До катастрофы мы не дойдём ровно один шаг, и только благодаря тому, что несколько людей на планете будут следовать ритму природы, найдут в себе мужество осознанно и терпимо отнестись к ней, найдут у себя силы и время ждать и доверять. Такие люди есть — и в акушерстве, и в образовании, и в сельском хозяйстве. Их действительно немного, и общество действительно их не слышит (а правительства частенько не только не поддерживают их, но и препятствуют их деятельности)... И я рад, что я тружусь в группе таких людей.

Размышления о будущем

Один из вопросов, который задают довольно часто, — ну, мол, ладно, про философию естественного пчелодержания мы поняли, а как сам улей Лазутина себя в этой работе показывает? Нужно ли что-нибудь в нём изменить/доработать, или вообще отказаться от использования?

Пока конструктивно улей я не менял — единственное, углубил фальц для рамок на 8 мм — чтобы пчёлы, которые попадают под крышку, не давились. И леток делаю на расстоянии 47,5 см от верхнего бруска улья. Т. е. леток находится прямо на уровне нижних брусочков рамок. Сетчатый поддон при этом опущен на 3 см ниже летка.

Сейчас же я испытываю в одном улье то, что называется «солнечная веранда». Под летком в новых ульях есть пустая камера. Её я делаю полой, покрываю чёрной краской, закрываю стеклом (и дверцей). В камере изнутри есть дырки, закрытые сеткой. Весной дверца откидывается, и солнце начинает нагревать воздух, находящийся в камере за стеклом. Нагретый тёплый воздух поднимается в улей через отверстия и подогревает гнездо. Это должно благоприятно сказаться на развитии семьи, в том числе и на расплоде.

Мне нравится этот улей, но, естественно, я хочу его изменить. Почему естественно? Потому что, как я уже говорил, в каждом пчеловоде живёт творческий подход — что-то изменить, доработать на свой вкус. Я хочу изменить в этом улье прежде всего — используемые материалы: пенопласт и фанера. Чем заменить пенопласт, я уже нашёл — это недавно появившиеся на рынке льняные прессованные маты. По характеристикам ничуть не хуже пенопласта. И, чтобы полностью сделать стены дышащими, нужно заменить фанеру на… что-то. Деревянные рейки или шпон — надо пробовать.

Параллельно я ищу простой способ делать соломенный улей (возможно, камышовый), потому что понял, что это самый подходящий материал. Кроме того, рассматриваю варианты вообще отойти от использования рамок. Как вы понимаете, это будет совсем другой улей.

Значит ли это, что улей Лазутина несовершенен (в отличие от Дадановского остающийся уже которое десятилетие практически без изменений)? Я бы честно сказал — да. Ведь мы развиваемся, а в современных условиях новая информация приходит даже чаще, чем ты её успеваешь осмыслить и проверить на практике. И поскольку моя цель довольна абстрактна, по сравнению с получением прибыли, невозможно, на мой взгляд, сразу сделать конструкцию, которая бы удовлетворяла надолго. Даже простой, как 3 копейки, улей аббата Варрэ подвергался многочисленным изменениям (но не изменениям принципа самого метода), и хотя сам автор писал, что все эти изменения либо безполезны, либо вредны, — я нашёл вполне логичное развитие его улья у различных пчеловодов.

Так что насчёт нашего улья? Ну что, пчёлы живут в нём ничуть ни хуже, чем в других ульях, и я смею утверждать, что даже лучше. Да, в конструкции улья используются не совсем экологические материалы, но до сегодняшнего момента никто не предложил более дешёвый и технологичный способ (на нашей широте) изготовления улья — кроме аналогичного. Потихоньку на рынок начинают возвращаться (или возникать заново) действительно экологические материалы. Довольно много пчеловодов на своём опыте удостоверятся в пользе высокой рамки, большом подрамочном пространстве.

Давайте признаемся друг другу: не будет единой универсальной конструкции улья никогда. Даже дупла различаются. Единственно, что можно сделать общее для всех, — понимание природного явления и более или менее общую методологию работы с ним. А для этого нужно продолжать исследовать природу пчёл, продолжать телесную и духовную работу над собой — ведь это же мы лично вступаем во взаимодействие с пчёлами, значит, мы тоже являемся частью этого ЗАМЫСЛА.

Давайте вместе работать над раскрытием этого прекрасного Замысла Бытия.

Дмитрий Алев, Миродолье, Московская обл.

 

Категория: №09(098)2012 | Добавил: anna (09.11.2015)
Просмотров: 160 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017