Среда, 22.11.2017, 19:42Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №09(074)2010

Дай, пёс, на счастье лапу мне!

До очередной пригородной электрички оставалось более часа, и я решил заглянуть на чашку чая к друзьям, жившим недалеко от остановки. Валя и Сергей были моими школьными одноклассниками. Они жили в двухкомнатной квартире.

Беседа была, как всегда, непринуждённой. Я вспомнил, что у Сергея в 10-м классе была овчарка (а мне пообещали полупородистого щенка для поместья). И я спросил, как правильно воспитывать собаку, как обучить её основным командам. Для Сергея такой вопрос был бальзамом на душу, поскольку он себя с удовольствием именует «собачатником». Как выяснилось, в период времени, когда мы, завертевшись по жизни, почти не поддерживали отношений, он даже работал кинологом во внутренних войсках, поэтому поговорить было о чём.

«Ну и что, что не совсем породистая», — весело отреагировал Сергей на мою ситуацию. — «У меня как-то была собака — смесь болонки с дворняжкой, она такое вытворяла!». Я взглянул на Валю, а она, улыбаясь, кивнула головой в знак подтверждения.

Сергей с удовольствием продолжал: «Всё зависит от тебя, как ты поведёшь себя с собакой. Самое важное — начало общения, первые встречи. Ты присматриваешься к собаке, изучаешь её характер, а она присматривается к тебе, выясняет, что допустимо в отношениях с тобой, а что нет. Именно в начале общения закладываются принципы ваших отношений. Необходимо чётко выстроить свои требования к собаке и всегда их и самому соблюдать, и требовать их выполнения от собаки. Если собака не выполнила какое-то требование или команду, возможно, её придётся и наказать. Но прежде необходимо разобраться в ситуации — может, собака приболела, или ей что-то помешало».

На мой вопрос о содержании наказания он, по сути, ответа не дал. По его мнению, наказание зависит от темперамента собаки, от ситуации, в которой произошёл инцидент, от сути нарушения. Может ли наказание включать применение физической силы, то есть, допустимо ли ударить собаку? Сергей отрицательно покачал головой. И добавил: «Главное — последовательно добиться выполнения своих требований, в этом будет основа ваших отношений. Как сразу заложишь, так и будет, и после изменить их в нужном направлении очень трудно».

Справедливость этого тезиса я проверил на своём опыте. В моём поместье уже живёт пёс смешанной породы, который сам приблудился к нам примерно в годовалом возрасте. Он уже до прихода к нам знал и выполнял некоторые команды, но мы, особо не вникая в тему воспитания, допустили в отношениях с ним немало ошибок, и пёс стал игнорировать некоторые команды, хуже слушаться, хитрить. Приехав позже в поместье, я пытался исправить ошибки, но получалось с трудом и не все.

«Первое, чему надо научить собаку, — откликаться на имя, — продолжал Сергей, — надо называть её имя и давать ей небольшой кусочек лакомства, сухарик, например. При этом, если собака подошла и взяла, обязательно надо её похвалить. К слову «хорошо» надо приучать сразу же вместе с именем, в дальнейшем лакомство надо давать только в начале освоения очередной команды, а затем достаточно лишь похвалы. Как только собака усвоит имя, то, давая лакомство, нужно поднять его повыше, что заставит собаку сесть и создаст предпосылки для команды «сидеть». Затем, отходя подальше и показывая собаке лакомство вместе с произношением её имени, легко обучить её команде «ко мне». Дальше можно переходить к команде «апорт», которая является фундаментом для освоения многих более сложных команд».

Какой наиболее благоприятный возраст для обучения собаки? Сергей ответил, что обучать можно как щенка, так и взрослую собаку, главное — делать это правильно, и привёл пример из своей недавней практики. К нему обратился знакомый предприниматель с просьбой обучить основным командам его молодую собаку, которая охраняет двор. Сергей согласился, и собака жила некоторое время у него на балконе, а для занятий они выходили на улицу. Дней через десять Сергей подвёл собаку к двухметровому забору её хозяина и скомандовал: «Барьер!». Собака легко перемахнула через сплошной забор, а Сергей следом бросил туда же собачий поводок и ушёл.

Вечером с собакой прибежал взъерошенный хозяин: «Ты как вошёл во двор, там же всё закрыто и на сигнализации?». «А я и не входил», — улыбался Сергей. «Ты ведь обещал научить собаку, а она не выполняет ни одной моей команды», — не унимался хозяин собаки. «Говорил же я тебе, чтобы пришёл хоть на пару занятий, чтобы собака услышала команды и твоим голосом, а тебе всё некогда», — ответил Сергей.

Они вышли на улицу. Собака легко выполняла команды Сергея — ложилась, прыгала, бегала по барьеру, подавала голос по команде «чужой».

Рассказывая этот случай, Сергей ещё раз сделал акцент на важности начала работы с собакой, а ещё добавил, что очень важно собственное отношение к собаке, оно должно быть положительным. Нельзя приходить на урок в дурном расположении духа, собаки сразу чувствуют твоё настроение. Очень важна искренность твоих чувств, только искренняя любовь позволяет найти контакт с любой собакой и сделать её другом, легко выполняющим твои команды.

Относительно того, что собаки чувствуют настроение человека, я знал и сам из своей жизни, сталкиваясь один на один с крупной собакой на открытой местности. Да и не только собаки чувствуют настроение человека. Как-то на своём поместье, солнечным весенним днём, будучи в весёло-игривом настроении, я подошёл к своей пасущейся козе. Неожиданно для меня коза встала, как собака, на задние ноги, а передние копыта поставила мне на грудь, при этом смотрела мне в глаза весёлым взглядом, как бы призывая: «Давай, дружище, поиграем!». Массаж копытами моей грудной клетки быстро привёл мои чувства в нужные границы, и бодаться не пришлось, но урок получился для меня хороший.

Я вспомнил о Невзорове и его лошадях, которые выполняют сложные команды, и при этом не используются уздечки.

Сергей с удовольствием подхватил тему и рассказал про своего деда. Дед жил в деревне и имел двух лошадей, при этом железки, которые обычно во рту у лошадей, у них всегда болтались снизу. Дед никогда не бил лошадей, а если кто захотел бы это сделать, то имел бы дело с дедовским кулаком-кувалдой. Однажды в грязи застрял колхозный гусеничный трактор, дед привязал к нему своих лошадей и что-то сказал им на ухо. Лошади потянули изо всех сил, так, что у них вздулись вены на шее и тряслись ноги. Во время этого сверхнапряжения дед ни разу не крикнул на лошадей, не обозвал их и, тем более, не ударил их. И они вытянули многотонный трактор!

«Да, — подумал я, — «талантлив наш народ», да и понятно, что дедовы гены у Сергея проявляются.

Через месяц мы с Сергеем оказались в одном частном дворе возле вольера, в котором был полугодовалый щенок азиатской овчарки. Пёсик, увидев незнакомцев, начал лаять. «Хорошо, собака, хорошо!», — Сергей приближался к вольеру. При этом в пол оборота головы мне сказал, что при встрече с собакой, да и вообще при работе с ней, очень важно смотреть ей прямо в глаза. Он зажал небольшой ломтик хлеба между большим пальцем и ладонью и прямую ладонь прижал к сетке вольера, повторяя «Хорошо, собака, хорошо!». Мне объяснил, что давать лакомства надо именно так, чтобы не спровоцировать собаку укусить тебя за палец. Пёсик замолчал и стал вопросительно посматривать то на нас, то на хлеб, затем нерешительно подошёл, осторожно взял угощение и отошёл. Сергей продолжил: «Хорошо, собака! Вот мы с тобой и познакомились!». Затем опять предложил щенку кусочек хлеба таким же образом, тот теперь уже смело подошёл и взял угощение. «Вот теперь ты меня уже не боишься», — сказал Сергей, открыл калитку вольера и шагнул внутрь, закрывая её за собой. Пёсик стал напротив и вопросительно смотрел на Сергея, тот опять его угостил, похвалил, спокойно взял за морду и разжал собачьи челюсти. Быстро рассмотрев зубы, закрыл собачью пасть. «Ну вот, я так и думал, ему где-то семь месяцев». Пёсика манипуляции с его челюстью совершенно не взволновали, и он стоял и смотрел Сергею в лицо. Сергей обвёл взглядом вольер и нахмурился: «Что так плохо хозяева за собакой ухаживают, не убирают, да и тряпка зря здесь валяется. Не нужно провоцировать собаку и приучать рвать тряпки!».

Ещё раз угостил собаку, похвалил и вышел из вольера, закрыв дверь. «Ладно, собака, жаль, не знаю твоего имени, но нам пора», — вздохнул Сергей. Пёсик поднял и поставил на землю лапу. «О! Ты сам хочешь дать мне лапу? Так мы с тобой уже друзья!» — проговорил Сергей, и, повернувшись ко мне, сказал: «Если бы мне это было нужно, то сейчас я бы увёл его без поводка куда угодно, и он бы не убежал». Опять повернулся к собаке, бросил ей оставшийся кусочек хлеба: «До свиданья! Может, ещё встретимся!», и направился к выходу со двора. Я вдогонку ему произнёс: «Говорят, что азиаты очень своенравны и не всегда слушаются». Сергей слегка махнул рукой, как бы прерывая мою фразу, и добавил: « Не бывает плохих собак — бывают такие хозяева!».

Владимир Рафалович.
Материал напечатан в рамках программы информационного обмена с газетой «Быть добру». http://gazeta.bytdobru.info.

Категория: №09(074)2010 | Добавил: winch (01.12.2015)
Просмотров: 120 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017