Среда, 16.08.2017, 20:31Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №08(061)2009

Стыковка

Так бывает. Люди просто встречаются.

— Лера. Очень приятно.

— А я... Игорь...

И ничего особенного не происходит.

— Ладно, ещё завтра приходи примерно в это же время. Тогда и порешаем твой вопрос.

— Как удачно, что я на тебя вышла.

— Хе. Погоди радоваться. Это ещё будет тебе стоить огромного и сердечного «спасибо».

— Ничего, в долгу не останусь.

Но иногда встречаются те самые люди. Двое, что предназначены друг другу.

— Игорь... хм... а ты знаешь, что у тебя крыло на спине?

— Ты его видишь???

— Да. Я с первого взгляда поняла, что это вовсе не горб, как ты пытаешься объяснить всем вокруг. И если приглядеться, как следует...

— Лера! У тебя оно тоже есть!

*     *     *

Механическая створка ворот практически безшумно скользнула в сторону. Привратник огладил усы и приветливо улыбнулся входящим девушке и юноше.

— Ну, здравствуйте, что ли.

Он протянул им пластиковые карточки.

— Отрадно видеть пополнение в наших рядах. Семен сейчас подойдёт. Он проведет обзорную экскурсию по нашей территории и расскажет об основных нормах и правилах.

Пара была одета в просторные серые балахоны без карманов. Не зная, куда пристроить карточки, они просто крутили их в руках. Белый пластиковый прямоугольник с магнитной полоской. Никаких изображений или надписей.

Юноша почесал затылок, ещё чуть более взлохматив и так пребывающую в безпорядке шевелюру. Девушка легонько стукнула его по руке.

— Рыжик, перестань.

Он опомнился и сделал пару приглаживающих движений. Причёска его от этого не особо изменилась.

Они стояли у стеклянной будки привратника и оглядывались по сторонам. Смотреть было особо не на что. По эту сторону ворот расстилался такой же банальный летний пейзаж, как и по другую. Полянка, покрытая зелёной травой. Берёзовая рощица. Уходящая вдаль просёлочная дорога.

Было совершенно не ясно, что и от чего ограждал высокий забор из бетонных плит со встроенными механическими воротами и приставленным к ним привратником.

— Здравствуйте, я — Семён. Вы, я так понимаю, Игорь и Лера.

— Опа! А ты...вы откуда взялись?

— Не берите в голову, юноша. Это не суть важно. Пройдёмте.

Широкоплечий мужчина уверенным шагом направился по дороге, не оборачиваясь. Молодые люди поспешили за ним.

 

— Если пойти в эту сторону, там будет аудитория, потом тренажёрная. Дальше, по левую руку полигон практических занятий по полётам. Ещё дальше будут Кристальный Мост Отшельников. Пропасть Отчаявшихся, Башни Страсти, ну и прочая мура, которая, надеюсь, вам никогда не пригодится. Ну вот, обзорная экскурсия подошла к концу. Теперь можете приходить на лекции, когда пожелаете и будете готовы. А теперь я щёлкну пальцами, и вы проснётесь.

Щёлк!

*     *     *

Лектор постоянно чесал шею, при этом его козлиная бородка смешно задиралась.

Игорь каждый раз хихикал. Лера смущённо улыбалась, но одёргивала себя и с укоризной толкала Игоря в бок, чтобы не отвлекал.

В аудитории слушателей, кроме них, не было. Но пользовались ею часто. Когда они ходили на тренажёры, тут постоянно сидели слушатели.

Лектор в очередной раз почесал шею и обратился к Игорю.

— Вы наверняка уже ощутили, как это здорово — летать?

— Да. Это Лера мне показала.

— Ну, без тебя у меня бы не вышло.

Лектор поднял указательный палец.

— Вы совершенно правы, девушка. Для полноценного полёта очень важно единение. У мужчин всегда правое крыло, у женщин левое. Если ими махать хаотично, то полёт получается рваный и дёрганый, либо не получается вообще. Готов поспорить, что вы едва оторвались от земли, и у вас от восторга даже закружилась голова. Вам показалось, что вы достигли невероятных успехов. Так?

Лера с Игорем смущённо потупили взгляд.

— Ну так вот, молодые люди. Это лишь начало. Для полноценного полёта необходимы долгие и усиленные тренировки. И не только физические. Мало уметь махать крылом, надо ещё чувствовать партнёра и делать это в унисон с ним. Большинство людей по жизни только и умеют, что сделать пару судорожных взмахов и подпрыгнуть на метр — два. После чего решают, что всё познали, достигли потолка. Потом новизна исчезает, и они перестают развиваться дальше в этом направлении. Становятся полноценными земными жителями. Или начинают искать другого партнёра, чтобы ещё раз подпрыгнуть. В глубине души же все они надеются, что однажды им встретится такой человек, с которым частота взмахов их совпадёт, и они перестанут прыгать, а начнут летать. Скажу вам сразу — это фантастика. В вашем случае наблюдается максимально возможное совпадение частот. Вы встретили друг друга, могу поздравить. Особенно тебя, Игорь, чисто по-мужски, твоя подруга прекрасна.

Игорь растерялся.

— Ээээ... Спасибо...

— Хе-хе, не за что. Ну так вот. Даже в вашем случае необходимо много работать. Если во время полёта подведёт один — рухнут оба. Потому надо быть внимательным к своему партнёру. Очень хорошо помогает какое-либо общее дело, тогда подстройка идёт сама собой. Есть у вас с Игорем общее дело?

Теперь Лера в свою очередь растерялась.

— Ну... наверное...

— В таком случае необходимо завести. Подумайте на досуге. Это важно. То, что вы находитесь здесь, не только расширяет ваши возможности, но и накладывает ответственность. Ваша задача — показать своим примером всем окружающим, что полёты возможны.

Игорь поднял руку.

— Так они даже крыльев не имеют. Какие им полёты?

— Вот тут ты не прав. Крыло имеет абсолютно каждый человек. Просто у некоторых оно непроявлено. Так они и проживают жизнь, не вырастив и не расправив. Зато у них очень сильные ноги и руки. Чтобы много ходить и много носить. И не смей думать о людях уничижительно. Тот странный факт, что у тебя крыло было развито с самого детства, есть не твоя заслуга, а результат везения. Лере же пришлось сложнее, ей пришлось много работать над собой, чтобы составить тебе достойную партию.

— Знаете, мне вообще-то тоже не сладко пришлось. Постоянно чувствовать себя уродом и лунатиком-инопланетянином, или генетическим мутантом, тут, знаете ли, приятного мало.

— Хм... пожалуй, я с тобой соглашусь. Ты тоже по-своему молодец, если выдержал и не сломался. Не стал считать всех остальных нормальными и не решил свернуть его навсегда. Ладно. Хватит на сегодня.

*     *     *

— Давай-те! Ну же! Дружнее. Для кого метроном щёлкает?

Семён оказался не только экскурсоводом, но и лётным инструктором.

— Игорь, почему ты постоянно заваливаешься?

— Не знаю, я, будто и Лериным крылом махать хочу одновременно со своим. И моё почему-то тормозит.

— Сдаётся мне, что ты — левша. Я прав?

— А какое это....

— А такое, что у тебя не то полушарие ведущее. Общая беда всех левшей. Им сложнее даётся полёт. Они будто хотят махать двумя крыльями сразу. И иногда им даже кажется, что есть отклик. Это фантомное ощущение, не имеющее ничего общего с реальностью. Тебе, Игорь, надо сосредоточиться на том единственном крыле, которое у тебя есть. И оно у тебя справа!

*     *     *

— Слушай, мы уже целый месяц как не тренировались! Когда уже?

— Лер, успокойся. Успеется ещё.

— Когда?! Ты постоянно маешься фигнёй и ничего не предпринимаешь!

— Да потому что с тобой летать — это не простое занятие. Ты машешь, будто на пожар торопишься. И рулим только в ту сторону, куда тебе хочется! Нужно много терпения, настрой, выдержка и преотличная форма, чтобы с тобой в паре быть.

— Так, потому что ты рулить совсем и не умеешь, вот мне приходится!

— А благодаря твоей политике я никогда и не научусь! Сколько лет ты тренировалась на Земле, прежде чем меня встретила? Надо допускать, что я не идеален и многое не умею!

— Так и учись! Чувствуй потоки, они ведь так ясно идут!

— Да не чувствую я их совсем!!! Потому что ты всегда ловко направляешь сама, мне остаётся только согласиться. Я ведь не сделал ещё той кучи ошибок, которую наворотила ты, и у меня нет шишек, которые свидетельствуют о полученном опыте.

— Ну, вот такая я, да.

— Тогда и перестань требовать от меня, чтобы я разбирался в делах, которые мне неважны. Я хочу УМЕТЬ летать. А ты хочешь летать по конкретным маршрутам.

— А ты бы побольше времени на тренировку...

— Не о том речь. Что-то в самом процессе неправильно. Я должен понять. Найти какой-то другой способ. Тогда оно сложится, и учеба пойдёт.

— Да уж. Лёжа на диване, ты многое познаешь.

— Да, вот такой вот я. Тебе, чтобы понять устройство Вселенной, надо бегать по магазинам, а мне — лежать на диване. Не вижу, чем мой способ хуже твоего.

— ...

*     *     *

— Лера! Хорошо, что пришла. Я понял, в чём дело! Просёк, в чём нестыковка! Помнишь, нам на лекции говорили, как один мудрец давным-давно изрёк истину, которую взяли за непреложную основу: что у всех по одному крылу. А что, если у всех на самом деле по два, но просто второе ещё сложнее в себе развить, чем первое, а?

— Стоп! Игорь. Давай расстанемся.

— Э? Не понял?

— Мы не подходим друг другу. У нас разные устремления и взгляды на жизнь.

— Чушь собачья. Мы партнёры по крылам.

— Не-е-т. Пойми, я всё как следует обдумала.

— Угу, и приняла решение, да?

— Да, пойми, как мне трудно это говорить.

— Угу. Ну ладно... наверное... Мне ж ведь тебя всё равно не переубедить?

— Да. Я долго думала. Мы расстанемся на какое-то время, всё обдумаем, и потом опять встретимся и попробуем.

*     *     *

— Ты знаешь, я с таким человеком познакомилась интересным.

— Рад за тебя. Это здорово. Расскажи про него. Может, это твой настоящий партнёр? Тот самый? Ведь со мной у тебя не вышло.

— Ну, он... нет, он просто друг. И не летает совсем. Зато он меня на руках носит постоянно.

— Хм. Ну, раз ты так считаешь...Твой выбор, конечно.

— А вот ещё, смотри, он мне ножик свой подарил, он его своими руками сделал. Тут лезвие серебряное, а рукоять костяная. А ты мне не дарил ничего.

— А это было важно?

— Да!

— Так чего ж ты не сказала?

— Сам должен был догадаться.

*     *     *

Сбрив бороду, лектор оказался вдруг серьёзным мужчиной с волевым подбородком.

И чесаться перестал. Лекции определённо стали скучнее.

Лера и Игорь сидели в разных концах аудитории и делали вид, что не замечают друг друга.

— Да, я понимаю, молодые люди, что вам странно разочаровываться друг в друге, но тут нам поможет один известный профессор, который выстроил убедительную теорию, что на самом деле не существует никаких «партнёров по крылам», то есть идеально синхронизированных людей, а есть лишь люди, которые смогли подстроиться друг к другу. И что не бывает, чтобы двое идеально друг другу подходили. Подстроиться и летать смогут два любых человека.

Игорь встал.

— А что ж вы нам раньше мозги пудрили, товарищ лектор, а?

Лектор холодно посмотрел на него.

— Потому что я не верю в эту теорию и считаю, что профессор этот — просто отчаявшийся неудачник. Всё на сегодня.

*     *     *

— Кристальный Мост Отшельников создан для тех, кто желает овладеть искусством полёта в одиночку. Мост вытянулся узенькой ниточкой над Пропастью Отчаяния. Мост совершенно прозрачен. Надо уметь сосредоточиться и по дороге не сворачивать, делать шаги только по прямой линии. Ширина моста позволяет свободно поставить на него ступню, но и только.

Мастера умеют бегать по этому мосту, совершенно не заморачиваясь на следовании прямому пути. С моста прекрасно видно все окрестные земли. Создаётся ощущение, будто ты действительно летишь.

— Но ведь это всего лишь иллюзия! Ты на самом деле стоишь на мосту!

Пепельные волосы Леры полоскались на ветру.

— Именно, вы совершенно правы, девушка. Ни о каких полноценных полётах в одиночку не может быть и речи. Это противоестественно по сути своей.

Игорь осторожно пощупал ногой воздух и нашёл мост.

— Ненуачё? Я бы попробовал. Всё равно, толку-то, если ты летать можешь лишь в паре с какой-нибудь...

Лера взвилась.

— Ну! Давай, заканчивай фразу!

— Не буду!

*     *     *

Пропасть Отчаяния. Туда прыгали те, кто отчаялся найти своего партнера, и не желали оседать на земле. С одним расправленным крылом фигурка человека выглядела несуразно, а уж о лётных качествах и вообще ничего хорошего не скажешь. Постоянно дующий ветер вертел и мотал пикирующего, как хотел. Иногда разбивал о скалы, не давая даже упасть на землю.

Многие, упав, не разбивались на смерть, а становились калеками. Выживали, но навсегда теряли Небо.

Игорь стоял и смотрел вниз.

Закат окрашивал всё в положенные закату цвета.

Лера подошла сзади неслышно.

— Привет. Я пришла.

— Привет. Я просто извиниться хотел, ну и попрощаться. Я многое сделал неправильно. Был молод и глуп. Понимаю, что упустил свой шанс, и теперь ты вот... ну вот с тем, кто тебе вот этот ножик подарил. Пусть он приземлён, но я верю, что ты научишь его летать. А я буду заниматься собой.

Он обнял её.

— Понимаешь, Зай, вот ты там везде права была. Я и вправду ленился. Но у меня же ведь теория есть своя. Теперь у меня и стимул есть, чтобы работать. Хочу вырастить себе второе. Летать-то хочется всё равно. И вот ты увидишь, я добьюсь, и тогда ты поймёшь, что летать надо вдвоём, но самостоятельно. Не так, когда один устал и оба рухнули, а так: один устал, а второй его вытянул на руках из пропасти. И так будет правильно.

— Угу. Я читала. Давно.

Лера чуть-чуть отстранилась, взглянула ему в глаза. Слёзы стояли у неё в глазах. Сделала движение рукой.

Игорь захрипел. Она отошла.

Игорь стоял на месте, изумлённо смотрел на неё. Кровь стекала изо рта по подбородку. На спине, под левой лопаткой у него торчала костяная рукоять. Серебряное лезвие было целиком в теле.

Он махал рукой, пытаясь зацепить рукоять. Пошатнулся назад, оступился и начал падать в пропасть.

Было ощущение, что всё неправильно в том, как всё закончилось.

Но ведь ещё не закончилось!

Игорь напрягся.

Расправленное крыло прорвало ткань балахона. Нож вышел из раны, и теперь вслед за Игорем в бездну падали капельки его крови.

Он пытался выровнять своё падение, превратить его в планирование. Но одного крыла катастрофически для этого не хватало.

Нож повредил лёгкое. Рот был полон крови. Игорь расслабился и смирился. Неожиданно почувствовал, как боль в ране усиливается.

Дальше был рывок.

 

Он висел в воздухе в полуметре над дном пропасти. Потом, обезсиленный, упал. С правой стороны рядом легло его крыло. Сильное, белоснежное, ветер выдувал из него перья, словно оно линяло.

С левой стороны легло тонкое и прозрачное. В крови и слизи, но золотого цвета.

Подняв голову на шум, Игорь увидел, как невдалеке приземлилась Лера. Её правое крыло было золотым. Левое тоже, но ещё не все перья выпали из него, потому издалека оно казалось заляпанным белой краской.

В глазах Леры всё ещё стояли слёзы.

Максим АЛЕКСАНДРОВ. г. Бийск.

Категория: №08(061)2009 | Добавил: winch (09.09.2016)
Просмотров: 75 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017