Пятница, 03.12.2021, 22:48Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №08(157)2017

Земледелие без лопаты, или Мой опыт создания живой почвы

Мы с женой родились в первые послевоенные годы. 
Познакомились в Ленинграде, вместе учились в медицинском институте. На последнем курсе сыграли свадьбу и по распределению попали уже с шестимесячным ребёнком на Новгородчину, в небольшой городок Боровичи, что расположен посередине трассы Москва — Ленинград. 
Чтобы выжить, мы в первый же год взяли землю — 6 соток. Научились выращивать на ней овощи, затем бройлеров и кроликов.
Кролики — это не только мясо, но и великолепный навоз для поч­венной биоты. 
Подрос сад, появилось много ягод, затем много цветов. Я стал работать заведующим детским отделением, защитил кандидатскую диссертацию по педиатрии, увлёкся и садоводством как наукой, занялся селекцией гладиолусов, которые начали приносить материальный достаток. Появились мои публикации в журналах.
Первая статья о любительском получении гетерозисных гибридов томатов опубликована в журнале «Приусадебное хозяйство» в 1984 г. Через несколько лет я занял первое место в конкурсе газеты «6 соток» за серию статей о выращивании экологических ягод для питания детей. Так что все 40 лет занятий садоводством я использовал свои научные медицинские знания, объединяя их с практикой работы на земле.

Прошло 40 лет. Мы построили большой дом на берегу озера. Создали огромный сад и разработали участок поля для выращивания овощей. Дали высшее образование сыну и дочери. И теперь к нам по выходным приходят пятеро внучат, которых приветствуют поднятыми хвостиками десять кошек. 
Бабушка к встрече внуков всегда подоит козочку, сделает отбивную из ножки кролика или из грудки индейки, соберёт лукошко свежих яичек. Я наберу ягод — у нас они идут конвейером, от жимолости через клубнику до ремонтантной малины. И радостные внуки, наигравшись с животными, начинают задавать мне вопросы, помогая ухаживать за садом и огородом.
Например, первоклашка спрашивает:
— Дедушка! Почему у нас такие большие тыквы выросли? И почему на яблоне так много огромных яблок и нет гусениц, а соседский мальчик мне жаловался, что у них всё растёт плохо, и яблоки все червивые и паршивые?
А старший, десятиклассник,  ему отвечает:
— Вот пусть дедушка и поделится своим опытом с соседями и со всеми другими садоводами — расскажет, что он такого сделал со своей землёй и как улучшить биологическую составляющую почвы в саду.
И дедушка начинает рассказывать о своём опыте — подробно и неспешно...
Почему мы должны думать о здоровье почвы?
Я, как врач, встречаясь с пациентом, думаю одновременно о трёх взаимодополняющих подходах:
• Как вылечить человека, не причинив своим лечением непоправимый вред здоровью.
• Как провести реабилитацию утраченного здоровья.
• Какие профилактические меры предпринять, чтобы болезнь не дала рецидив в будущем.
То же и с нашими почвами. В погоне за урожаем не все думают о будущем, поэтому в большинстве своём наши почвы больны, деградированы. Во многих человеческих культурах к земле относятся как к матери. И мы, получив почву, должны подумать и о лечении, и о реабилитации, и о будущем устойчивом землепользовании.
Поэтому договоримся сразу о конечных целях. Наша цель, в первую очередь, — это вкус, качество, целебность продуктов, выращенных на наших личных грядках. Себестоимость и количество, конечно, тоже важны, но не в ущерб вкусу и не в ущерб качеству поч­вы, которая остаётся после сбора урожая.
25 лет мы выращиваем овощи на поле в 15 км от дома. 
Теперь скажу главную мысль, к которой пришёл через много лет, намучившись с идеей о «правилах бочки Либиха». Мысль проста: если после уборки урожая сообщество почвенных организмов сохраняется, а ещё лучше — прирастает, то только тогда почвенная экосистема будет саморегулироваться, и в долгосрочной перспективе плодородие будет возрастать. Получается, что научившись управлять почвенной живностью, мы сможем управлять плодородием.
Почва будет доставлять радость от качественного урожая только тогда, когда садовод поймёт: главный ресурс его почвы, определяющий урожай, — это биоразнообразие живых существ, которые ту почву населяют. Чем выше биоразнообразие почвенной биоты, тем лучше работают почвенные инженеры, создавая поры и микрогранулы почвы, увеличивая в сотни раз площадь оби­тания микроорганизмов и среду обитания корней.

О роли почвенных микроорганизмов
Человечество занимается сельским хозяйством более десяти тысяч лет, но наука всерьёз стала говорить о почвенных микроорганизмах как важной составляющей плодородия лишь с 1920-х годов.
В эти годы появились относительно дешёвые химические удобрения и пестициды, урожаи резко повысились, но и деградация почв резко возросла. Наука только в последние годы убедительно доказала, что причина быстрой деградации земель — в резком уменьшении числа почвенных микроорганизмов и снижении органических веществ в почве.
Попытка решить эту проблему наскоком, на основе идей «природничества» (не копать, выращивать сидераты, мульчировать почву скошенной травой, пролитой ЭМ-препаратами) приводила к быстрому накоплению в почве болезнетворных организмов. Получилось, что научить крестьянина сыпать на поля минералку намного легче, чем научить заботиться о почвенной биоте.
Отдача от минералки видна сразу, а отдача от органики видна через несколько лет, и то если её применять правильно. Поэтому так трудно приживаются органические и экологические методы ведения сельского хозяйства.
Все мы подсели на «химическую иглу». Современные гетерозисные гибриды и тем более — ГМО-растения на чисто органических методах растут хуже, и опыт их выращивания без минеральных подкормок почти не описан. Поэтому любой опыт в этом направлении особенно ценен.

На пути к живой почве
Мой опыт состоит из четырёх важнейших положений. Чтобы восстановить даже самую убитую «химией» и пахотой деградированную землю, надо постепенно, из года в год, делать следующее:
• Постоянно вносить в почву органические вещества, поверх­ностно, без запашки.
• Добиваться как можно более плотного состояния корневой массы растений на всей площади земли. Не только культурных растений, но и сорняков или сидератов.
• Не отказываться полностью от минеральных удобрений, а научиться внесению долгоиграющих удобрений локально. На минеральные удобрения смотреть не как на питание для растений, а только как на корригирующие добавки для разных культур.
• Постоянно вносить препараты, содержащие живые микроорганизмы. Лучше не искусственные средства, а качественные вытяжки из биогумуса или аэрированный компостный чай (АКЧ).
И по каждому из этих положений надо приобретать опыт и знания. Живая почва очень ранима, но и очень отзывчива на заботу.
При желании любой из нас найдёт массу статей по современному экологическому ведению сельского хозяйства. В магазинах достаточно и экологических удобрений, и средств защиты. Нужно лишь наше желание увеличивать биоразнообразие живых существ, населяющих почву.

Земледелие без лопаты
Описывая свой опыт создания живой почвы, я хочу убедить вас с самого начала: не лопата создаёт рыхлую почву.
В почве живут безчисленные наши помощники — экосистемные инженеры, которые изменяют физические свойства почвы. Именно они создают устойчивые почвенные структуры и ходы. Поры и микротоннели служат местообитанием для почвенных организмов меньшего размера. Крупные и мелкие червячки, сороконожки, клещи поддерживают высокий уровень аэрации и пористости почвы, увеличивая долю стабильных агрегаций в почве. Я научился сам и научу других, как правильно кормить этих почвенных инженеров и заботиться о них.
Ко мне регулярно заходит сосед-садовод — убеждённый минеральщик, мой главный оппонент. Вот и недавно он зашёл в гости с новой покупкой:
— Посмотри, какую качественную титановую лопату мне подарили дети!
Мой внук-старшеклассник подержал в руках подарок, пощёлкал ногтем по звонкому металлу и говорит:
— Дядя Витя, снимите сапоги и пройдите босыми ногами по нашим тёплым грядкам. Они как мягкая, пружинистая перина. Только аккуратно — вы ведь ходите по крыше другого мира. Под ногами у вас миллиарды живых существ, и все работают, все рыхлят нашу почву, каждый на своих уровнях, в своих галереях. Поэтому дедушка и не разрешает резать землю лопатой по живому, перелопачивать дома и города почвенных животных, ставить их с ног на голову.
— Да! — сказал сосед. — Невозможно поверить, что всего 10 лет назад на месте огорода у дома был безжизненный серый суглинок, а на месте сада — голый песок, без признаков гумуса. И всё без лопаты. Какие-то секретные препараты твой дедушка покупает и от всех скрывает.
Сосед ушёл копать свои грядки, а я продолжил учить внука понимать, что почвенная живность создаёт для себя сложную и разнообразную среду обитания, используя почвенную матрицу, то есть частицы песка, глины, ила, обломки горных пород, минералы, органические вещества разной степени разложения и воду.
Я это понял и пытаюсь объяснить всем: любое наше вмешательство в структуру почвы с целью улучшить её (копаем, вносим удобрения) всегда приводит к обратному результату. Лопата для почвы — это то же, что огонь для леса.
Пытаясь искусственно рыхлить почву глубже 5 сантиметров, мы ухудшаем среду обитания почвенной живности на длительный период. И вместо того, чтобы в симбиозе с корнями повышать урожай наших растений, эта живность тратит время и энергию на восстановление среды обитания.

Не надо копировать дикую природу
Закладывая сад, мы можем продумать, как нам в долгосрочной перспективе исправить плохие почвы, улучшить их состав с учётом растущих культур, добавить песка или глины, органики или извести, сделать канавы на влажных почвах и так далее. Но в последующие годы надо использовать только минимальную обработку почвы и щадящие методы добавления удобрений.
Лишь тогда почвенные макро- и микроорганизмы вместе с живыми корнями растений и их секретами приступят к очень быстрому и эффективному повышению плодородия наших почв.
Одни будут перерабатывать почвенную матрицу, улучшать её агрегатное состояние и добывать из неё минеральные соли. Другие — участвовать в кругообороте элементов питания, преобразовывать питательные вещества в более доступные формы и перемешивать слои почвы естественным образом. Третьи — помогать корням усваивать эти элементы, вступая с ними в симбиоз. Четвёртые — увеличивать капиллярность почвы, улучшая проникновение воды как сверху, так и снизу, и сохранять эту воду в коллоидном состоянии вокруг микрогранул почвы.
И главное — все вместе они смогут нейтрализовать токсичные вещества, будут охранять растения от болезней. Всё это вырабатывалось эволюционно, неспешно, закреплялось генетически. И воссоздать эту сложную систему человеческому разуму пока не по силам.
Очень важно понимать тонкие отличия между биологическими процессами в почве в нетронутой человеком природе и подобными процессами на наших грядках и в наших садах.
Дикие растения всегда растут при дефиците питательных веществ в почвах, и у них эволюционно выработалась высочайшая способность вступать в симбиоз с почвенной биотой и получать питательные вещества.
Культурные растения растеряли многие природные способности. Селекция таких растений была нацелена на получение высоких урожаев — естественно, при повышении потребностей культурных растений в питательных веществах, которыми человек кормит свои посадки. Поэтому, рассуждая о сохранении микромира почв, мы говорим лишь об улучшении биологической составляющей плодородия — в дополнение к физическим и химическим компонентам почвенного плодородия.
Таким образом, мы не должны слепо копировать процессы, протекающие в дикой природе. Наша задача — научиться выявлять только те главнейшие механизмы, которые помогают повысить урожайность культур на наших грядках в долгосрочной перспективе.

Геннадий Распопов.
Новгородская область, г. Боровичи.
www.7dach.ru

Категория: №08(157)2017 | Добавил: winch (10.11.2021)
Просмотров: 10 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2021