Понедельник, 16.07.2018, 10:03Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №08(121)2014

Встреча Владимира Мегре с читателями. 21 июня 2014 г., г. Белгород, фестиваль «Звенящие Кедры»

Вопросов к автору «зелёных книжек» всегда бывает много, нередко они повторяются, иногда какой-­то вопрос превращается в дискуссию. Интерес к личности писателя и его мнению по целому ряду насущных моментов уже много лет не спадает. Вот и на этот раз Владимир Николаевич расставил много точек над «i», ответил и на «провокационные» вопросы, и на неудобные, и на личные. Встречу он предварил словами благодарности белгородским властям и лично губернатору Евгению Степановичу Савченко за такой тёплый приём фестиваля «Звенящие Кедры», за то, что здесь уделяется такое внимание Родовым поместьям, и выразил уверенность, что так будет по всей России. «Администрация, власть надеются на создателей Родовых поместий, участников движения «Звенящие кедры России», потому им больше не на кого надеяться. Наступает время единения народа с властью».

И теперь вопросы-­ответы с незначительными сокращениями.

Владимир Николаевич, хотелось бы видеть Вашу новую книгу, когда она будет?

В. М.: Вот... всё, что говорила и делает Анастасия, сбывается очень точно, чётко... Говорила же, что «не надо тебе заниматься политикой». А у меня такой характер, что и сюда хочется приехать, и туда, и ещё какая-то встреча, ещё что-то сделать... А чтобы писать, надо от всего отвлечься... Но зимой, я думаю, выйдет очередная книга.

 

Как продвигается фильм по Вашим книгам, работа над сценарием?

В. М.: Я сначала форсировал всё это и время от времени сам работаю над сценарием — есть разные предложения, но теперь я понял: не нужно ничего форсировать, всему своё время. Сейчас складывается такая ситуация в мире, допустим, связанная с Украиной, будет ещё что-то, более сложное... Может быть, нужно было так всё попридержать, как попридержалось…

 

В Ваших книгах Анастасия использовала орла для познания Души маленьким Володей. Ваше мнение об использовании для этих целей параплана?

В. М.: Я ещё до конца не распознал, для чего это... Вероятно, действительно, ребёнка нужно поднять на некую высоту, почему-то высоту птичьего полёта, чтобы показать ребёнку землю с высоты. Для чего это? Может быть, учёные разгадают... Расширяется, наверное, мировоззрение совсем маленького ребёнка... Так он видит решёточку своей кроватки, допустим. А с высоты он видит, что мир гораздо шире... Я думаю, что можно использовать параплан вместо орла.

 

На прошлом фестивале Вы говорили, что мы дожили до того времени, когда о Родовых поместьях в государстве заговорили. И сегодняшний фестиваль тому яркое подтверждение, это продолжение разговора на государственном уровне. Вопрос: многие поселения позиционируют себя как экопоселения, не делая упор на понятии «Родовое поместье». В чём, на Ваш взгляд, разница между экопоселением и поселением Родовых поместий?

В. М.: Только что я сидел рядом с человеком из поселения Ковчег, которое одно время называло себя экопоселением. Но сейчас там висит плакат «Поселение Родовых поместий жителей России».

Экопоселения существуют давно, но они не отражают той глубинной философии, которая стоит за словосочетанием «Родовое поместье». Вы находитесь на земле Белгородчины, где есть люди, которые имеют такие сакральные знания... Вы думаете, зря они внесли изменения: был Закон «О родовых усадьбах», а сейчас — Закон «О родовых поместьях Белгородской области»?.. За каждым словосочетанием есть определённый эгрегор, есть определённая сила. Она вложена в книги, а вами — добавлена.

Надо называть себя так, как душа захотела, как мечта позвала, и не предавать ни свою душу, ни мечту.

 

Интернет и некоторые печатные СМИ тиражируют разговоры с дедушкой Анастасии или даже с самой Анастасией, якобы они вещают через определённых лиц, и эти лица позиционируют себя именно так. Но Анастасия или её дедушка, если хотят что-то сказать, они это говорят вам, а вы это передаёте в книгах. Так? Как относиться к таким публикациям?

В. М.: Я думаю, что они тоже нужны, чтобы люди могли научиться отличать, что есть что, где есть истина. Я знаю, много женщин назвали себя «Анастасия — это я», есть сайты «Анастасия — это я», книжки «Анастасия» и т. д. Я их не читаю. Ну не хочется. Но тем не менее пусть люди их читают и в конечном итоге на­учатся отличать одну книгу от другой не по названию, а именно своей душой. Может быть, это тренинг какой-то... Пусть будет так, как будет.

 

Вопрос о воспитании детей очень актуальный, особенно сейчас. На одной из конференций вы упоминали, что очень важно в самом начале при появлении ребёнка закладывать его предназначение, и вы тогда сказали, что напишете об этом как дополнение главы «Звёздная женщина».

В. М.: Да, о детях, воспитании детей, нужно писать отдельную книжку. Эта книжка должна начинаться со взаимоотношений мужчины и женщины, а о ребёнке нужно думать и до зачатия, и во время зачатия, и т .д. ... Я учту Ваше пожелание.

 

Хотелось бы узнать Ваше мнение о продукции из Родовых поместий, её роли в экономике поселения и пределе цен. В книгах Анастасия говорит, что нижний предел должно устанавливать государство...

В. М.: Я считаю, что продукция из Родовых поместий должна стоить дорого, с ней не может выдержать конкуренцию никакая другая продукция. Не только потому, что она экологически чистая, а потому, что добрые руки прикоснулись к семенам, захотели вырастить хорошую продукцию. Если она будет дешёвая, она будет унижением и для неё самой, и для людей, потому что её уравняли с другой продукцией: с ГМО, с выращенной с использованием «химии» и т. п. … Но если человек хочет подарить продукцию, он имеет право подарить безплатно, но не надо унижать великую продукцию Родовых поместий.

 

Мы приехали из Одессы. Ваш взгляд на Украину: в чём суть происходящих там событий? И что бы Вы посоветовали читателям Ваших книг, которые сейчас находятся на Украине? Это очень мешает нам сейчас действовать. Ваше мнение о силовой защите тех, кто строит на Украине Родовые поместья?

В. М.: Это моё мнение, и оно может не быть стопроцентно верным. Но дело не только в том, что происходит на Украине, а в том, что происходит в Ливии, Сирии, Ираке, Иране, Афганистане... и т. д. Везде происходят конфликты: в социуме, по всему миру. Всё больше и больше возбуж­дается негативной энергии: энергии злобы, ненависти и т. п., а противостоять ей такой же энергией — скажем, если одному полку солдат противостоять другим полком, то это называется «война». А вот перенаправить эту энергию, уметь её перенаправить — вот это означает прекратить войну.

Сейчас на Украине происходят военные действия, фактически идёт война. Какого масштаба она, не будем говорить — маленькая или большая, локальная или не локальная, но идёт война.

Она прекратится когда-то, может, через несколько лет, какая-то сторона победит... Но что дальше делать простым украинцам, где будут разваленные заводы Донбасса, где не будет работы, где будет разваленная экономика? Что дальше делать?..

Я предлагаю собраться вам или собрать какой-то съезд читателей, которые уже строят Родовые поместья или которые за это выступают, собраться, провести съезд и обратиться к власти. И сделать вот эту идею всеобщей, всеукраинской. Только так можно успокоить Украину, только так можно ликвидировать безработицу.

Если есть на Украине другая идея какая-то — может быть, «лопаты производить», может быть, ещё что-нибудь, пусть берут её. Но такой идеи, которая так зарекомендовала себя, нет.

Они пытаются что-то сделать, пытаются, не понимая, как это сделать до конца. Сейчас, если вы знаете, промелькнуло такое сообщение: всем солдатам регулярной украинской армии, участвующим в антитеррористической операции, дать землю. Ну и что? Никто никак это не воспринял. Надо уметь ещё говорить, уметь представлять, демонстрировать всю философию...

Вот соберитесь, попытайтесь это сделать — и вы победите всех!

Та страна, которая первая до конца примет эту идею и в ней произо­йдёт такая реакция, как это происходит в Белгороде, станет первой страной, какой стала в своё время Америка. Это может про­изойти на Украине, может — в Белоруссии, ещё где-то, может — в России.

У меня вообще такое впечатление от происходящих событий, что они, эти бурлящие события на Украине, в других странах, — это просто идея выбирает себе тех людей, которые достойны её воплощать! Не её выбирают, её уже невозможно выбрать, она просто сама по себе существует в каком-то высшем внешнем обличье и выбирает. Вот она выбирает, допустим, Белгородскую область, выбирает Брянскую область, ещё что-то выбирает. Вот такое сейчас происходит.

Но это не значит, что мы должны сидеть сложа руки. Мы должны тоже что-то делать...

Теперь что касается того, как защитить. Тенденция такая развивается в Родовых поместьях, в поселениях: «а я не поеду на фестиваль», «а я не буду вступать в партию, зачем мне это»… Это глубочайшая проблема, это ошибка Образного периода, та проблема, из-за которой развалилась величайшая империя, та тысячелетней давности Русь, которой платили дань римское войско, Константинополь... То же самое: они не хотели принимать участия в чём-то... И вот как объяснить людям, что надо вступать в партию? Иначе будет сидеть и принимать законы другая партия. Почему вы считаете, что другая партия должна вас любить? А может, она захочет вас ликвидировать? Поэтому… обратите внимание на Родную Партию! Вчера прошёл её съезд, внесены дополнения и изменения в Устав... Надо, чтобы все, прежде всего те, кто находится в Родовых поместьях, вступили в эту партию, приняли действенное участие в ней, добились, и пусть она станет правящей партией в России. Вот тогда вы будете защищены.

 

Вместе со строительством Родового поместья приходится строить отношения в семье, в поселении. Как уйти от конфликтов? Рассказывала ли об этом Анастасия? Напишете ли Вы об этом в книге?

В. М.: Вот когда начну это в книгах описывать, тогда она и расскажет. А вот что касается взаимоотношений... Я наблюдаю за жизнью тех людей, которые уже живут в Родовых поселениях, иногда ссорятся, иногда не ссорятся, ищут какие пути взаимодействия, кто-то говорит: нужно, чтобы Устав был, кто-то говорит: нет, не нужно, кто-то говорит: нужно, чтобы Совет (поселения) был, кто-то — нет не нужен Совет... Сейчас идёт процесс, который приведёт к оптимальному результату. Я его не могу отобразить... Сейчас вы — те, кто живёт в Родовых поместьях, — более значимы, чем я, потому что вы на себе всё испытываете, всё доносите. Вам желательно писать Родовые книги. Обратите внимание на эту хорошую идею: нужно писать Родовые книги. Потом ваши дети, внуки, учёные будут исследовать высказывания из этой книги, по крупицам соберут вековую народную мудрость, это будет действительно народная мудрость, а не моя. Так что вы более значимы...

 

В книгах и Вы, и дедушка Анастасии говорите о Родовых поселениях, то есть — Родов поселения… Но почему-то на форуме «Анастасия.ру» чуть ли не запрещают это название — Родовое поселение, только — поселение Родовых поместий…

В. М.: Каждый по-своему обос­новывает... Думайте сами, решайте сами...

 

Анастасия говорила о том, что нужно осознанно использовать механизм тёмных сил, уже на благо силам Света, силам Добра. Второй момент, очень важный, который она обозначила, — воспитание детей. Сейчас много технологий воздействия на массовое сознание приходит из Европы, и основные СМИ служат этому, и фильмы, и спектакли… Был когда-то прецедент — питерский театр, который играл спектакль по Вашим книгам. Хотелось бы знать, какова судьба этого спектак­ля, играется ли он дальше? Были ли подобные предложения от наших теат­ров или зарубежных, контакты с телеканалами? Обращались ли к Вам с просьбой, предложением сделать какую-то передачу, чтоб Вы лично рассказали? А предложение конкретное — в сотрудничестве с аниматорами снимать короткие серии по конкретным главам из книг. А финансировать можно так же, как делает Михаил Задорнов, — на народные фильмы, то собранные на средства народа.

В. М.: Я «за»!

 

Поддерживаете ли идею «Школы «СЧАСТЬЕ» А. Саврасова?

В. М.: Если это счастье — счастье я поддерживаю.

 

Вы не называете себя идеологом, Вы говорите, что написали художественное произведение, которое отчасти предполагает вымысел... Кто сказал, что Анастасия, во-первых, есть, во-вторых, почему это не интервью, если она есть, и, в-третьих, не является ли идея «Звенящие кедры России» своеобразной религией? Родовые поместья — замечательная форма для семьи, для детей, жизни на природе, вопрос вот в чём: почему в рамках других религий, не учений, а именно религий, невозможно счастливое житие на земле? Ваша позиция: идеолог Вы или не идеолог?

В. М.: Давайте по порядку. Идеолог или не идеолог? Часто задают подобные вопросы. Когда я писал первую книгу, я не был никакой идеолог, я не ставил перед собой никакой цели и задачи, иначе я просто не смог бы ничего написать. Я как чукча: что услышал, то и написал, с теми же интонациями и т. д. Если Вы помните, там всё время идут или монолог Анастасии, или диалог, и на этом у меня с Анастасией всё. А куда оно вышло в итоге?.. Вот туда и вышло, получились и идеология, и философия, и т. д. Моя ли это заслуга? Я считаю, что это не моя заслуга. Но Павлов (Михаил Юрьевич, доцент МГУ, автор известной работы «Как закон о земле делает страну великой». — Ред.) говорит, что то, что, произошло в том месте, где мы сейчас находимся, в той ситуации, в которой мы находимся, я имею в виду «Звенящие кедры России», — это величайшее социальное открытие, это посильнее, чем ядерная энергетика, освоение космоса, это намного сильнее. В чём это открытие, до конца ещё не понятно. Но обладать такой силой, чтобы раз — и миллионы людей что-то стали делать, сотворять... они же, сотворяя Родовые поместья, ещё не знают, что сделают величайшие открытия в будущем, они или их дети... Они родят вообще новое поколение. Если брать этот пласт, они не знают... А я этого не предполагал.

— Это есть секта очередная: вот мы сейчас будто бы что-то созидаем… Но почему я отдельно, не посещая какие-то форумы и партии, не могу с любовью относиться к ближнему и к природе? И разве ещё 200 лет быт наших предков не был таким? И без всяких квазилиберальных западных ценностей люди спокойно жили на природе, растили детей… В чём здесь разница?!

В. М.: Я не понимаю суть вопроса. То есть не надо «Звенящих кед­ров России», у нас и так всё было хорошо? Да?

— Да! Без идеологии!

В. М.: Вот именно идеология толкает людей на то, что они делают. Что, «зелёная книжка» толкнула? Что там изложено и как изложено — вот это толкает. Вот это нужно понимать! Можно долго рассуждать, что это такое… «По плодам их о них судите». Вот плоды: более 200 поселений только в России. Вот они, плоды! Назовите другие плоды?

— Историям всех религий, будь то буддизм, христианство и т. д., более двух тысяч лет. А мы говорим о книжках «Анастасия», которым не больше десяти-пятнадцати-двадцати лет, и говорим о новой идеологии, о создании нового общества…

В. М.: Две тысячи лет существуют, и к чему мы пришли? Две тысячи лет существует религия, и все, кто принадлежит к этой религии, умирают... вымирают все страны... А здесь всего 15 лет, и, наоборот, — рождается новое. Сила неизмеримо большая! За короткий промежуток времени сделали то, что не смогли сделать за две тысячи лет!

 

Я столкнулся с такой проблемой, когда регистрацию проводил в Башкирском отделении Родной Партии: большая часть анастасиевцев не хотят вступать в партию, только потому, что Саврасов в своих книгах написал, что это не та Родная Партия, которую описывал Владимир Мегре в своих книгах.

В. М.: Зря он так. А может, не зря...

 

Почему Вы сами не живёте в Родовом поместье?

В. М.: У меня же есть во Владимирской области ещё усадьба и есть Родовое поместье. Дочка мне говорит: «Что-то ты, папа, распластался по всей земле». Родовое поместье у меня вот здесь, в душе, просто не хватает никак времени запустить туда мысль до конца. Но я о нём думаю, я о нём помню, туда приезжаю, я там каждый год улучшаю плодородие почвы... там великолепно работают пчёлы. То есть я всё делаю, только очень медленно, потому что, наверное… надо спортом больше заниматься. Я, кстати, заметил, что если физически ослабе­ваешь, то и мысль работает слабее.

 

Анастасия советует смотреть на детей глазами Бога. Как это — смотреть глазами Бога? Как воспитывать ребёнка, чтобы он чувствовал и понимал Бога?

В. М.: Очень большое спасибо за такой сильный, глубинный воп­рос! Когда мне задают подобные вопросы: как кормить ребёнка грудью, как рожать лучше и т. д., я всегда думаю: «За кого они меня принимают?» Чтобы ответить на такие вопросы, нужно быть суперврачом, суперпсихологом... Так вот, спасибо, что Вы меня за такого принимаете! Я обязательно напишу о том, как смотреть на своего сына и видеть в нём маленького бога.

 

Возможно ли провести встречу с Вами и с Вашим подросшим сыном, и не через десять лет, а как-то поскорее?

В. М.: Я думаю, что возможно, только я же не могу на них давить... Я не могу сказать Анастасии: иди сходи на Московское телевидение и попрыгай там с ветки на ветку... Разные фокусы — это не доказательство. Анастасия приходит, когда нужно. Важно то, что она делает, то, что происходит в мире, что происходит с вами, со мной, с властью, то, что социум меняется, — вот это важно. «По плодам их о них судите».

 

Контачите ли Вы с сыном? И насчёт книжек: в последних Ваших книгах всё меньше конкретных диалогов с Анастасией, Вы всё больше общаетесь с дедушкой, и кажется, что Вы не напрямую с ней общаетесь, а как бы с духом Анастасии, как с ченнеллингом. Будут ли в следующих книгах такие конкретные диалоги: что вижу, то пою, как Вы говорите?

В. М.: Если я общаюсь, не важно, рядом или не рядом, то общаюсь с тем великим явлением, с той великой силой, которая называется АНАСТАСИЯ. Это может происходить, конечно, на расстоянии.

А что касается сына, мне трудно с ним общаться... Я многое не понимаю до конца. Анастасия же проще говорила в начале самом, а потом, если Вы заметили, всё усложняется, усложняется. Сейчас она говорит, из чего состоит человек, у меня у самого это не укладывается в голове. А как сказать так, чтобы все другие поняли? Просто написать один к одному? Нет, не получается так, нужно осознать!

Оказывается, огромная глубина скрыта в книге «Сотворение», там можно взять одну фразу и написать целую книгу. Например, эти энергии, эти сущности, они в нас, они сейчас здесь, и они там, в далёком космосе... Энергия радости... — это она раскрывает лицо в улыбке, и другая энергия — насупленности, например... Они в нас, эти энергии. Но вот как это сказать понятно, интересно, я не могу сразу... Тогда было понятно: женщина, красивая, идёт, может вот это сделать, может вот это... Поэтому у меня там получался и легче язык. Сейчас он сложнее, потому что помимо того, что она говорит, я сам пытаюсь многое понять, изучить. И приходишь в ужас, когда видишь, где мы были, куда мы попали, куда мы могли попасть, и вообще как мир прекрасен может быть, если осуществить то, Анастасия говорила... Но он и будет прекрасным!

 

От редакции. Был и у нас вопрос, который мы не успели озвучить, хотя организаторам предварительно его передали.

На наш взгляд, есть острая необходимость подготовки книги — сжатой версии всех основополагающих идей Анастасии, в целях более лёгкого их распространения в обществе. Планирует ли автор издать такую книгу?

Надеемся, что Владимир Николаевич найдёт возможность ответить. Благодарим!

Андрей Лебёдкин.

Категория: №08(121)2014 | Добавил: winch (18.06.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2018