Вторник, 17.07.2018, 12:08Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №08(121)2014

Мой Крым

Прочитала статью Сергея Левченко «Правый сектор» — порождение власти» («РЗ» №3, 2014 г.). Не согласна. Это следствие коллективной недоброй мысли: «Москаль — враг украинца». Некогда эта мысль соскользнула со страниц  прекрасной поэзии Тараса Шевченко:

«Кохайтеся, дiвчатонька,
Та не з москалями,
Бо москалi — лихi люди,
Роблять лихо з вами…»

В понимании поэта «москаль» — солдат царской армии, кем и ему самому пришлось быть долгие годы. Вот уж действительно «нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся»! Год за годом это слово на Украине стало всё больше обозначать русского человека в негативном к нему отношении. Украинская русофобия зарождалась на Западной Украине, где у населения были вполне обоснованные претензии к власти, и направлялись на весь русский народ — «москаль — враг украинца».

Прочитала в «РЗ» и высказывание Василия Петрова: «Коллективная мысль, не давшая радости участникам совместного действа, не принимается Богом и Вселенной и замыкается в кольцо-эгрегор… И теперь уже не люди управляют своими энергиями, а их эмоция, объединённая в эгрегор, управляет их мыслями и действиями, провоцирует людей на поступки, не объяс­нимые с точки зрения Разума, порождает потоки неконтролируемых эмоций и в отдельных случаях пре­вращает участников эгрегора в откровенных фанатов».

Эти слова и объяснили мне явление Степана Бандеры с его бандой, которые «превзошли своими зверствами даже немецких садистов-эсэсовцев», — как писал Ярослав Галан, погибший от топора бандеровца во Львове в 1949 году.

В послевоенное время русофобия была заглушена великой советской культурой, интернациональной и гуманистической. Я выросла на Западной Украине в Тернополе, училась в школе с преподаванием на русском языке, таких школ в городе было восемь и столько же — украиноязычных. С нами в школах учились дети разных национальностей, но это было никому не интересно и даже не замечалось. Общие игры во дворе помогали нам осваивать русский и украинский языки одинаково, и мы прекрасно друг друга понимали.

А когда по нашему общему равнодушию была разрушена наша общая Родина, на Западной Украине опять выползла русофобия: закрыли русские школы, переименовали улицы, практически изгнали русский язык, а следовательно, великую русскую литературу. Менялись президенты, а народ жил всё хуже.

Но я твёрдо уверена, что не тяжёлое экономическое положение Украины породило майдан, как это утверждает Сергей Левченко, ведь во время голода в восточных областях Украины в 1947 году, спасаясь от которого мама вывезла меня, годовалую, из Хортицы на Западную Украину, никому бы не пришло в голову зарабатывать на жизнь подобным образом. Просто мы сейчас живём в информационном мире, и наше сознание формируется тем информационным полем, в котором мы живём на данной территории, его культурой и средствами массовой информации, работающими на того, кто им платит. Сергей называет заработки «героев» майдана, не называя источник, работодателя. А в видеосъёмках из Киева заказчик майдана назван, деньги немалые — 20 млн. долларов в неделю — на содержание «героев» шли и идут из посольства США на Украине. Да и все украинские СМИ денежки получают оттуда же. Получается, что идеологию населения Украины формирует враждебная России страна, и формирует очень активно. Вначале майдан восстал против президента, выигравшего выборы на русской идее, но так ничего не выполнившего из своих предвыборных обязательств. Напуганный президент сбежал из страны. Майдан сформировал своё правительство, которое готово выполнять все условия Америки и Запада, предавая свой народ и ставя его в колониальную зависимость от них.

Разумеется, русскоязычный Крым против этого и против необандеровцев во главе с Ярошем и прочими бандитами, нацистами, которых в упор не замечают украинские СМИ. «Правый сектор» контро­лирует и Раду, и новую власть. В его программе написано, что Украина только для украинцев, а Россия — это враг номер один.

Когда в Крыму был объявлен референдум, началась истерия на Украине в СМИ, а также в Европе и Америке. Сепаратизм! Как можно?

Одноклассник моего мужа рассказал, что его родственница пробыла в гостях у своей родни в селе под Одессой всего два дня и по возвращении домой стала называть россиян оккупантами. Какая сила внушения! Опять та же самая коллективная мысль и сформированный эгрегор провоцируют народ на безчинства.

Украина обречена на постоянные конфликты и противоборство, пока не придёт осознание к её населению. Но я счастлива, что мой Крым благодаря голосованию на референдуме вышел из информационного поля Украины. Крымчанкой я стала в 1969 году, когда, окончив Ровенский институт, переехала на работу с мужем-керчанином и прожила там около 40 лет, пока мы с ним не переехали в Россию в 2006 году.

Мне очень жаль моих одноклассников и наших друзей по институту, разбросанных по всем весям Украины, зомбированных местными СМИ. Недавно муж разговаривал по скайпу со своим однокурсником из-под Ровно, и я чувствовала, как было тяжело обоим собеседникам, как они сдерживали свои эмоции, подбирали слова, чтобы не обидеть друг друга. Потом они опять сошлись в беседе, но одноклассник уже был не в состоянии сдержать агрессию: «Кто позволил Крыму своеволие?» Ответ: «А кто это Киеву позволял?» Этого он не мог понять и не хотел слышать. В диалог ворвалась женщина, видимо, его жена: ругань, ложь, упрёки, угрозы. Я попыталась её успокоить, заговорила с ней на украинском языке, но крик не прекращался. Муж выключил компьютер.

И такие «беседы» со всеми друзьями и подругами, живущими в другом информационном поле, и не обязательно на западных, но и на восточных территориях. Не все из них и говорить-то могут на титульном языке, но все обвиняют Крым в сепаратизме, в притеснении украин­цев и крымских татар. А я знаю совершенно другое: есть в Крыму и мова, и украинские издательства «Доля», «Дiалог», «Кримська свiтлиця», в которых неоднократно публиковались мои стихи, а также в крымско-татарской газете «Балалар дюньясы», в «Греческой газете», в армянской газете «Голубь Масиса» и др. А сколько у меня там осталось друзей среди украинцев, крымских татар, болгар, армян, евреев, греков, крымчаков, караимов, немцев и белорусов Крыма! В этих общинах и диаспорах я получила много сюжетов для своих поэтических сказок и легенд. Ещё я счастлива, что сумела подарить детям Украины замечательные стихи любимого крымского поэта Владимира Орлова в своём переводе в книгах «Чарiвна парасолька» и «300 забавок, вiршiв i головоломок», изданных в 1998–1999 годах огромным тиражом в 25 000 экземпляров, а также стихи и сказки моего друга, крымского татарина Нузета Умерова «Моя Батькiвщина» и «Ведмiдь-гора».

В моём Крыму живут люди более ста национальностей, живут дружно, и, слава Богу, им уже не помешают ни Степан Хмара, который в 2004 году во время выборов президента заявил на своих листовках: «Крым будет или украинским, или безлюдным», ни Юлия Тимошенко, объявившая, что она обмотает Крым колючей проволокой, ни бандеровцы Львова с Ярошем во главе.

Вся Россия продемонстрировала свою солидарность с Крымом. Сколько добросердечия, искренности и дружбы! А чего стоят потоки светлой энергии, шедшие в Ноо­сферу из Сочи во время Олимпиады и особенно Паралимпиады! А энергия радостных праздников в Родовых поселениях! Душой чувствую, как под натиском светлой энергии скукоживается тёмная — майдана. Ей не устоять, она будет нейтрализована и освободит сознание населения Украины. Информационная война закончится победой Светлых сил. Наступает время объединения славянских народов.

Ольга Тимохина, поэт и переводчик поэзии, лауреат премии автономной Республики Крым.
г. Калуга.

Категория: №08(121)2014 | Добавил: winch (18.06.2018)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2018