Среда, 22.11.2017, 12:01Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №08(073)2010

Улей или колода?

Здравствуйте! Зовут меня Сергей, живу в Родовом поместье Травушки в Холодном яре, имею около 40 пчелосемей, занимаюсь пчеловодством уже 7 лет и хочу поделиться кое-какими соображениями на этот счёт.

Давайте вместе с вами подумаем — для кого лучше улей, а для кого — колода. Для начала, где живут пчёлы в природе? Обычно это дупла деревьев, расщелины скал, различные потайные места, укрытые от ветра, прямых солнечных лучей, дождей, снега и врагов пчёл (любителей мёда на самом деле много). Их домом также может служить бочка, ящик, чердак, старый дымоход.

Соты свои пчёлы строят, сообразуясь, прежде всего, с размером своего тела (в среднем около 12 мм), отсюда двусторонние соты 12 мм + 1 мм (простенок) + 12 мм = 25 мм, расстояние между сотами 12 мм. В природных условиях размеры сотов (высота, ширина) определяются размерами жилища. Важный момент: с каждым поколением выведенных пчёл соты стареют (каждая пчела после себя оставляет кокон, она его, конечно, выгрызает за собой, но не полностью), и через 12–14 поколений (поколение — 21 день) ячейки становятся маленькими, пчёлы мельчают, соты на просвет становятся чёрными. Семья некоторое время борется с этой бедой, выгрызая ячейки, но, вскоре оставив гнездо, полное мёда, улетает на поиски нового жилища.

Давайте теперь обратимся к истории. Как добывали мёд в древности, где содержали пчёл? Найдя в лесу дупло с пчёлами, на дереве наши предки делали различного вида заграждения от мёдведей. Позднее дупло вместе с пчёлами выпиливали и переносили на вырубку (засеку) в лесу, отсюда — пасека. Гнёзда так и назывались — дуплянки, ещё позже их начали укладывать горизонтально, так появились лежаки — колоды. Держали пчёл в бочках, глиняных горшках, плетёных ульях (сапетках) и т. д.

На примере колоды рассмотрим механизм добывания мёда в былые времена. От семьи пчёл добивались выхода нескольких роёв (чем больше, тем лучше; именно поэтому современные пчёлы столь ройливы, произошла обратная селекция), затем закуривали пчёл серой, забирали мёд и вновь заселяли рой. Мёда было немного — в среднем 5–9 кг за год.

Совершенствуясь, колоды, в конечном счёте, превратились в современные ульи. Теперь мы не убиваем пчёл, сдерживаем роение, но по-прежнему всё равно доставляем пчёлам много хлопот.

Как их избежать и получить много целебного мёда при малых затратах труда? Не думайте, что я эксперт: у меня лишь своё видение этого вопроса.

Недостатки улья:

— малый объём, из-за которого стимулируется роение;

— тотальный контроль над жизнью пчелосемьи (некоторые пасечники заглядывают в свои ульи каждые 2 дня, а это неправильно, потому что пчёлы могут разлететься, не дав мёда);

— качество мёда хуже, чем из колоды, правда, не всегда.

Достоинства:

— малый размер, отсюда — безхлопотные перевозка к медоносам и установка на месте (2 человека справятся с большой пасекой);

— удобство в осмотре семьи, возможность предотвратить роение, помочь, если возникли проблемы (нет матки, болезни, вредители);

— несложно забирать мёд, а его в сильной семье много, около 30 кг в год.

В колоде всё наоборот: большой объём, никаких забот по уходу, но тяжело колоду перенести, а ещё хуже — залезать в неё за мёдом. И главный недостаток — соты стареют, а вырезать расплодную часть вместе с расплодом и, возможно, с маткой — просто варварство.

Давайте теперь подумаем, что же нам нужно — мёд (а главное — какой), моральное спокойствие при его изъятии из гнезда, пчёлы для опыления сада или ничегонеделание?!

О мёде. Качество его в колоде и улье разное. В колоде мы получаем высококачественный, целебный, сотовый, полифлорный (с цветков разнообразных растений) мёд при условии, что мы забираем его 1 раз в конце лета на 2-й год установки колоды (и его не очень много). А в улье? Благодаря искусственной вощине (60% воска+парафин+примеси) пчёлы отстраивают свои соты в 5 раз быстрее, экономят время и мёд на её отстройку и не теряют его даром, а приносят много мёда. Мёд приходится отбирать несколько раз (первоцветы, акация, липа, гречка, подсолнух и др.), в среднем, 2–4 раза в год (монофлорный мёд). Затем рамки с мёдом прогоняют через медогонку (мёд соприкасается с металлом и воздухом), мёд сливается в бидоны (металл, пластик), а пустые рамки возвращаются в семью (опять экономия усилий и мёда пчёл).

Что же лучше и для кого? Можно ли получить целебный мёд в улье и свести на нет его недостатки? Ну, разумеется! Не ставить вощину в гнёзда и не качать медогонкой, а забирать 1 раз в году! Щадяще осматривать пчёл и делать это редко! Я, например, наношу своим пчёлам визиты 15 раз за год, но, возможно, и это много. Для сравнения: книга рекомендует осматривать семью 1 раз в неделю (в среднем, 35–40 раз за год).

В весенний осмотр я помогаю пчёлам убрать подмор: они потратят на чистку 1 месяц, а я справлюсь за 4 минуты, да ещё утеплю их хорошенько — мол, растите, милые! Ещё несколько осмотров весной и первая качка в начале июня. Отводки и их усиление — 3–4 осмотра, вторая качка, возможно, третья (зависит от погоды), подготовка к зиме, обработка от клеща (установка пластин), осенняя ревизия семей. Зимние осмотры: прослушивание, сушка крышек, защита от мышей, при необходимости — подкормка мёдом.

Роение — это отдельный разговор. Конечно, рой-первак — это практически полноценная семья: и гнездо отстроят, и мёда на зиму соберут, и несколько кг забрать можно. Замечательно, правда? А попробуйте его словить! Если вы не находитесь рядом с пасекой, рой выйдет, привьётся на ветку, посидит минут 15–20 и улетает в далё-ё-кие края! Вот и беги за ним следом, задыхаясь от дымаря и в пасечной амуниции, тащи роёвню на 3-метровой палке, бей в сковородку, брызгай водой — и получишь полноценные впечатления роевой поры! А сам рой не получишь!

Казалось бы, рядом стоит пустой улей (колода) с гостеприимно приоткрытым летком, красиво расставленными сотами, щедро смазанными мёдом и мелиссой — залетай и живи себе без хлопот! Но не всё так просто. Рой, вылетев из материнского улья, спешит улететь подальше, на 4–12 км, чтобы расширить ареал обитания пчелиной расы, дать возможность оставшимся пчёлам собрать мёд с родных пчелиных угодий. Конечно, в местности, насыщенной пчёлами, какой в давние времена была вся Земля и какая иногда ещё встречается (например, у нас, в Травушках), на краю больших лесов и подальше от городов, иногда пролетают чужие рои и селятся в наши ульи.

Но есть другая опасность. Пчёлы могут роиться и не от хорошей жизни. Например, при сильной заклещёванности, различных болезнях, с которыми пчёлы не могут справиться сами, они, оставив гнездо, летят на поиски лучшего дома. И горе той пасеке, на которой они найдут свой приют. Различные инфекции особенно хорошо распространяются в слабых семьях. Лечить же пчёл чрезвычайно трудно и, как правило, неэффективно. Выводы пускай каждый сделает сам.

Основной статьёй дохода нашей семьи является продажа мёда. Нашей мечтой было не ходить на работу, не разлучаться друг с другом и со своими детьми. Мы шли к тому, что имеем, более 10 лет. Мы содержим пчёл в ульях, щадяще их осматриваем, не жадничаем (пчёлы наши всегда зимуют на меду) и надеемся, что своими действиями не вредим, а только помогаем своим маленьким кормилицам. Но есть у нас и колода (необычная). Я считаю, что пчёлы должны зимовать только на улице (исключение могут составлять слабые и больные семьи).

Знайте: самый главный враг пчёл — необразованный и неумелый пасечник. Своими действиями он может очень быстро погубить семью, а ведь это целый город с населением 50–90 тысяч жителей. Но знающий и добрый человек может за короткое время добиться многого. Пчеловодство — это искусство, здесь нельзя действовать по схеме. Одни и те же события, происходящие в одной и той же семье в разное время года или в разных семьях, не всегда означают одно и то же. Образованность — главный инструмент пчеловода. Пчелосемья — это целый мир, и вмешательство в него должно быть минимальным.

Хочу также развеять миф о том, что женщины не могут заниматься пчеловодством. У моей жены получается общаться с пчёлами гораздо лучше и быстрее, чем у меня, и поверьте, это не единственный пример. Мои соседи, 10-летний Егор и его 13-летний брат, прекрасно разбираются в пчёлах и даже дают советы своей матери в некоторых случаях. Поэтому всё в ваших руках!

Теперь о моей колоде. Однажды в одной старой, 1913 года выпуска, книге по пчеловодству я прочёл о переходном этапе между колодой и ульем. Сказано это было вскользь, но меня заинтересовало. Речь идёт о рамочных колодах. Всё-таки, если додумать эту мысль до конца (что я и сделал), получается вот что. Берёте бревно (желательно верба, тополь) максимально большого диаметра, высотой около 1,7–2 м, выбираете середину (можно вручную, а можно, — распилив бревно на пилораме, скрепить его после шурупами) или просто доски толщиной не менее 50 мм и устанавливаете вертикально (природное дупло). В верхней части вы устанавливаете рамки 1 ряд (от 5 до 10 шт. в зависимости от размера дупла), это будет расплодная часть, куда можно влезать только в крайнем случае (к примеру, заменить старые соты весной, или если возникли проблемы с маткой). Здесь также будет находиться медово-перговый зимний запас пчёл. Над ним делаете утепление. Всё, что ниже — ваше. Но не торопитесь забирать свою долю. Если вы хотите получить целебный мёд, дайте ему время вызреть. Мёд на соте должен быть полностью запечатан восковыми крышечками, ферментация его идёт и некоторое время после запечатывания. В общем, чем позже, тем лучше. Сзади колоды делаете 2 дверки на петлях: одну гнездовую, другую медовую. Возможно, это напоминает многокорпусный улей или один из первых ульев (например, Прокоповича). Тем лучше, это даёт больше пространства для фантазии.

Сергей. Украина, Черкасская обл.
Материал напечатан в рамках программы информационного обмена с газетой «Быть добру». http://gazeta.bytdobru.info.

Категория: №08(073)2010 | Добавил: winch (01.12.2015)
Просмотров: 155 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017