Вторник, 19.09.2017, 14:36Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №08(073)2010

У Природы нет плохой погоды, у Природы есть плохие партнёры

С семинара в Москве 27 июня стартовал российский проект «Плодородие», в рамках которого Зепп Хольцер организует годовой курс обучения азам пермакультуры, чтобы те, кто прошёл обучение, могли применять полученные знания на практике в разных климатических зонах, со всем разнообразием их растительного и животного мира.

 

1. Краметерхоф

Зепп появился в зале московской гостиницы «Вега» обыденно, как перед хорошо знакомыми друзьями, с которыми только вчера расстался. Без всяких вступительных слов, поздоровавшись, пригласил в 42-минутное путешествие по Краметерхофу — столько длится фильм о его пермакультурном хозяйстве.

Сколько человек было на этой встрече? Около 180, может быть, и больше. Но все смотрели фильм, затаив дыхание, вчувствуясь и вглядываясь в то, что способен сделать на земле и для Земли человек — не венец природы, а часть её, человек-творец.

Краметерхоф — это самый настоящий, не библейский, рукотворный Райский сад, Родовое поместье Хольцеров, Пространство Любви, в котором уважаемо каждое божественное создание: букашка, травинка, дерево, животное, птица. Это вовсе не означает, что в пермакультуре Хольцера Природа (Зепп обычно употребляет это слово с большой буквы) главенствует над человеком. Но и Зепп Хольцер не главенствует, он — договаривается, согласовывает свои действия, Зепп и Природа — равносильные партнёры! Сотворцы! Собственно об этом его фильм, все его фильмы о Краметерхофе, где в горах, на высоте от 1300 до 1500 метров над уровнем моря, на огромных камнях греют свои бока и спеют кабачки и тыквы, где растут абрикосы и киви, и черешня плодоносит с июня по сентябрь. Здесь для каждого вида, животного ли, растения, предусмотрена, продумана и обустроена своя среда обитания. А когда всем и всему хорошо, не остаётся тех, кому плохо.

За кадром фильма сам Зепп подробно рассказывает, что, как и почему делает. Его хочется цитировать и цитировать.

«Сейчас меня начинают активно копировать соседи. Значит, я буду заниматься чем-то другим — не хочу создавать конкуренцию».

«Чем больше камней на участке, тем больше плодородия».

«Сосны — плохие деревья для защитных лесополос, но их почему-то продолжают сажать. Я такие полосы засаживаю смешанным лесом».

«Я никогда не обрезаю деревья, в том числе фруктовые, нижние веточки остаются для питания зверушек: кроликов, косуль и других».

«У меня животные — радостные и счастливые, в мире же содержат животных, как заключённых, и кормят их, как заключённых».

«Если у фермера убытки, он должен задуматься, какие же он совершил ошибки во взаимодействии с Природой».

(Японский фермер Масанобу Фукуока создал систему земледелия, вообще не требующую никакой обработки почвы, никакой техники, никаких удобрений и химикатов. Он научно показал, что первичный источник и точка устойчивости всего сельского хозяйства — сама Природа. — Авт.).

«Нужно предоставить растениям условия, чтобы они были самостоятельными, не зависели от человека, «химия» делает эту зависимость 100-процентной. Растение само должно всё добывать для себя, без вмешательства человека».

«Пока кто-то зарабатывает на этом деньги — на зависимости сельского хозяйства от химических удобрений и химических средств обработки растений — катастрофы никогда не закончатся».

«Если вы научитесь читать Книгу Природы, сможете почувствовать себя на месте растения или животного — это моё правило, я им пользуюсь всю жизнь — тогда вы сможете понять, как чувствует себя растение на этом месте, правильно ли вы со всем этим обходитесь. Самое главное — научиться это видеть, понимать, осязать. Когда растения или животные будут это чувствовать — ваше внимание, они будут работать на вас».

Хольцер — Мастер сотворения маленьких климатических зон, причём неважно, где — на песчаных почвах, в пустыне или в тундре. «Мне только нужно пообщаться с Природой, — говорит он, — выбрать место по согласованию с ней, а не навязывая своё. Природа сама показывает, где и как можно сделать, не навредив ей». В Испании, в опустыненных местах, Зепп построил таким, согласованным с Природой, образом 16 озёр, используя исключительно дождевую воду. «Никто не верил, что такое возможно, «спецы» говорили, что вода уйдёт. А она никуда не уходит, и на этих озёрах при ветре гуляют волны высотой в полметра, и вода очень чистая, живая».

Зепп снова и снова повторяет, что нельзя что-либо навязывать Природе, нужно работать вместе с ней. И затраты всегда будут намного меньше, если Природе это подходит.

Его фильм, а также книги (две пока, впервые переведённые на русский и изданные в Орле, в издательстве Светланы Зениной) — это ликбез для начинающих землепользователей и наука для традиционного агрария, независимо от того, имеет ли он самое высокое сельскохозяйственное звание и образование или находится только на начальном этапе. Хольцер, например, активно развивает фруктовое лесоводство, это его термин и его ноу-хау. Фруктовое лесоводство выгодно со всех точек зрения: это и питание, и лекарство для человека и животных, это не менее ценная древесина, это — цветущая земля.

 

2. Два мира

Краметерхоф — это 45 гектаров земли, а точнее, гористой местности. Кажется, куда нам со своими ста сотками, одним гектаром, до пермакультуры Хольцера! Не развернёшься! Но закончился фильм, пришло время вопросов-ответов, и Зепп заверил: для пермакультуры не имеет значения, дачные это шесть соток или земли больших хозяйств.

Но — по порядку.

Конечно же, на семинаре Хольцера присутствовали в большинстве своём читатели книг В. Н. Мегре, уже имеющие землю, своё Родовое поместье, либо собирающиеся в ближайшее время переехать на свой гектар, о чём и свидетельствовали вопросы. Но странным образом первым встал специалист из Почвенного института им. Докучаева, учёный, судя по всему, и задал вопрос: все эти рекомендации Хольцер давал для фермерского хозяйства или для коллективного?

— У меня есть всевозможные проекты даже для людей, у которых совсем ничего нет, нет земли, они живут на улице. И для них есть возможность создать пермакультуру, и для владельцев маленьких кусочков земли, и для тех, кто владеет большими площадями, то есть для коллективных хозяйств. Единственное, нужно уважать законы Природы, — отвечает Хольцер.

— Вы изложили технологию ручного труда, — уточняет почвенник.

— И вручную всё можно делать, в любых экстремальных условиях. В любых условиях это должны быть смешанные посадки, а не монокультура.

— Я с вами не согласен, мы не сможем прокормить людей! — со «знанием дела» и даже несколько высокопарно возражает учёный.

И тут зал, понимая всю смехотворность ситуации, начинает аплодировать — почвенник со своими традиционными понятиями выглядел нелепо, инопланетянином, человеком из другого мира, вчерашнего, несмотря на то, что и сегодня, и завтра ещё, к сожалению, российская аграрная наука, чтобы «прокормить» людей, будет стоять на страже индустриализации и химизации сельского хозяйства. (В перерыве я не удержусь и подойду к оппоненту Хольцера, Анатолию Семёновичу Извекову, коротко расскажу ему, кто и зачем собрался в этом зале, задам свой вопрос: почему наука, государство должны кормить народ, вместо того чтобы дать людям землю, чтобы они сами себя кормили? Но Анатолий Семёнович был, кажется, в лёгком шоке и ничего не ответил; после перерыва в зале он не появился).

Ну а Зепп сказал ему, что это большое заблуждение, что таким образом, с помощью пермакультуры, нельзя прокормить людей, что тому много есть примеров, и что в Краметерхофе была защищена русская дипломная работа.

 

3. Мастер-­класс

Дальше пошёл разговор действительно единомышленников. Отвечая на вопросы, Зепп был в своей стихии, я бы даже сказала, — в ударе. Он мгновенно оценивал ситуацию и выдавал рекомендации, он видел то, что пока недоступно нашему взгляду. Если бы ещё не сложности перевода! Эх, знать бы ему наш язык… «Я русский бы выучил только за то», что строятся здесь Родовые поместья»!

Итак, вопросы.

Из Татарстана, Центр осознанного родительства, признание-приглашение Хольцеру:

— Наш коллектив очень Вас любит. У нас земля, 70 гектаров, мечтаем оазис красоты создать, чтобы сюда приезжали семьи — детишек рожать.

— Я могу вас только поздравить, это замечательный путь! Я буду два года в России, и я охотно пойду на кооперацию с вами.

Вопрос:

— У нас есть ручей, который летом пересыхает. Есть у Вас опыт, как восстановить такой ручей?

— Легче всего с водой решить вопрос — сделать приспособления, которые могут собирать дождевую, талую воду: один, два или три резервуара. И лес создавать на больших территориях — чтобы он помогал сберегать воду. Нужно понять причину, по которой ручей пересыхает, а не бороться с симптомами.

К трибуне подходит женщина, протягивает Зеппу что-то слепленное из пластилина:

— У меня есть возможность взять кусочек земли чуть больше одного гектара, я сделала макет этого участка. Возможно ли здесь использовать Ваш метод?

Хольцер с любопытством разглядывает крохотный макет и уточняет:

— Я вижу здесь естественную выемку, котёл, какова его площадь?

— 70 соток, а вся площадь участка — 1,3 га, наклон — юго-запад, колхоз отказался от этого участка.

— Здесь практически всё готово. Если у вас есть такой «котёл», вам нужно сделать, чтобы вся вода собиралась внизу, в «котле». Чтобы вода не вытекала, вам нужно закрыть «ворота» вот с этой стороны. Вокруг вы сделаете террасы. У вас очень выгодный участок. Ваш «котёл» — это, как мешочек, в который все кидают деньги. Но не должно быть дырки, из которой эти «деньги» (вода) вытекают.

Записка из зала: «Многие, взяв землю, начинают с копки колодца, а получается, что надо начинать с сооружения террас?»

— А чего вы хотите добиться строительством колодца? Если вы делаете террасу, вы можете предотвратить стекание воды. Растения на террасах развиваются значительно лучше. Вода сохраняется и деревьями, и если на участке есть смешанный лес, происходит насыщение грунта водой — без леса солнце жжёт землю, она становится совершенно твёрдой, ничего не впитывает. И даже если несколько дней идёт дождь, то влажный только верхний слой, остальная вода стекла. Вот так разрастаются степи, как лишаи на теле земли.

Вопрос:

— Почвы на нашем участке плохие, тяжёлые, суглинистые, что можно сделать?

— Суглинистые и глинистые почвы — очень продуктивные, нужно сажать соответствующие растения: клевер и другие культуры, корни которых идут глубоко в землю и выполняют роль дренажа. Тогда там начинается жизнь микроорганизмов. За счёт посева бобовых тоже можно улучшить землю.

Зепп взял тайм-аут, объявили перерыв. Многие подошли к фотостенду: террасы, водоёмы — начало проекта Зеппа Хольцера на Украине. Быстро расходились и книги Хольцера, которые продавались тут же, в зале.

 

О водоёмах и воде

После получасового перерыва один из участников встречи попросил Хольцера посмотреть видеоролик: участок на задворках коттеджного посёлка, обнесённого бетонным забором. От забора склон и сразу овраг, внизу которого растут камыши и постоянно стоит вода.

Как Зепп сразу ухватился за этот, внешне ни к чему не пригодный ландшафт, за его преимущества!

— Я покажу то, что вижу на картине, что можно сделать. Здесь много зелёной массы, много влаги. У вас склон, можно обрезать берега, сделать террасы, овощную или фруктовую гряду. Даже на склонах можно выращивать овощи и фрукты, а внизу сделать большой водоём.

Да, бетонная стена плохо выглядит, но я могу её использовать. Это север или юг? Юг! Да у тебя, парень, самые отличные условия. Там скапливается тепло, с улицы ничего не дует. Вдоль этой стены можно высаживать киви, виноград, различные садовые культуры.

— Какие у вас самые максимальные морозы зимой? Минус 30 градусов! Вот здесь, — показывает Зепп, — можно сделать террасу 2 метра шириной, насыпав вал. Затем следующую террасу: если тебе здесь деревья не нужны, можешь их обрезать. Стена — самая продуктивная часть участка: легко выращивать и легко собирать. Такое моё предложение. Где у тебя самые влажные места, там ты можешь сделать водоёмы с извилистыми берегами. Здесь очень много болотистой, гумусной земли, ты можешь её использовать для удобрения террас и гряд. Это будет выглядеть великолепно, будет эстетично! Ты должен всегда работать с Природой!

Шаг за шагом, исследуя картины участка, Хольцер расписывал, где и что можно сделать, детализируя проект. Это была классная практика, зал внимал, по-хорошему завидовал парню, и, думаю, одновременно смотрел глазами Хольцера на свои участки.

А Зепп говорил в это время о принципах устройства озёр, прудов, тоже на примере видеокартины.

— Здесь есть запад и восток, значит, будет ветер, он создаст хорошую тягу и волны. Только откосы обязательно должны быть извилистыми. На севере будет глубоководная зона, в южной части — мелководная, — отличные условия для разведения рыбы. На северной стороне можно высадить высокие, большие деревья, они будут создавать тень и остужать воду. Вода живая — когда созданы условия для её движения, тогда все мелкие частички будут собираться то в одной стороне озера, то в другой, и вода будет очень чистая. Очень важный штрих — северная сторона водоёма обязательно должна быть глубже, чем южная, тогда вода будет живой, будет обмен холодной и тёплой воды, при извилистой форме берегов тоже всегда идёт движение воды. В озёрах, водоёмах, где везде прямые линии, прямые откосы, вода умирает, воняет. Как пахнет вода, так будет пахнуть и рыба. У холодной воды гораздо больше энергии, чем у тёплой, не случайно ручеёк всегда сам себя очищает. По возможности надо вытягивать пруды, делать их длиннее, а дно делать с перепадами, ни в коем случае не планируйте глубину водоёма на одном уровне!

 

О семенах

О том, где достать старые, качественные, семена, Хольцера спросила гостья из Кахастана, поблагодарив его сначала за книги. Зепп признался, что ему приятно, что его книги понравились.

— Я читал лекции в Вене, и посол Казахстана пригласил меня приехать в страну.

А проблема семян, где их получать, очень остро стоит в Европе. В большинстве всё запрещено, запрещено смешивание культур.

Самое важное — это производство семян старых культур. Такие культуры существуют в каждой местности. Растения — живые существа, они ко всему приспосабливаются. Урожаи хорошие можно иметь даже на самых плохих почвах. Вы должны знать, что с самой плохой почвы получаются самые качественные семена, и чем хуже условия, тем лучше качество. Нужно только смотреть, чтобы семена были действительно старые. Очень важно уже сейчас: если у тебя есть семечко, — посади его в цветочный горшок. Собирать надо такие семена и обмениваться. Каждый должен производить свои семена, и это надо донести до всех. Надо донести до всех, что нельзя идти против Природы.

Где в России можно купить семена первородного злака? Шесть лет назад я высеял этот злак в Туле, но не знаю, как сейчас обстоят там дела.

 

О пчёлах

Хольцер обладает колоссальным объёмом информации о пермакультуре, о цепочках в Природе, о взаимодействии, потому что Природа — его Учитель и главный авторитет. Отвечая на вопросы, он старался концентрировать знания и в сжатом виде передавать. У него спросили, как он содержит пчёл?

— Это тема целого семинара...Самое главное, — метод, который я применяю, и то, что я видел на Украине, — ствол дерева, где живут пчёлы. Главная ошибка, которую мы делаем в пчеловодстве, которую делают пчеловоды, — они чрезмерно хотят эксплуатировать пчёл. Пчёлы содержатся в очень неестественных условиях, между рамками, самый хороший мёд у них воруется. Не нужно этого делать, это очень одностороннее использование пчёл, это и приводит к болезням роя.

Ещё одна ошибка — монохромное ведение хозяйства. Пчёлы приспосабливаются к большому сбору урожая, а поле, подсолнухов или другое, внезапно исчезает. Это стресс для пчёл, а значит, болезни. Нужны растения с протяжённым промежутком цветения и ядовитые растения, тогда пчёлы сами себя лечат и производят лечебный мёд.

Очень плохо для пчёл — генетически изменённые семена и «химия», пчёлы теряют ориентацию, а мёд с таких полей никогда не будет лечебным.

В Америке уже делают пластиковые рамки, от них пчёлы тоже массового гибнут.

Анастасиевцы на Украине строят дупла для пчёл, где создаётся микроклимат, и это очень важно для пчёл.

Пчеловоды не должны быть жадными и доводить до того, чтобы прикармливать пчёл сахаром.

 

О плоскорезе

Был ещё ряд мелких вопросов: как бороться с улитками, с оводами, слепнями и комарами. Зепп терпеливо отвечал, делая упор на поиске причины: отчего нарушено равновесие. А напоследок он рассказал весёлую историю про плоскорез Фокина:

— Сначала я подумал: что это за штуковина такая, и зачем её так согнули. А потом понял, насколько продуманный и удобный этот инструмент, и чтобы обрабатывать землю, не надо наклоняться. Надо всего лишь приспособиться к нему. Я тогда закупил несколько сотен плоскорезов и увёз их в Краметерхоф. И сейчас эти плоскорезы есть даже в Португалии. Для небольших участков это великолепный инструмент.

Зеппу долго хлопали, а потом он больше получаса давал автографы, расписываясь на своих книгах.

 

Об ошибках. Из Рассылки «На пути к Родовому поместью», Вадим Карабинский:

«Очень интересной была поездка с Зеппом в действующее поселение. Ехали послушать его консультацию про питомник, но, проходя мимо участков других поселенцев, Зепп поделился своим мнением.

Он говорил о том, что у поселения нет общей концепции развития, нет общего проекта. Каждое поместье само по себе, и это выглядит, как бегство из города. Нужно очень много зарабатывать в городе, чтобы без хлопот жить в поместье, так хозяйствуя. Но, если есть желание жить с земли, то нужно абсолютно всё делать иначе.

То, как хозяйствуют на земле поселенцы, ведёт к ухудшению почвы и воды. Неправильно строя колодцы и скважины, люди пьют не воду из-под земли, а сточные воды. Каждый роет себе колодец или скважину и тем самым отбирает воду у тех, кто вырыл не так глубоко.

Поселенцы сажают культуры, которые ухудшают почву на участке — сосны и ели. Они не представляют свой участок через 100, 300 лет. И не предусматривают возможные катастрофы, которые происходят каждые лет 100 (например, аномально много дождей или снега), а затраты по предотвращению возможных последствий несоизмеримы с затратами на их устранение.

Это коротко. И мне грустно.

Пересадка и посадка каждого растения сопровождается скрипом мозгов, из-за сомнений: а как оно себя будет чувствовать? а не будет ли оно мешать в будущем? не придётся ли пересаживать? а как учесть реальность, теорию Анастасии, органического земледелия, а теперь ещё и Хольцера?»

 

4. ...с чистыми помыслами

Новые русские помещики, создатели Родовых поместий, сегодня активно обуждают вопрос о чистоте помыслов, спорят, хорошо это или плохо — торговать продукцией РП, стремятся найти и обозначить главные критерии понятия «предприниматель с чистыми помыслами»: что он может и что нет, что должен делать и чего не должен, как должен мыслить…

Зепп Хольцер не лукавит, он открыто говорит и демонстрирует на своём опыте, как в условиях пермакультуры при минимуме затрат можно (и надо!) получать хорошую прибыль. Зепп — капиталист. Но давайте посмотрим, чем он при этом руководствуется?

1. Мыслить естественно. Жить, расти и развиваться вместе с Природой и получать от этого радость.

2. Уважать Законы Природы и согласовывать с ней свои действия.

3. Ставить себя на место того, с кем или с чем ты взаимодействуешь, и соответственно поступать.

4. Быть честным перед собой и с окружающей тебя средой.

5. Не продаваться и не покупаться, как товар.

6. Делиться опытом успеха, а не наживаться на нём.

Вот, пожалуй, самые главные принципы, кредо жизни Хольцера. Он — капиталист с чистыми помыслами. Наверное, единственный в мире. Но если мы, сторонники идеи Анастасии, будем руководствоваться этими же принципами (а не изобретать колесо), очень скоро у Зеппа появится целая армия единомышленников, благодаря которой мир станет другим.

Светлана Савельева. Москва–Орёл.

Категория: №08(073)2010 | Добавил: winch (01.12.2015)
Просмотров: 191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017