Суббота, 23.06.2018, 07:22Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №07(120)2014

Когда мозги не нужны, или Что необходимо знать тем, кто рожает дома

В первых родах период «изгнания» — это время, наиболее чреватое неприятностями, время, когда так велик риск всё испортить. В это время, когда решается «акушерское будущее» женщины, большую помощь может оказать терпеливая и спокойная акушерка.

Почему я здесь провожу различие между первородящими и повторнородящими? У последних матка в потугах работает быстрее и эффективнее, ошибки акушерской тактики реже встречаются в повторных родах просто потому, что акушерки не успевают их совершить.

В телепередачах и видеозаписях родов меня всегда удивляет, когда я вижу, как повторнородящей женщине кричат: «Тужься, тужься, тужься!» По моему опыту, акушерки в повторных родах должны делать всё от них зависящее, чтобы замедлить потуж­ной период, потому что тело женщины и так прекрасно справляется с изгнанием второго, третьего и четвёртого ребёнка. В большинстве случаев повторных родов сведение потуг к минимуму позволяет сохранить промежность здоровой и неповреждённой. С первыми же родами, как свидетельствуют акушерки, совсем другое дело. Я не хочу сказать, что первого ребёнка следует «вытуживать» изо всех сил. Напротив, первые роды требуют больше времени, большего терпения от акушерки, мягкие роды требуют «танца под другую музыку».

Возьмём типичный сценарий домашних, проводимых без медицинского вмешательства, родов. Женщина рожает уже в течение двенадцати часов. Её помощники проговорили друг с другом всю ночь. Плодный пузырь вскрылся самопроизвольно на восьмом часу, в активной фазе схваток, отошли светлые воды, состояние матери и ребёнка хорошее. Появляются тёмные кровянистые выделения (примерно две столовые ложки по ощущениям), и женщина говорит: «Я хочу потужиться!» Это заявление вызывает всеобщее оживление. Помощники приводят всё в полную готовность и думают про себя: «Наконец-то!» Вслед за этим акушерка обы­­­ч­но проводит влагалищное исследование, чтобы определить, имеется ли полное раскрытие и можно ли разрешить женщине тужиться. И, как правило, по этому сценарию оказывается, что раскрытие 8 сантимет­ров. Всеобщее разочарование.

Мой совет в подобной ситуации: не делайте влагалищного исследования. Моя знакомая акушерка, получившая прoфессиональное образование в Европе, рассказывала мне, что её учили следить за ходом родов, не прибегая к внутреннему исследованию. В первые два года обучения в клинике она должна была всё определять по внешним «признакам». Когда первородящая женщина говорит: «Я хочу потужиться», — понаблюдайте за внешними признаками вместо того, чтобы делать влагалищное исследование (такая неприятная вещь, как влагалищное исследование, может привести к тому, что роды, наоборот, затянутся ещё на несколько часов). Ободрите её, скажите, что она смело может осторожно, слегка потужиться, что может «слушаться своего тела». Шейка матки никогда ещё не отекала, если женщина тужилась осторожно, следуя велениям своего тела. Она оте­кает, если женщина тужится произвольно, по указанию акушерки или врача, не имея в том собственной потребности.

Внешние признаки, за которыми нужно следить, таковы:

1. Когда женщина непроизвольно, спонтанно «тужится», то делает ли она это с самого начала возникающего ощущения или только лишь на пике его? Если только лишь на пике — это показатель того, что раскрытие ещё неполное. В это время женщина обычно находится в состоянии глубокого транса (как мы говорим, «улетает на Марс»). Она «ищет доступ» к той части ствола головного мозга, где хранится память о том, как рожать. Чтобы найти это заветное место в своём мозге, она нуждается в темноте и тишине. Она обычно закрывает глаза, и не следует просить её открыть их.

2. «Тужится» ли она (издаёт характерный звук и напирает на низ) при каждом ощущении или через раз? Если некоторые из ощущений не имеют позыва на потугу, то раскрытие ещё продолжается. Пусть в комнате по-прежнему будет темно и тихо, как было сказано выше.

3. Продолжаются ли кровянистые выделения? Если продолжаются, ещё идёт раскрытие шейки матки. При полном открытии выделения обычно прекращаются, так как происходит конфигурация головки. Впоследствии вы опять можете увидеть кровь, которая истекает из разрывов стенок влагалища, образовавшихся при растяжении головкой.

4. Смотрите за прямой кишкой. Она очень хорошо покажет вам, где находится головка и как идёт раскрытие. Если задний проход не выпирает наружу, не зияет в то время, как женщина издаёт характерный звук, — это всё ещё пока период раскрытия. Когда наступает полное раскрытие, между ягодицами становится видна тёмно-красная линия, выступающая прямо наружу из прямой кишки. Разумеется, увидеть это можно, только если женщина находится в положении на четвереньках или на боку.

Непроизвольное отхождение стула — ещё один признак того, что головка опускается, а значит, произошло полное открытие. Проще говоря, когда появляется мамин «как», вскоре вслед за ним жди маленькую головку крохи.

Почему следует избегать влагалищного исследования при открытии 8 сантиметров?

Во-первых, потому, что это мучительно для рожающей женщины. Во-вторых, потому, что мы тем самым безпокоим женщину в деликатный, уязвимый момент родов, когда тело множеством тонких регуляторных процессов готовится явить ребёнка на свет и когда мама должна работать очень примитивной частью своего головного мозга. В-третьих, потому, что это может внести в чистый «поток» родов муть тревоги и разочарования. В этот деликатный момент — между раскрытием и потугами — люди, которые помогают в родах, должны набраться безграничного терпения.

Часто женщина, которая говорит «я хочу потужиться», ощущает направленный вниз импульс напряжения в животе, а вовсе не давление на прямую кишку.  Я столько раз видела в больнице, как это явление, ощущаемое в брюшной полости, принимали за преждевременные потуги и женщину заставляли дуть, усиленно дышать и т. д.,  чтобы воспрепятствовать этим абдоминальным потугам. Такая тактика ведения родов не только глупа, но и опасна. Следует приветствовать движение находящегося в утробе ребёнка вниз и сказать маме, чтобы она аккуратно «следовала велениям своего тела».

 

Т

еперь об ощущении, что «ребёнок застрял». Я советую акушеркам отказаться от общепринятого взгляда на то, что происходит во время потуг у первородящих: это не «опускание головки», а «конфигурация головки». С каждым ощущением изгоняющей схватки головка ребёнка «подгоняется» под контуры выходного отверстия таза матери. Этот процесс требует времени и огромного терпения, особенно если ребёнок крупный. Форма головки должна быть пригнана точно и аккуратно. Период, когда происходит эта тонкая скульптурная работа, может расцениваться как то, что «головка не опускается», «произошла остановка», «слабость родовой деятельности», теми, кто ничего не понимает в искусстве. Я говорю маме в этот период: «Это нормально — ваше ощущение, что ребёнок застрял. Его головка удлиняется и с каждой схваткой приобретает новую форму. Внезапно вы почувствуете, как она опус­тится». В точности так и происходит. Если дать головке сформироваться, она выйдет внезапно. Процесс опус­кания не идёт равномерно по плоскостям малого таза, это нелинейная прогрессия. Все эти схемы из учебников с маленькими сантиметровыми отметками выше и ниже седалищных остей — все они могли быть предложены только тем, кто никогда не чувствовал, как проходит лобик ребёнка над его/её прямой кишкой!

Часто мама может крепко заснуть между схватками-потугами, и это самое лучшее, что она может сделать, чтобы подкрепить свои силы и дать головке аккуратно сформироваться. Стакан чистой воды со сгибающейся соломинкой на столике у кровати — чтобы восполнять потерю жидкости. Малыш — активный участник родов, и не следует «вытуживать» его насильно, если он ещё не готов выйти.

Всякий, кто был на семинарах Мишеля Одена, слышал, как он не­устанно повторяет: «Самое главное — не трогайте, не безпокойте рожающую женщину». Человеческие роды — это роды млекопитающего. Чтобы понять, что должно окружать рожающую женщину, вспомните, что нужно для рожающей кошки: тёплое место, куча старых свитеров, тишина, уединение и защищённость от хищников. Имея такие условия, 99,7% кошек рожают хорошо. Интересное наблюдение сделали акушерки, посетившие большой акушерский госпиталь на Ямайке. На рожающую женщину там не обращают внимания до той поры, пока она не придёт и не скажет сестре: «Я хочу по-большому». Тогда её берут в родовую палату, и в течение 25 минут она рожает малыша. Процент кесаревых сечений и инструментальных пособий в родах там крайне невелик.

Роды протекают лучше, если женщину оставить в покое и позволить ей тужиться, когда она чувствует потребность. Сказав это, я хочу обратиться к исключениям из этого правила.

Что если, проведя много часов в схватках при полном раскрытии, женщина устанет, почувствует, что у неё нет сил? В такой ситуации акушерка может оказать помощь, изменив направление движения. Обыч­но, как мы знаем, ребёнок выходит в направлении «вниз и наружу». Таким путём ничего не получается. Чем больше мама пытается протолкнуть ребёнка вниз, тем больше она устаёт и тем труднее идёт процесс. В таком случае может помочь следующее: женщину надо попросить принять коленно-грудное положение и в течение нескольких потуг постараться «втянуть в себя» ребёнка (чтобы он двигался попой в сторону маминой шеи). Такая просьба прозвучит странно, но, если женщина доверяет вам, она пойдёт на такое сомнительное и трудновыполнимое мероприятие. Сила, направленная в противоположную сторону, изменение направления движения способны творить чудеса. После пяти-шести схваток-потуг в таком положении при минимальных усилиях со стороны мамы головка ребёнка часто внезапно начинает прорезываться.

 

П

сихологические факторы в родах — тема весьма привлекательная для многих акушеров. Я стараюсь смотреть на это проще. Моё дело — помощь в родах, а не практическая психология. Когда во время родов я начинаю бояться, мне меньше всего хочется выслушивать ещё чьи-нибудь страхи в дополнение к своим. Это естественная реакция, но подобное моё поведение не помогает женщине собраться с силами и произвести дитя на свет. Я научилась замечать свой страх и реагировать на него вслух вопросом, обращённым к маме: «Линда, чего ты сейчас больше всего боишься?»

Доктор Оден учил меня ожидать «рефлекса изгнания плода». Это такой же рефлекс, как чиханье. Если уж он возник — вам его не остановить, но если его нет — вам не вы­звать его насильно. Ожидая «рефлекса изгнания плода», я представляю себе, что шейка раскрывается до «одиннадцати сантиметров». Это представление наводит меня на мысль о том, что может быть открытие, которое не определить рукою в перчатке и о котором мы не знаем, однако некоторые женщины нуждаются в нём для того, чтобы произошло изгнание ребёнка.

Я также нахожу очень полезным смотреть на роды как на «выделительный процесс», подобный другим выделительным процессам: кашлю, стулу, мочеиспусканию, плачу, потоотделению. Все они (включая роды) важны для поддержания телесного здоровья. Для них не нужно ума — они требуют другого состояния. Как любит говорить моя подруга Лейла, «для родов мозги не требуются». После завершения всех «выделительных процессов» мы чувствуем себя гораздо лучше до той поры, пока не придёт время им повториться. Каждый человек в состоянии осуществлять свои выделительные процессы без особых наставлений со стороны ближних.

Осложнения в родах, особенно у первородящих мам, часто бывают вызваны медвежьей услугой — усердной помощью там, где всё должно совершиться само, в надлежащее время и в надлежащем (уеди­нённом) месте.

Глория Лемэй, частнопрактикующая акушерка, Ванкувер, Канада
www.midwifery.ru

Категория: №07(120)2014 | Добавил: winch (14.06.2018)
Просмотров: 12 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2018