Воскресенье, 17.12.2017, 09:19Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №07(096)2012

Таёжные уроки

Перечитывая пятую книгу серии «Звенящие Кедры России», в главе «Наука и лженаука» я обратил внимание на такое высказывание Анастасии: «Каждый сам может дать себе определение, если хоть на девять дней сможет мысль свою освободить».

Однажды мне представилась такая возможность.

Это было время после окончания института. Мне посчастливилось отправиться на месяц в тайгу из высокогорного посёлка в республике Хакассия. Помню, что время было весеннее.

За пару дней до выхода в тайгу договорился с охотником, дедом Петром, чтобы занять его таёжную избушку. Он не возражал. Тогда я подготовил продуктов, сколько мог унести с собой за один раз, и на следующий день собрался в путь.

Избушка находилась в 15 километрах от посёлка. Чтобы до неё дойти, надо было сначала подняться на перевал, а затем спуститься по крутому логу вниз. После чего снова подняться ещё на одну гору. Летом такой переход при всей сложности пути занимал 4 часа, но в этот раз мне пришлось идти 12 часов. Снег в это время покрывается настом. С утра он ещё может удержать вес человека, а к обеду начинает уже проваливаться.

Забрался на перевал я легко, а вот спускался с трудом, из-за ослабления наста. Вверх до избушки тоже добирался с трудом. Дошёл перед закатом. Хорошо, что охотники, уходя, всегда оставляют заготовленные дрова на такой случай.

Так началось моё пребывание в тайге в одиночестве. Пути назад не было, потому что забраться на крутой склон горы в это время года не представлялось возможным.

Немного об угодьях деда Петра. Надо сказать, что условия пребывания оказались весьма и весьма комфортные. Избушка в длину метров шесть. В ширину три метра. Находится на склоне горы и частично в склон врезается. С одной стороны от избушки есть крутой спуск с лестницей, ведущей к бане и бассейну. Баня небольшая, зато новая. Бассейн тоже небольшой, встроенный в рельеф горы. Метра полтора каждая сторона и метр глубина. То есть жить при всех этих условиях можно.

Занимался я тем, что жил и радовался жизни. Так без особых событий прошли две недели. Если не считать, что дважды видел через окошко, как лиса пробегала и гавкала в сторону избушки. Хотя деды говорят, что она хОркает. Да ещё ночью медведь приходил к избушке.

В общем, первые две недели жизнь шла очень спокойно и размеренно. В полном молчании. Но это не значит, что не было мыслей. Напротив. Они переполняли голову. Шли нескончаемые внутренние диалоги с теми людьми, с которыми совсем недавно общался, или с кем предстояло общаться в будущем. Я продумывал, какие задавать вопросы людям, как отвечать на их вопросы и какие для себя найти оправдания, если, на мой взгляд, они были нужны. Диалоги продолжались примерно дней пять. После этого сознание наконец-то успокоилось. Ему стало понятно, что всё, то что можно было бы сказать в то время, когда это было уместно, сейчас говорить поздно. А что-то новое придумывать на будущее также неуместно, ведь до выхода из тайги ещё очень долго. И мысли постепенно начали прекращать свой хаотичный бег общения с родными и друзьями.

Вот тут-то и началось самое интересное… Видно, так устроен человек, что обязательно надо с кем-то общаться. Вокруг никого не было, и пришлось общаться с сами собой. Это выглядело очень странно. Я сам себе задавал вопросы о самом себе и сам себе старался на них ответить. И на какие-то отвечал. Часто спорил внутри или не соглашался, и продолжал искать правильный ответ и находил. Вообще в тех условиях это странное явление воспринималось достаточно нормально и естественно. Даже весело.

В один из дней я вышел на склон горы чуть выше избушки и начал вырезать из дерева ложку. Сидел, вырезал и отчётливо услышал, как в глубине лога (примерно полкилометра) поёт женский хор. Красиво очень поёт. Я знал, что по логу идёт одно из ответвлений автомобильной дороги. Но это очень далеко от главной дороги. Ну, думаю, вахтовка, наверное, приехала и привезла какой-то хор художественной самодеятельности. Здесь это неудивительно, ведь этот лог имеет форму чаши, которая окружена со всех сторон горами, акустика действительно потрясающая. Мы и сами раньше любили покричать в нём — эхом поиграть.

Хор пел, мелодия так красиво переливалась, только ни одного слова разобрать не мог. Как пропустить такое событие? Быстро собрался и пополз без лыж в ущелье. Хорошо, что снег подтаял значительно, теперь он был чуть ниже пояса. По мере приближения к площадке я начал сомневаться, что машина могла пройти по такому снегу. Вышел на открытую местность — ни одного следа, ни техники, ни человека. Даже смешно стало от глупости ситуации.

Путь обратно к избушке был наполнен внутренним дискомфортом. С одной стороны, я себя успокаивал, что всё это послышалось и объективно быть никак не могло, с другой, — доказывал, что всё слышал точно и без сомнений. Ну не мог же я придумать таких красивых мелодий! Если бы знал нотную грамоту, смог бы всё записать. Одно стало ясно: что-то происходит. И происходит именно со мной. Неясным оставалось, как на это реагировать? А вдруг я схожу с ума?..

Секрет этого явления выяснился позднее, — хранился он в реке. Точнее, в большом горном ручье, который с каждым днём всё больше оттаивал, набирал силу и всё сильнее шумел, «напевая» такие красивые мелодии.

Я достаточно быстро научился менять мотивы этих песен — одна и та же начинала надоедать. И стоило мысленно или вслух начать перебивать этот «хор» своей импровизированной мелодией, как он её подхватывал и дальше уже сам развивал новую тему. Деды потом рассказывали, что такие явления охотники действительно наблюдают, но каждый по-своему. Например, дед Пётр часто слышал песни вблизи рек и ручьёв, правда, никогда не мог изменить мотив. Дед Юра, по его рассказам, не наблюдал подобного явления, зато, возвращаясь с охоты, мог точно определить, какая песня сейчас звучит по радио. Заходил в избушку, напевая песню, включал приёмник и попадал слово в слово с исполнителем.

Дед Юра среди прочего учил, как общаться с людьми. Однажды за круглым столом, где собралось много народа, я начал рассказывать свою историю, а деды — слушать. Мне понравилось, как я рассказал свою историю, и, довольный, начал слушать истории дедов, — интересно они о жизни своей рассказывают… Тогда дед Юра сел на лавку рядом со мной и выдал следующее: «Если хочешь дальше с дедами общаться, тебе надо научиться разговаривать. Я тебя научу, что надо (и чего не надо) делать, чтобы стать интересным собеседником и тебя слушали и слышали.

Во-первых: если у тебя во время рассказа дедушки появилось интересное дополнение или своя история в тему разговора, то прежде чем рассказать об этом слушателям, расскажи всё себе. Мысленно. Если твой рассказ в мыслях получается связанным, красивым и законченным, то можешь его рассказать. Думать надо очень быстро, пока собеседник не закончил свой рассказ. Если же он закончил, а ты недодумал, и другой дед начал свой рассказ, то ты не успел. Молчи. Думай над рассказом следующего. Если даже ты готов и твоя вставка тебе кажется наиболее уместной в данном случае, но какой-то дедушка тебя опередил, ты должен уступить. Обидеть дедушку — грех большой. Сиди, слушай и думай дальше. Возможно, после сумеешь рассказать, если тема не сменится».

«Если ты обдумал, что будешь говорить, — продолжал дед Юра, — постарайся сначала рассказать всем свою историю мысленно, и почувствуй, как к ней отнесётся каждый из участников беседы. Не будет ли что-то обидное для кого-то? Не будет ли кому-то непонятно или неприятно? Если так, измени повествование, чтобы оно стало интересно, доступно и понятно всем. Когда расскажешь свою историю, внимательно (но незаметно) наблюдай за реакцией каждого слушателя. Это тебе поможет говорить с любым человеком на его языке и для всех быть понятным. Наблюдай, когда поочерёдно слушаешь рассказчиков. Слушай, какие слова использует в своей речи собеседник. В личной беседе с ним тебе лучше всего использовать их же. Это называется «широта сознания». Ты всех их должен вместить в своё понимание и научиться говорить на языке каждого из них. Но не пугайся. На самом деле, типов мышления не так много, как кажется на первый взгляд, и, научившись общаться на языке одного из них, ты автоматически будешь перестраиваться на весь пласт данного типа мышления. В конечном итоге, научившись общаться с типичными представителями нашего общества, ты научишься общаться со всеми людьми в мире. Ты научишься общаться как с президентом, так и с сантехником. И при этом везде будешь считаться своим. И в завершение скажу тебе ещё одно правило: старайся не допускать того, чтобы дедушка от твоего рассказа устал. Усыпить дедушку — большой грех. Выделяй в рассказе самые важные и ключевые моменты. Учись правильно компоновать рассказ. Научись видеть несущественные мелочи и, не жалея, отбрасывай их. Если надо, дедушка сам спросит тебя о них».

Вот такая наука от деда Юры.

Поскольку я впервые собирался на столь долгий срок в тайгу, надо было узнать, как печь хлеб. Согласно кулинарной книге, приготовление хлеба является одним из самых простых процессов. Однако в одном месте рассказ деда Петра значительно отличался от книжной науки.

Бог, как говорил дед Пётр, когда создавал этот мир, на одном из этапов формировал материю примерно так же, как ты месишь тесто для приготовления хлеба. Замешивание теста — это такой процесс, который связывает мир мыслей с миром физическим. Он записывает и фиксирует твою мысль.

Если, например, нет у тебя взаимопонимания с каким-то человеком, то во время замешивания теста ты детально представляешь, какое отношение к себе хотел бы видеть. Такое и получишь. Причём для других людей хлеб будет не менее вкусным. Многие слышали, что еду надо готовить с чувством, но не более того. Теперь ты знаешь более того. Это действует моментально и заметь — не нарушает никаких законов природы. Это даже магией назвать нельзя. Скорее — секрет домохозяйки, но великий секрет. Если ты готовишь хлеб для себя, представляй, как хотел бы ты измениться. Если готовишь хлеб для праздника, также представляй во время замешивания, какое тебе хочется создать настроение у людей. Именно во время замешивания. Все остальные процессы важны в гораздо меньшей степени. Выпекание — это фиксация мысли в носителе. Именно твои мысли сделают его сытным. Поэтому никогда не используй домашнюю машину, которая сама всё замешивает и печёт. Таким хлебом ты не наешься, сколько бы ни съел. А после того как поешь своего хлебушка, сам всё почувствуешь, и очень сложно будет снова переходить на магазинный.

В тайге я пёк хлеб по «рецепту» деда Петра. А после возвращения ещё неделю не мог перестроиться на магазинный. Выпекал свой, в сковородке в духовке. И много раз был свидетелем, как люди, которых я хотел к себе расположить, меняли отношение ко мне после первого же кусочка каравая. И всегда эти изменения были пугающе явны и очевидны.

Также дед Петр говорил о разной энергетике продуктов питания и о том, что при определённых условиях питаться можно рисовым зёрнышком и росинкой воды. При этом приводил примеры, как люди возвращаясь с чьего-то дня рождения или иного праздника, наполненного различными яствами, дома первым делом стремились к холодильнику. А ведь только что из-за стола!..

Много чего ещё рассказывали деды…

Итак, прошли три недели жизни в тайге в одиночестве. Только я и природа. Мне удалось не только привыкнуть к женскому «хору», синтезируемому ручьём, но и всё дольше и чаще находиться на улице. Ввиду отсутствия радио хор был моим единственным развлечением. И всё же без сюрпризов не обошлось.

За несколько дней до выхода из тайги мне вдруг вспомнился случай из школьных времён. Это была дворовая драка. При этом у меня и у моего врага был свой секундант. Мой секундант был мне по пояс, а у противника, напротив, — здоровенный, его звали Боря, а по кличке — Ряха.

Бой длился долго, но в конце концов я начал одерживать победу. Тогда Ряха, против всяких правил, поднялся, повалил меня на землю, начал пинать, пытаясь попасть по лицу, и... сломал себе ногу. Это я потом от третьих лиц узнал, а в тот момент мне показалась очень странной внезапная остановка боя... Спустя время мы встречались с Борей в школе, но он проходил мимо, будто вовсе меня не знает.

И вот в тайге, спустя, наверное, лет восемь, в одно прекрасное утро у меня в сознании всплывает Боря и я весь день веду с ним внутренний диалог. Причём больше ни о чём я думать не могу. Всё валится из рук. Дела не делаются. Мне стыдно и за него, и за себя. И кто в чём виноват, я вообще запутался и не понимаю. Всё смешалось… В течение дня состояние ухудшилось максимально. Если бы в то время меня спросили, как я себя чувствую, ответил бы: «Сильно болен».

День заканчивался и при наступлении сумерек вдруг внезапно всё прошло. Как будто днём ничего и не было. В одно мгновение во всём теле произошли какие-то изменения и мир снова предстал в привычных радостных красках. С одной стороны, было удивительно, как быстро всё изменилось, а с другой, — отчётливо понятно, что та давняя ситуация до сих пор была не решена и решилась только что. И решилась самым лучшим образом.

По прошествии какого-то времени мне ещё приходилось видеть Бориса, и общение наше строилось уже на взаимном понимании и уважении.

Я был рад, что ещё один камень с плеч свалился. А сколько их было до этого? А сколько после этого? Не сосчитать. Как же так жить, чтобы не ошибаться?..

Так закончилось моё одиночество-очищение. Выходя из тайги, я думал, что мне придётся заново учиться говорить. Ведь я целый месяц провёл в молчании. За исключением того, что иногда пел песни во время заготовки дров. Встретив первого знакомого в посёлке, я понял, что с моим речевым аппаратом что-то произошло. Что-то необыкновенное. Появилась очевидная чёткость речи. Каждое слово при произнесении разделялось на буквы, и каждая буква произносилась с невероятной чёткостью. Причём по-другому даже не получалось. Мне казалось, что все люди вокруг бубнят, вообще не открывая рот и глотая целые слова… Слушать их не хотелось. А звучание моей речи доставляло мне огромное эстетическое удовольствие. Продержалось такое явление примерно дня три, после чего моя речь перестроилась на прежний лад.

Деды говорят, что изменения, произошедшие со мной, — это только начало, но при этом о том, что дальше происходит с человеком, не говорят. Только улыбаются хитро на мой вопрос. А ведь они и по полгода бывали в одиночестве.

Для чего я рассказал свою историю? Для того чтобы мы серьёзнее относились к высказываниям Анастасии. Для того чтобы приостановили свой бег и, читая мой длинный монолог, хоть ненадолго зафиксировали своё внимание всего лишь одной фразе Анастасии. Она говорит, что и как надо сделать, и если ты определяешь собой, что в словах её есть истина и сила, то постарайся найти место и хотя бы девять дней времени, чтобы побыть наедине с самим собой. (Понимаю! Нет свободного времени. Но если мы не будем сами его выделять себе, то откуда оно возьмётся? — х/ф «Матрица»). Без Интернета и сотовых телефонов. Без книг и журналов. Без кошек и собак. Только ты и вселенная. Только ты и природа. Только ты и Род. Только ты и Бог.

В заключение хочу ещё раз напомнить эту фразу Анастасии: «Каждый сам может дать себе определение, если хоть на девять дней сможет мысль свою освободить». Прочитал? Пойми и прими её в свой мир. После чего обрати внимание на себя и подумай, как и где ты мог бы дать себе определение в этом мире?

...И всё-таки там в тайге, в одиночестве мне удалось определить своё предназначение. Или, быть может, вспомнить. Но это длинная история...

 Владимир Климанов, РП Новый Путь, Кемеровская область

Категория: №07(096)2012 | Добавил: anna (10.11.2015)
Просмотров: 137 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017