Среда, 28.06.2017, 04:54Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №07-08(13-14)2005

Светлые сказки новой России

О Любомире, Миле и синей звезде

Зелёным утром проснулся Любомир, лучами солнца ласкаемый. Улыбнулся другу лучистому, потянулся и встал. Взором тёплым окинул все окрестности. И мягче стало журчание родника, веселее плеск речки, тише ветра порывы.

Далеко видать Любомиру с вершины холма, бывшего ему ложем всю ночь синюю. Благодатен мир утренний.

Окружённый музыкой, спустился Любомир к реке. Хороша вода. Прохладна, игрива, бодра, весела. Приятен запах шалфея и жёлтый цвет одуванчика. Рассмешили игрою своею облака.

К маме с папой идёт Любомир с любимой собакою Верной. Его провожают птицы, что жаворонками называются. Запах трав медовых несёт с собою юноша чудный.

Навстречу бежит млада дева:

— С утром добрым, Любимушка!

— С утром прекрасным тебя, Настюшка! — звонко радуясь, подхватил на руки девчушку и к небу подбросил её Любомир.

Та громко смеётся и сообщает:

— Я, всё ж, поняла, зачем ветер дует!

— Зачем же?

— Чтоб семя в землю упало. А дождь поливает, чтоб вверх прорастало!!!

И далее млада краса побежала. Лишь запах ромашек остался.

Родителей своих нашёл в саду красавец Любомир. Обнявшись, о земле они мечтали, твореньем рук и мысли общей любовались. Их ароматом розы окружали.

В великой неге прилёг рядом Любомир. И мама волосы его перебирала. Отец же с радостью отметил, как сын их вырос, возмужал.

— Что ты сегодня сотворил? — он сына тихо вопрошал.

— Я свет звезды посеребрил и вплёл его в родник, что у горы. Добавил глубины цветкам шалфея. Услышал новый гуд у пчёл. Всё это в песню складывается, и скоро спою её я вам.

— Прекрасным день твой начался, — порадовалась мама. — Есть предложение у нас. В пространстве, родом Вайны сотворённом, сегодня праздник Чистых Вод. Хотим им в дар отправить слив. Коль есть на то согласие твоё, подарок отвези и в празднике великом поучаствуй.

— Конечно, мама, папа! Волшебны действа того Рода Вайны. Мне интересно с ними мир творить. До скорой встречи!

И, взяв корзину слив, к реке пошёл наш Любомир. Там плот стоял. На нём поплыл земли чудесной славный сын.

Три шага солнце сделало по небу, и он приплыл. На берег вышел, огляделся. Лес, сад вокруг с обоих берегов. Чуть выше — пруд большой в кувшинках белых. Там люди. Хороводы водят. Как они прекрасны! К ним подошёл красавец Любомир. Достал он дудочку волшебную и заиграл, вплетаясь в общий праздник.

Род Вайны в этот день благодарил всю воду своего пространства, вливал в неё свет новых звёзд галактики своей и чуть шалил, игрался.

К Любомиру дочь Ярасвета Мила подбежала, взглянула в его очи сини и… Земля быстрее в хороводе планетарном закружилась, и Солнце на мгновенье синим стало. Взялись они за руки и в ручеёк людской влились.

— Ты знаешь, мы решили с росою поиграть, — дева ведала ему. — Теперь с утра она цветами разными встречать нас будет. Один рассвет с лиловою росою будет. Другой — с голубою, а какой-то — синий. И каждый раз — иное. Все-все цветов оттенки мы увидим и их слияния игру. Так мы познаем смысл цвета.

Тем временем старейший рода игры начал…

И вот когда уж добрых молодцев энергия задора всех объяла, молвил он:

— Есть состязание такое: кто сможет по цветкам ромашки пробежать, их не сломав и не помяв, догнать пушинку, что по ветру я пущу, тот выбрать сможет в жёны девицу любую из рода моего…

Три молодца с сиянием любви в глазах на это вышли состязанье. Средь них и Любомир. Старейшина пушинку отпустил и с ней платочек бросил. Как он земли коснётся, так и бежать. Платочек же из шёлка тончайшего тот был и медленно к земле спускался.

Не выдержал Святмир, игры энергий не сдержал и на мгновенье раньше телом он подался, а значит, с состязания сошёл.

Но вот платок земли коснулся. Как чайки, взмыли над травой, цветами Любомир и Пётр. С дыханьем затаённым наблюдала Мила за ходом состязанья. А рядом уж резвился по звёздочкам спустившийся малыш.

Рука об руку молодцы бежали. Вдруг ветерок лесной, как Лель он озорной, наперерез рванулся. Петра толкнул, тот — кубарем в траву скатился. Коснулся было Любомира. Да сила вдруг какая-то подкинула молодца. То лишь одна ромашка, подружка Милы, лепестком своим подкинула его, и ветер мимо просвистел. Пушинка, вот она! В прыжке могучем её хватает Любомир! Ура! И тут же воды пруда глотают молодца…

Слегка остывший вышел Любомир из вод. К старейшине подходит, пушинку отдаёт.

— Славен, славен род, взрастивший эдакого удальца. Кого же в жёны хочешь взять?

— Дочку Ярасвета, Милу!

— Хе! Внучку хочешь увести! — лукаво дед прищурился. — А воды ваши чисты? Свежи ветра? Плоды вкусны?

Ему наш свет корзину с сливами подносит.

— То разве сливы… — начинает дед и в рот одну кладёт. Смолкает. Улыбкой детской расплываются уста, и косточку в кармашек бережно кладёт.

Озорничает, как и прежде, твой отец. Его я знаю. Достойный сын достойного отца.

О, слушай, род, меня! На небе скоро вспыхнет ярко синяя звезда! Земля и небосвод венчают сегодня Любомира с Милой. Жизнь продолжается всегда! В явь воплощается мечта Творца!

И песня рода Вайны полилась! А вдалеке уж показался на плотах весь Любомиров род. В венках со свечками плыли. А меж плотами — лебеди, как снег, а над плотами — аисты. И песня, песня Рода льётся!

Но это уж иное. У звёзд ты спрашивай тот чудный сказ, как две души в одну сливались и как рода в Единый Род объединялись.

 

…о том, как звёзды появились на небе синем

Среди ромашек полевых и васильков играли дети. Смех разливался по поляне. Так хорошо им было, что смену дня и ночи встретили среди уснувших трав, цветов.

В то время на небе лишь Луна жила.

Здравствуй, бабушка Луна! — ей дети весело кричали.

Ой, здравствуйте, внучата! — она им сверху отвечала и лунными булочками всех угощала.

Луна, а почему одна ты? С кем же ты играешь? Хочешь, мы тебе друзей подарим?

Хочу! — заливисто Луна смеялась.

И стали детки собирать свои улыбки, смех, лёгкость ветра, нежность маминых глаз, искристость брызг воды из речки. Потом всё это тестом замесили, а дальше — звёздочки слепили.

Один вопрос остался: как все их на небо отправить?

Тут вдруг пришёл папа. А папа — он большой, высокий, сильный. Он взял все звёзды и на небо повесил. Как они сияли!

Счастлива с тех пор Луна. Есть с кем ей в прятки поиграть и есть с кем детками земными любоваться!

Вот так и появились звёзды.

Злобин Вася и Уварова Анюта.

Октябрь 2004 г.

 

ПРО СОЛНЫШКО

Светлая река несёт свои воды. Несёт величаво, спокойно. Слушает река, как ветер с ивой разговаривает, как птицы птенцов учат летать, как солнце чабрец нежит, приговаривая:

Расти, расти, маленький!

Довольна река, водопадами поигрывает, над лесом подшучивает:

Шо, дед, всё ёлки выращиваешь?

Какие ёлки? Сосны это… Глянь, какие красавицы-то! — басил в ответ лес.

Хорошо у нас всё. Благодатно.

А возле нашего дома вырос одуванчик. Набрался сил и распустил свой бутон. И рад радёшенек, желтеет теперь, зажмурив глазёнки от счастья. Маленькое солнышко!

Из дома вышел котёнок, потянулся, сладко зевнул и вдруг увидел одуванчик. Подивился новому чуду. От роду котёнку пара месяцев, но сразу видно — Баюном будет. Подошёл важно к цветку и важным голосом:

Эко диво! Сколько живу, а такого первый раз вижу. Ты кто?

Одуванчик! — смущаясь, звонко ответил малыш.

Ты с жёлтого круга упал сюда?

Нет, — ответил цветок. — Меня мама с папой посеяли.

Котёнок обнюхал одуванчик. И тут раздался заливистый смех. Это детей, Любомира и Раду, рассмешил носик котёнка, весь жёлтый от пыльцы.

— Глянь, глянь, Любомир!! Я ж говорила, что в земле тоже есть солнышко! Вот оно выглянуло к нам! — хлопая от восторга в ладоши, сказала Рада.

Мальчик, слегка нахмурив брови, к цветку в раздумье подошёл.

— Солнце, скажи, как ты в землю попало и зачем проросло?

Ещё семенем будучи, одуванчик слышал, как папа с мамой ему про то говорили. Теперь малышам он поведал:

— Наше солнце большое всем светит и греет. И земле хорошо от того. Захотелось ей подарить солнцу что-то новое. И тогда лучиков собрав, их с глиной озёрной смешав, сотворила она нас…

Щурясь, дети на солнце смотрели и ему улыбались.

О, как счастливо было оно!

И, звеня голосами, к папе с мамой они побежали рассказать им скорее о чуде. И котёнок за ними бежал. И одуванчик рванулся во след белыми парашютиками своими. Ветерок ему в том помогал. Даже камешек, пыхтя от усердия, медленно катился вслед за счастьем.

 

ВЕСТЬ

Ветер сегодня очень спешит. Продираясь сквозь макушки сосен, ворчит на них.

— А ну расступись, разойдись! Вишь, поспешаю я!

А те смеются, пуще прежнего толкаются.

— Куда ты торопишься? Остановись, с нами поиграй!

Строжится ветер на стройных хохотушек:

— Всё б вам играть! Шишек лучше б побольше растили! Вести у меня важные.

— Вести? Ветерок, миленький, расскажи! Ну, пожалуйста! А мы тебе пыльцы подарим.

Ветер со строгим видом, всё ж, остановился. Очень хороша пыльца у здешних сосенок. Да и весть такая… ТАКАЯ!!! Аж распирает всего, так поделиться охота.

— Ну, ладно, только слушать тихо! Спешу я…

Ветер для важности пущей помолчал, перебирая иголочки на ветках сосенок, прошёлся по траве, вроде бы сомневаясь, и, наконец, молвил:

— Сегодня к Ним придут их детки. Поиграть, сказок послушать… Вот…

Ветер ещё старался сохранить важность, хотя всё в нём бурлило от радости. Но сосенки в один голос закричали:

— Ура-а-а!!!

Кинулись обнимать ветер, кружить, осыпать пыльцой.

— Да ну вас… — смущённо улыбался ветер.

И тут раздался смех, и все увидели, как по голубым звёздочкам спускаются счастливые детки, обгоняя друг друга.

— Опоздал, — выдохнул ветер совсем без огорчения.

А из дома на лужайку, туда, куда упирается одним концом лунная дорожка, уже вышли Он и Она. Глаза их сияли, глядя на приближающихся детей.

 

САМЫЙ КРАСИВЫЙ ЦВЕТОК.

Жила-была девочка. Звали её Радой. Так назвала её мама, потому что в радости рожала. Имя очень шло девочке. Ей, действительно, радовались все: папа, мама, брат, бабушки, дедушки, деревья, цветы, облака, бабочки. А ещё Рада была очень живым ребёнком. Ей всё было интересно, она везде бегала, и потому с ней часто случались разные забавные приключения.

Как-то раз она пошла в лес за земляникой. По пути вздумалось ей поглядеть на свой любимый цикорий. У него такие синие цветы! Прямо как глаза Рады! Цветок рос на маленьком бугорке, и бугорок очень гордился красавцем цикорием.

Рада вприпрыжку подбежала к нему и вдруг, удивлённая, остановилась. На её цветущем друге сидела большая сине-зелёная бабочка. Рада знала всех бабочек вокруг своего родового поместья. Многим из них Рада с мамой даже имена дали. Но эту бабочку видела впервые.

— Здравствуйте! — сказала она.

— О, здравствуй, Рада! — в один голос воскликнули цикорий и бабочка.

— А ты откуда, бабочка? — спросила Рада. Надо заметить, она вообще очень любопытная девочка.

— О, — запорхала возбуждённо красавица. — Я прилетела с самого прекрасного в мире цветка, который растёт на самой чудесной поляне в лесу!

«Ей, наверно, тяжело было увидеть весь мир, — подумала Рада. — Она летает медленнее, чем я бегаю! Вот молодец! А я вот пока не решаюсь оббежать всю планету. Она такая большая!»

А вслух Рада сказала:

— Отведи меня, пожалуйста, на свою полянку. Я очень-очень-очень хочу увидеть самый красивый в мире цветок!

Они пошли в лес. Вернее, пошла Рада, а бабочка полетела. Проходя мимо земляники, девочка сказала:

— Подожди, земляничка. Вот посмотрю самый красивый в мире цветок, а потом к тебе приду.

В лесу было хорошо: деревья и кусты, как обычно, играли в театр теней; птицы пели; зайцы гонялись друг за другом; белка шишкой в медведя запустила… А тут ещё сорока своим подругам рассказывала новости из соседнего села…

Раде так хочется на всё это посмотреть и самой поучаствовать в лесных забавах! Но бабочка так спешит к своему цветку! Так спешит…

Рада даже вздохнула:

— Э-э-х-х!

Она уже долго шла по лесу, когда бабочка вдруг заволновалась, затрепетала:

— Сейчас ты увидишь его… О, как я соскучилась по нему! Мой любимый цветок!

Вслед за бабочкой, горя от любопытства и восторга, Рада вышла на маленькую лесную полянку. Вот сейчас она увидит Чудо…

И вдруг малышка вместе с бабочкой оказывается у каких-то цветущих колючек, растущих прямо посреди полянки. Точно таких же, как те, что охапками выносила со своего огорода тётя Нюра, называя бесполезными будяками.

Рада разочарованно взглянула на бабочку. А та вся трепетала от счастья:

— Правда же, он прекрасен!

Рада на мгновенье задумалась, потом улыбнулась и сказала:

— Здравствуй, самый красивый в мире бабочкин цветок!

 

СЧАСТЬЕ

Семья радовалась жизни.

Мама и папа общались в цветнике с белыми розами в капельках росы. Бутоны медленно раскрывали лепестки, рождая сладкий аромат.

Дети играли у пруда.

— Смотри, как я плавать умею! — говорила Рада брату, быстро по дну руками перебирая.

— Ха-ха-ха! — смеялся Любомир. — А ты до того берега доплыви!

— И доплыву!

Рада повернулась спиной к брату и поплыла через пруд — только лопатки под солнцем засверкали да куняла поплавком кудрявая головка.

И Любомиру захотелось поплыть вслед за Радой, всласть понырять и приласкать водяные лилии. Да только бросить как сестрёнку младшую Полину, которая ползала у самой кромки воды, разглядывала лягушек изумрудных и хлопала со смехом ладошками о воду при виде разноцветных рыб. Ведь ей одной так скучно станет!

— Плыви сюда! Скорей! — кричала с берега другого Рада. — Я тут такие камушки нашла!

— А Полина как же? — спросил сестрёнку Любомир.

Он очень любил камни. Ему интересно было смотреть, как растут они из маленьких песчинок, познавать их жизнь и их предназначение, слушать их мудрость. Любомир так много знал о камнях, что сам мог говорить о них часами. Рада всегда слушала брата с восторгом и очень уважала его и камни за спокойствие, за вдумчивость и терпеливость. Сама она была непоседой, жаждущей приключений.

Вот и теперь, не удержавшись, Рада поплыла обратно, раздумывая, как же быть с Полиной.

— А давай! Давай! — закричала она, едва успев нащупать ногами землю. — Давай её плавать учить!!

Любомир подумал и улыбнулся. Это означало, что ему понравилась идея Рады. Рада заверещала и захлопала в ладоши. А мальчик подошёл к Полине и сгрёб её в охапку.

— Ты прости, сестрёнка, что от мыслей важных отвлекаю, — говорил он, заходя с девочкой поглубже. — Но, как старший, я решил, что плавать все в семье должны. Ты, как венец рода нашего, понять должна всю важность этого деянья!

Полина, молча, по воде ручонками перебирала. Осознавала всю свою ответственность за род, наверно.

И брат сестру в объятья вод впустил. Полина удивилась очень такой внезапной перемене, когда вдруг тело лёгким стало, и нет опоры под ногами… Испугалась с непривычки и с головой ушла под воду.

Рада хотела тут же кинуться за ней, но брат остановил:

— Подожди-ка. Полина, всё же, человек. И рода нашего венец. Не может быть такого, чтоб что-нибудь негожее случилось с нашею сестрой. Она сильнее даже нас с тобой.

И правда, через несколько секунд Полина выплыла из недр пруда. Изумление играло на личике её, улыбка освещала мир. Она сумела справиться со страхом! Познала новое! Полина так держалась на воде, как будто плавала до этого всё время.

— Ура! Полюшка плавать научилась! — кричала Рада во весь голос. — Мамуля! Папочка! Идите к нам скорей! Глядите!

Взволнованные мама с папой вскоре появились. На чудо чудное смотрели.

— А мы сегодня пойти на речку собирались… — сказала мама, к груди счастливую Полинку прижимая.

— Ура-а-а!! На речку! — возликовала Рада и принялась кувыркаться в траве. — На речку! На речку!!!

Любомир вёл себя сдержано. Как старший, достоинство с терпением стремился сохранять. Он снисходительно поглядывал на Раду и понимающе улыбался. И папа с мамой улыбались, глядя на маленького взрослого сына.

И вся семья отправилась к волшебной быстрой речке. Рада ехала на папиных плечах, распевая творимые на ходу песни. Полинка устроилась удобно на руках у мамы и рассматривала деревья, цветы и бабочек, которые так и кружились вокруг нее. Любомир шёл посередине, держа за руку папу и за платье — маму. Он думал о том, почему люди из города все время к какому-то счастью стремятся. Зачем куда-то стремиться, если так хорошо просто идти под ласковым солнышком с папой, мамой и сестрёнками на речку?

Солнышко грело их и гладило лучиками русые волосы. Навстречу попадались соседи с радостными лицами, и Любомир всех спрашивал, где счастье прячется. Люди улыбались загадочно и ничего на тот вопрос не отвечали.

А вот и она, речка! Завидев её, Рада затеребила папу:

— Пусти меня, пусти! Я первая хочу!

Папа тут же бережно опустил малышку на траву.

— Папа, наклонись, — лукаво усмехнулась рада. — Я что-то сделаю, тебе приятное.

Папа на колено присел, а дочка обвила его за шею руками и поцеловала. И бегом бежать к воде пустилась.

Встал с травы папа, стараясь чинность сохранять, но так глаза его лучились! А усы улыбка, неги полная, приподнимала, и всё лицо сияло.

А Любомир смотрел на папу и думал о своём, и чувствовал, как стало вдруг ещё светлей в пространстве от радостного вида папиного, и от маминого потеплевшего взгляда… И захотелось вдруг за Радой припустить. Она уже вовсю плескалась, и вскрикивала, и смеялась.

— Беги, сынок, — сказала мама нежно.

И Любомир, кивнув им головой, подпрыгнул и помчался к сестрёнке.

Они ловили брызги, воду пили, за рыбёшками шустрыми гонялись, творили радугу из капелек.

Тут мама с папой и с Полиной подошли. Девчушку отпустили на песок, а сами, взявшись за руки, притихли у воды, виденьями стихии наслаждаясь.

— О, Любомир! Смотри! Смотри! — воскликнула вдруг Рада. — Какой рачище! Я его хочу!

И Любомир проворно подбежал, разбрызгивая реку. Нетерпеливо Рада рака ухватила, а тот её за палец ЦАП!

— Ой, брат, спаси!! — и девочка скорей рукою затрясла. Рак в воду бултыхнулся.

Смеялся Любомир, не удержавшись. И мама с папой вторили ему на берегу. И маленькая Поля ладошками плескала по воде.

— О, Любомир! — вновь Рада встрепенулась. — Давай Полюшке рака-то покажем! Она ещё, наверно, раков не видала.

Кивнул брат, соглашаясь, и разрешения у рака испросил. Тот долго думал, приходя в себя, потом усами шевельнул, как будто разрешая.

Любомир взял рака аккуратно поперёк спинки и к берегу понёс. Перед сестрёнкой младшей положил и стал ждать, что будет.

Полина смотрела на дивного зверя большими синими глазами. Потом к нему вся потянулась, лизнула спинку и погладила зелёный хвостик. Рак млел от небывалого тепла и нежился в нём. А Полинка к маме с папой поползла, всё на рака оглядываясь. И тот, разнеженный, за ней пополз. Девчушка на колени маме с папой ручки положила и возбуждённо звуками им стала говорить:

— Вот зверь какой! За мной пришёл! Я вам его дарю!

У мамы из глаз слезинки две скатились, и всё лицо её светилось. А папа вскочил, взял на ручки маму и закружил…

И запела Рада.

И понял Любомир, что городские люди ищут счастье, потому что не видят, как Полинка маме с папой рака подарила!

 

Категория: №07-08(13-14)2005 | Добавил: winch (29.11.2016)
Просмотров: 43 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017