Суббота, 16.12.2017, 19:29Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №07-08(13-14)2005

Родники калужского «Ковчега»

После шести часов пути от Рязани мы приехали в поселение «Ковчег». Целью поездки было освоение технологии строительства каркасно-щитовых, соломенных домов, но я интуитивно чувствовал, что мы вернёмся с нечто большим...

И вот в середине дня мы приблизились к поселению. Огромная поляна, на вид примерно 100 га, была окружена хвойным лесом. На фоне белого снега виднелось множество небольших домиков, недалеко от поляны располагалась маленькая заброшенная деревня, а чуть поодаль — большая красивая церковь, тоже, видимо, заброшенная.

Издалека не было видно конструкцию и материал домов, не было видно людей, лишь ручейки дыма, уходящие с крыш домов, указывали на присутствие жизни в поселении. После указаний, услышанных по сотовому телефону, мы поехали к общему дому. Строение оказалось довольно крупным по сравнению с остальными домами, так же дымилась труба, рядом два человека кололи дрова, как потом выяснилось, они готовились к приезду гостей.

После знакомства с «дровосеками» зашли в дом. Сразу ощущалась атмосфера добра и умиротворения. Хотя в доме никого не было, в пространстве чувствовалась энергия жизни. После веранды, на которой расположен теннисный стол, первой оказалась кухня. Кирпичная печка сразу захватила моё внимание, в голове понеслись картины старинного русского быта. Очаг — это то, что греет всех живущих в доме, готовит пищу, сушит одежду и приносит радость своим огнём. На стене висело что-то вроде информационной газеты, с краткой информацией о поселении, внутренними правилами и т. д. На другой стене можно было прочитать о событиях на клубах, собраниях, о проблемах и новостях поселения и поселенцев. И конечно же стихи. Они были великолепны!

Большой кухонный стол со скамьями указывал на оживлённые вечерние встречи за чашками чая.

Вторая комната была ещё приятней. Большая по площади, она хорошо подходила для отдыха как детей, так и взрослых. В противоположном от входа углу располагалось пианино, на смежной стороне шведские стенки, турники, детские качели, внизу весело валялись маты, которые, видимо, постоянно меняли своё расположение. Около стены, общей с кухней, стояла небольшая печь «Булерьян», вероятно для дополнительного отопления. С потолка и со стен свисали всевозможные поделки, возможно, детские. Никаких диванов и другой мягкой мебели я не заметил. Подумалось: «Тут люди активно отдыхают». Последней оказалась небольшая кладовка, а на втором этаже было что-то вроде просторной камеры хранения, которой пользовались, видимо, кто ещё не построил себе домик.

Недалеко от общего дома изогнулась детская горка, покрытая слоем снега. По соседству с ней стояли самодельные качели, сделанные по-старинному, в виде лодочки.

Оставив свои вещи на кухне, мы двинулись на прогулку по поселению. Увидели первый попавшийся соломенный дом в состоянии «коробка» и с нетерпением к нему подошли. Ощущение чего-то родного, уютного вдруг нахлынуло с большой силой на душу и разум. Хотелось трогать руками этот дом, обнять его. Мы зашли внутрь, и ощущение усилилось. Несмотря на отсутствие окон и дверей, ощущалось тепло и спокойствие. Казалось, что Бог хочет, чтоб мы жили именно в таких домиках.

Формы домов были довольно разнообразными, как потом выяснилось, всё зависит от воображения автора, а технология имеет большие возможности. Во время прогулки мы проходили мимо небольших срубов, но они уже были нам знакомы, и несмотря на то, что они были выполнены по-старинному, топором, «в лапу», особого интереса у нас уже не вызывали. Встречались также «бытовки» — небольшие, временные домики. Но их утепляют минераловатой — ставить каркас (как у соломенного дома) для крошечного дома не выгодно.

После радостного осмотра одного из соломенных домов, мы  увидели, как к нам направился по снегу местный кот. Он панически мяукал, поэтому пришлось его подождать. Этот кот хотел ласки, но местные говорили, что он требует еду и вечно орёт по этому поводу. И вот мы идём по снежной дороге: я с котом на плече и Сергей В. (мы приехали вдвоём). К нам подъезжает «легковушка», и мы знакомимся с Фёдором. Кота пришлось оставить, потому что машину всегда сопровождала весёлая собака хозяина. Через некоторое время мы уже в гостях в жилом доме: пьём чай, беседуем. На столе, кроме обычных сладостей, стоял мёд с пасеки Фёдора.

Жилые дома отличаются от «коробок» не только наличием жильцов и дыма из крыши. Дом Фёдора обит снаружи ЦСП (прессованные цемент и стружки), внутри пока пароизоляция (изоспан). В общем, приятную солому уже не видно, но от этого никуда не денешься, надо защищать от влаги и ветра... В доме вместо оконных рам натянут слой полиэтилена, и так во многих жилых домах. Вторые этажи без тепла, крыша ещё не утеплена. Характерная особенность многих домов «Ковчега»: один из скатов крыши продолжается почти до земли, тем самым создаётся дополнительное пространство для кладовки, место для хранения дров.

Я не буду описывать все технические детали, которые я узнал от местных строителей. Но могу сказать, что мысли относительно конструкции стен, фундамента, канализации, туалета очень рациональны. Расходы при строительстве соломенного дома, в основном, ложатся на пиломатериалы (каркас).

Для отопления, в основном, используются «Булерьяны» и «Синели». В рабочем режиме, на выходе дымохода комнатная температура. Это говорит о высоком КПД печей. Но полена должны быть сухие и толстые.

Нам показали речку рядом с поселением, по пути к ней мы любовались снежным хвойным лесом. Недалеко от речки из земли вытекал родник, было видно, как вода выходит даже со дна. Оказалось, что большая часть населения «Ковчега» пьёт воду лишь из этого источника.

Постепенно, после увиденного и услышанного, мы проникались духом поселения. Оказалось, что здесь постоянно проживает около 15 семей. Вечером в общем доме праздновали день рождения Димы. Он поставил пока лишь каркас своего красивого соломенного жилища. Общий дом постепенно заполнялся людьми, постоянно проживающими и приехавшими на свой кусочек Родины. Это были, в основном, семейные пары, средний возраст 25-30 лет. Больше всего порадовало большое количество детей. Пока взрослые были на кухне, из другой комнаты доносились звуки пианино, весёлые возгласы играющих детей.  После поздравлений некоторые отправились играть в теннис, дети и взрослые ходили «в гости» друг к другу. Совсем маленькие сидели на коленках у родителей. Всё происходило в свободной, позитивной форме. Сигареты, мясо и спиртное я так и не заметил. Ближе к ночи начали петь местные барды. Были слышны знакомые песни. Но последний бард, Артур, пел песни, которые я не слышал. Слова этих песен я ощущал душой. Напротив меня сидела его жена с ребёнком. Малыш был очень радостным и старался что-то громко сказать, когда смотрел на поющего папу.

Через некоторое время нас проводили в соломенный дом на ночлег (мы об этом думали ещё в Рязани). В доме не было хозяев, но печь работала. Поставив мокрую обувь около печки, мы «отправились» в глубокий сон.

На следующий день, после очередного осмотра соломенных домов, мы оказались в гостях у Сергея Ивченко. Его ребёнок родился уже в поместье. После рассмотрения некоторых строительных вопросов мы перешли к теме домашних родов. Узнали, что теперь есть соответствующая литература, и можно принимать роды в поместье, внимательно изучив рекомендации.

Нам рассказывали о школьном образовании. В поселении используется два варианта: семейное образование (нужно приходить в школу раз в четверть для сдачи определённых экзаменов), либо экстернат (после обучения родителями или другими людьми в поселении ребёнок приходит в школу, сдаёт 8 обязательных экзаменов (предметов) и получает аттестат). В случае семейного образования государство платит 1000 рублей в месяц на одного ребёнка (в Москве — 1500 руб.).

Нам было интересно, какие у поселенцев источники дохода. Оказалось, что часть людей зарабатывают в Москве некоторое время, а потом возвращаются жить в поместье. Я прикинул: работа в городе составляет у них 10-20% общего годового времени. Другая часть людей занимается строительством домов (в тёплое время года). Поселение не нуждается в наёмных строителях и рабочих. У некоторых своя пасека, колоды, техника, с помощью которой они зарабатывают. Кроме того, в поселении имеется пилорама, которая позволяет производить некоторые пиломатериалы, и приносит дополнительный доход.

Проблемы с грызунами у них те же, что и у нас. На зиму многие саженцы обвязывают тканью. Почва очень неоднородна, толщина плодородного слоя изменяется от 0 до 70 см.

Добраться до Ковчега довольно проблематично, поэтому создаётся впечатление «дикого» места. Я думаю, это очень повлияло на дух поселения, людей, которые там объединились. Многие, желающие построить поместье, хотят это сделать недалеко от города, населённого пункта, чтоб ездить на работу, чтоб был удобный подъезд, легко создать инфраструктуру. В Ковчеге всё по-другому, место они выбрали по велению души. Дороги и электричество поселенцы создали своими силами, за свои деньги. А то, что добираться тяжело, так это даже хорошо, будут приезжать жить только люди с чистыми помыслами, готовые расстаться с городом и не бояться трудностей. Организаторы поселения говорят, что была такая задумка: «Человек приезжает, начинает помогать другим строиться, постепенно зарабатывает себе на пиломатериалы и начинает строить себе дом...». Другими словами, можно приехать жить с чистой душой, но с пустыми руками. Пока работаешь с человеком, успеваешь довольно хорошо его узнать, а он узнаёт тех, с кем работает. За это время выясняется, является ли этот человек частью поселения...

Игорь СИТНИКОВ, руководитель родового поселения НП «Гармония».
г. Рязань.

Категория: №07-08(13-14)2005 | Добавил: winch (29.11.2016)
Просмотров: 66 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017