Воскресенье, 22.05.2022, 07:16Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №06(167)2018

Погнали городских

Константин Винтер,
Санкт-Петербург —
Псковская область
Мы с женой хотели жить именно в глухой деревне. Принципиальным было отсутствие рядом вредных производств, железной дороги. Искали самую глухомань. Сначала думали поселиться в Ленинградской области, но там, по сути, тот же город — «шестисоточники» трутся друг о друга, как в многоквартирном доме. В результате вот уже два с половиной года живём в Новоржевском районе Псковской области. Ближайшая больница от нас находится в 50 км, там же пожарная часть, вызывать ни тех, ни других пока не приходилось.
В Санкт-Петербурге на дорогу до работы в одну сторону я тратил полтора часа. Это выматывало, возникало ощущение пустоты, безсмысленности происходящего. Все вечно куда-то бегут, у всех какие-то проблемы, расстройства. Никто не чувствует жизнь по-настоящему. В деревне ты сам себе хозяин. Хочешь сегодня поработать на пасеке? Хочешь пристроить сарай? Берёшь и делаешь.

Однако трудиться надо очень много. Один мой знакомый переселенец сказал, что сельская жизнь сравнима по тяжести с трудом шахтёров. В межсезонье у нас мало животных, мы отдыхаем. Держим перепёлок, кур, уток, гусей, индюшек. Из копытных у нас были козы, но мы избавились от них, получалось не очень выгодно. По затратам четыре козы равны одной корове, а молока — как от половины бурёнки. Кроме того, они хитрые, могут и в огород залезть. Корова не такая безпокойная. Сейчас у нас овцы и поросята. В ближайшем будущем планируем купить корову.
Ещё мы держим пасеку. Часть мёда продаём, часть сами съедаем — от сахара полностью отказались. Заработок пока небольшой, помогает то, что в городе скопили какие-то средства. Мало кто из переселенцев на 100% живёт за счёт своего хозяйства.
В Санкт-Петербурге я был начальником транспортного отдела в крупной компании. Никогда раньше сельским хозяйством не занимался. У меня техническое образование, все премудрости деревенской жизни мы изучали уже по ходу дела. Благо интернет есть, там можно почерпнуть море полезной информации. В этом смысле сейчас гораздо проще, чем лет 20 назад. Вообще у городских жителей стереотипное восприятие деревенской жизни: навоза по колено, полуразвалившаяся хибара, пашешь без перерыва, всё какое-то убогое. На самом деле в деревне можно жить припеваючи. У нас есть связь, интернет, мы пробурили скважину для питьевой воды, сейчас проводим канализацию.
Круглогодично в нашем селе живут ещё только дедушка с бабушкой. Есть деревни побольше, с молодёжью. Но в основном все стремятся перебраться в город. Думаю, человек на сто переехавших в мегаполис приходится только один, кто отправляется в обратном направлении. Конечно, нас местные не понимают, смотрят удивлёнными глазами, считают сумасшедшими. Почему-то постоянно говорят, что для жизни в городе нужно высшее образование, хотя много успешных людей и без него.
Интересно, что коренные деревенские жители сейчас почти не держат домашних животных. Они считают, что это тяжёлый труд, легче купить всё в магазине. В нескольких километрах от нас есть относительно крупный посёлок, там живёт несколько тысяч человек. Так вот, на столько людей всего три коровы. Гусей в радиусе 
20 км от нас держит ещё только одна семья. Бывшие городские возятся с живностью гораздо охотнее, мы ведь обращаем внимание не только на затраты, но и на качество продуктов.

Асият Матуева,
Ростов-на-Дону —
Ростовская область
Мы с мужем всегда хотели жить на своей земле, знать, что мы едим. Вот четыре года назад и перебрались в Азовский район Ростовской области. Тогда ещё работали в городе, поэтому важно было, чтобы деревня находилась не очень далеко. Муж работал директором по персоналу в агентстве недвижимости, я — менеджером по туризму. Сейчас мы сосредоточены на своём хозяйстве, хотя дистанционно муж продолжает проводить консультации. 60% всей нашей еды — собственного производства. Покупаем только то, что сами не можем сделать, — крупу, сахар, муку.
У нас есть утки, куры, цесарки, гуси, козы, овцы, кролики. Вес­ной продаём инкубационные яйца птиц, птенцов. Овец стрижём, их шерсть продаём. Когда пасём скотину, собираем заодно грецкие орехи, их тоже продаём.
Мне больше всего нравятся козы. У них, конечно, не самый простой характер, но какое молоко! Я люблю делать козий сыр. После такого сыра магазинный есть вообще невозможно, вкус совершенно другой. Мужу нравятся овцы, он считает, что они самые полезные животные, — дают и шерсть, и мясо, и молоко.
Всего в нашей деревне около 1500 человек. Большинство местных работают в городе, а здесь ведут дачный образ жизни — огород сажают, но животных почти никто не держит. Встретили нас сначала очень холодно, сейчас вроде притёрлись. Легко общаемся с теми, с кем есть общие интересы, — активными животноводами или огородниками. Но некоторые нас до сих пор недолюбливают. Один, например, постоянно пытается отравить нашу кошку — подбрасывает ей отравленных мышей.
Мы уже год ведём свой канал на YouTube. Благодаря этому удалось познакомиться с такими же переселенцами, даём друг другу советы. Кроме того, показываем на видео, как производим свою продукцию, как управляемся с цып­лятами. С помощью этих роликов мы создали себе определённую репутацию, люди доверяют, обращаются именно к нам.
Год назад на своей продукции мы заработали больше, чем раньше в городе. Очень хорошо продавались инкубационное яйцо и птенцы. Думали, что нащупали золотое дно, можно расслабиться. Но сейчас спрос упал раз в пять–десять. Я связываю тот сельскохозяйственный подъём с санкциями, было какое-то воодушевление у людей, казалось, можно самим что-то сделать. Теперь, видимо, привыкли уже к этой ситуации. Сейчас доход с хозяйства — 15–20 тысяч рублей в месяц. На эти деньги можно жить, но по­ехать куда-то отдохнуть или сделать пристройку к дому пока не получается.
Главный плюс жизни в деревне — самодостаточность. Остался человек в городе без работы — всё, ему даже есть нечего. Мы же почти полностью автономны. Пусть хоть все полки в магазинах опустеют, мы годами можем питаться своей едой, ничего страшного с нами не будет. Кроме того, чувствуем себя гораздо лучше, болеем реже. Муж даже избавился от аллергии. Раньше в сезон цветения у него постоянно был насморк, не мог дышать.
Недавно у нас сын родился. Думаем, ему здесь тоже лучше. Будет есть полезную еду, дышать нормальным воздухом, играть на воле, бегать в окружении животных, приучаться к труду.
Главное при переезде в сельскую местность — хорошо всё рассчитать, иметь либо постоянный источник дохода, либо скопить существенную сумму денег. Я всем говорю, что не стоит рассчитывать только на деревенский труд. У нас есть небольшой доход от ростовской недвижимости, некоторые деньги приносит канал на YouTube, я занимаюсь рукоделием, хозяйство денег приносит. В таком варианте провал какого-то одного пункта не критичен.

Андрей Власов,
Москва — Тамбовская область
Я всегда мечтал работать своими руками, но в городе это невозможно. В Москве был таксистом, перспектив практически никаких. К переезду готовились четыре года. Долго искали подходящее место. У нас было четыре основных критерия: хорошие дороги, газоснабжение, более-менее крепкий дом, чтобы пожить там первое время, большой участок земли и обязательно водоём поблизости. Однажды жена увидела объявление в газете «Из рук в руки», и деревня Зимбулатово Тамбовской области подошла нам по всем параметрам. На берегу пруда здесь местный рай.
Начинали мы своё хозяйство с кур, потом завели индюшек, цесарок, гусей. Сейчас активно занимаемся породным козоводством и сыроварением. Всего у нас около 40 коз, много молока и сыра, но полностью наше хозяйство нас всё равно не обеспечивает, помогает то, что сдаём квартиру в Москве.

Всего в деревне живёт порядка 120 человек. Местные сначала на нас смотрели с удивлением, крутили пальцем у виска. Потом привыкли, сейчас проблем ни с кем нет. Я всегда говорю, что всё своё мы всегда возим с собой. Если человек открыт миру, он и в городе, и в деревне со всеми будет отлично общаться. Но в целом в деревне люди более доброжелательны. В порядке вещей здесь угостить соседа чем-то со своего огорода, прийти в гости в любое время, попросить о помощи малознакомого человека. В городе людей вроде больше, однако границы между ними прочерчены резче. Здесь и свадьбы какие-то бурные, по нескольку лимузинов приезжает. Всё это кажется немного по-кавказски, хотя это как раз русские традиции взаимопомощи, поддержки, просто в городах всё это забылось, а здесь сохраняется.
В деревне совершенно другое восприятие времени. Горожане получают деньги раз в месяц, соответственно на этот срок всё и планируют. Здесь живут от года к году. Корма закупаются раз в год, сено — раз в год, бык растёт чуть больше года.

У горожан много стереотипов о деревнях. Например, многие москвичи почему-то считают, что тут все чуть ли не поголовно алкоголики. Ничего такого и близко нет. В ежедневном режиме выпивают у нас в деревне только два брата. Ещё был один мужчина, но случилась беда — сгорел этой зимой, заснув с сигаретой.
Если человек не ленив и здоров, в деревне всегда есть возможность заработать и жить в комфорте, не уступающем городскому. Мы хорошо общаемся со многими бывшими горожанами. У всех девочек есть посудомоечные машины, про стиральные машины я даже не говорю. Доильные аппараты у всех, кому нужны. В нашей деревне, да и в соседних неприлично, чтобы к 16-летию у мальчика не было скутера, мопеда или мотоцикла. К 18–20 годам — обязательно машина. Это могут быть древние «Жигули», но они обязательно есть. Да, всё тут основано на физическом труде. Однако этот труд зачастую намного менее изнурителен, чем московские восемь часов в офисе плюс ещё два — в пробке.

Игорь Кармазин.
РИА Новости, г. Москва.
https://ria.ru

Категория: №06(167)2018 | Добавил: winch (19.04.2022)
Просмотров: 11 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2022