Среда, 01.04.2020, 14:10Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №06(107)2013

Записки из поместья

Создание Родового поместья — сложный и увлекательный процесс. Безусловно, браться за столь великое дело надо семьёй, в паре, а не в одиночку, тем более женщине, к тому же уже пенсионного возраста. Но далеко не всегда получается всё так, как надо. Я подыскивала участок для своей подруги из Мурманска. Прочитав объявление о встрече читателей книг Мегре, пошла на встречу. К моей радости, оказалось, что у нас в Карелии нашлись наконец люди, которые реально начали строительство родовой усадьбы. Наши первопроходцы Алексей и Лена организовали поездку на место будущего поселения в деревню Залесье. Я поехала посмотреть землю для подруги, но поняла, что моя земля — здесь. Тогда я знала, что мне сможет помочь мой взрослый сын. Но через пару лет сын уехал в Москву, подруга бросила свою затею, не получив поддержки семьи. Так я и оказалась одна на участке. Без этой первоначальной поддержки близких людей было бы неразумно и самонадеянно начинать строительство поместья.

Прошли годы, и я не перестаю благодарить те силы света, которые смогли привести меня к главному делу моей жизни и бережно поддерживают на всём этом пути. В деревне у меня появилась привычка вести записи о посадках, природе, событиях. Некоторыми наблюдениями, говорящими о маленьких чудесах, о природе, а также просто забавными, хотелось бы поделиться.

 

Начало

Первый приезд был ранней весной 2005 года вместе с несколькими людьми, которым тоже была близка идея Родовых поместий. В Залесье тогда было около десяти домов, которые на лето становились жилыми. В тот момент, когда машина выехала на поля этой тогда полузаброшенной деревни, мне показалось, что передо мной открылось место удивительно родное и как будто знакомое. Позднее, уже в 2012 году, выяснилось, что мой родной по крови дед был из этих мест родом.

В тот первый приезд было пасмурно и холодно, и земля ещё только освободилась из-под снега. Алексей, основатель нашего поселения, махнул рукой в сторону одной из горок и сказал: «Берите на троих». Второй приезд был с сыном и подругой. Свой участок я найти смогла не сразу. Когда подходили к нашей горке, сын сказал, что выбрал бы её. — «А Лёша на неё и показал». Вот так и появился у нас наш дарующий чудеса участок. Мы с подругой после разгрузки досок почти упали на траву без сил, а сын куда-то исчез. Вернувшись, сообщил: «Здесь у вас родник». Действительно, ниже самой большой сосны был мокрый мох, и там мы выкопали ямку, из которой и брали воду ковшиком. Позднее сын сделал здесь колодец. Вода на участке — подарок. Далеко не везде можно найти воду, да ещё и питьевую, да ещё и, как говорят гости, вкусную. Пространство приняло и сразу одарило нас.

Следующий приезд был в июле. Мы с подругой  с кастрюльками и палаткой приехали на участок. Тепло ещё только началось, и ночью в палатке мы замёрзли. На другой день в деревне познакомились с местной жительницей, доброй Анной Андреевной, попросились на ночлег, но у неё было тесно. Тут мимо проходил её сосед. Анна Андреевна строго сказала ему: «Возьми девок ночевать. На улице ночуют». Тот опешил. Но взял. Больше в палатке мы не ночевали. В дальнейшем этот человек очень много помог мне и вещами, и работой. Мы были первыми новыми жителями после нашего Алексея, и обустраиваться мне помогали чуть ли не всей деревней. Уже во второе лето у меня появились не только маленький домик, но и веранда, стол и кровать, скамейка и рукомойник, котелок и даже настоящий самовар. Вот такие у нас открытые, щедрые люди.

Нет сомнений, что пространство поддерживает человека, если он идёт в нужном направлении. Пришёл день, когда мне потребовалась дверь для веранды, о чём я всех и оповестила. Через день надумала съездить в город за саженцами и по­шла договариваться о машине. Вижу, что у соседей во дворе стоит машина, на багажнике дверь, которую привезли на всякий случай. Весь тот день оказался цепочкой цепляющихся друг за друга событий, и вечером возле домика стояли старый диван, доски для обрешётки, саженец ивы, дверь, а двое мужчин обсуждали, как её навесить. А за саженцами, оказалось, могут съездить и без меня.

Находясь внутри событий, мы далеко не всегда замечаем слаженную, тонкую работу прекрасных пространственных духов. Думаю, что чётко высказанные намерения могли бы помочь нашему сотрудничеству с ними.

 

Лес

Когда мы появились в Залесье, лес был совсем молоденьким. За несколько лет то, что казалось кустиками, стало вполне взрослыми деревами. Выросло много сосен. Тогда же большой была, пожалуй, одна сосна, мимо которой теперь проложена «народная тропа» к колодцу. Уже к концу первого лета нижние ветки, что были у самой земли, поднялись выше за счёт роста ствола. Эта сосна росла просто на глазах, она давно уже плодоносит, её шишками греется самовар, а сухими ветками легко разжигается огонь в уличной печке — костре. Со временем нижние ветви у сосен засыхают, но ещё долго остаются гибкими. Сосны кажутся мне похожими на добрых сказочных великанов, они надёжные, открытые и гостеприимные. Они неприхотливы и могут расти даже на песке, а это для Карелии важное свойство.

Особенное отношение у меня к берёзам. Это нежные, скромные красавицы. Их состояние — мир, гармония и какая-то одухотворённость. Они легко отдают свои засохшие и уже ненужные им ветви, они открыты чему-то нематериальному. У берёзок-подростков кора тёмная, но подходит время юности, и тёмная кора сходит, открывая нежную, чистую белизну. Это похоже на превращение гадкого утёнка в лебедя. Если во время ветра приложить ухо к стволу берёзы, то можно услышать её голос, почувствовать её душу.

Замечательно быстро растёт ольха, стволы становятся толстыми, уходят ввысь... Ольха хороша внутри леса, но стоит ей оказаться на открытом месте, как она начинает давать много поросли, стремится занять собою всё вокруг. Далеко не всегда на участке такое поведение может порадовать. Так же быстро расползаются ивы. Их однолетние побеги можно срезать и использовать для плетения. Ивовые стволики послужили мне жердями между столбиками в изгороди, а ветками и побегами я переплела эти жерди. Свежими полосами коры получилось подвязать жерди к столбам. Изгородь вышла весьма живописная. Надеюсь, что высаженные вдоль неё кусты разрастутся и поддержат её, когда она постареет и соберётся упасть.

В наших лесах растут и клёны, севернее они встречаются только в посадках. Клёны появились на участке после деревьев-первопроходцев, причём под пологом леса им комфортнее, чем на открытых местах. Клёны и рябинки пока ещё совсем маленькие.

Первые год–два я немало сил положила на то, чтобы убирать «лишние» деревья и давать место для роста берёзам, соснам, елям. Потом стала понимать, что помощь не так уж и нужна.

Возле родника был тёмный, мрачно-пугающий участок ивняка. Проредить его руки не дошли, а на следующий год обнаружилось, что одни деревья засохли, у других отпали крупные ветки. Мне оставалось только собирать там валежник.

Этот участочек леса, да и не только этот, становится всё привлекательнее с каждым годом. Когда теперь мне говорят, что какой-то участок надо бы проредить, я отвечаю, что слишком много более важных дел. Слабые деревья сами постепенно засыхают, и нужно просто вовремя убирать сухостой, переводить его на дрова. Кстати, летом сухостоя вполне хватает и на отопление, и на готовку, и на устройство высоких гряд. Постепенно между деревьями обозначились тропинки, которые уберегают лесок от вытаптывания. Лес при таком простом уходе становится прозрачнее, светлее, постепенно становится лесом-парком, очаровывает красотой. Сейчас в лесной зоне подрастают и высаженные мною растения.

 

Грибы

Это особая тема. Мне всегда хотелось иметь свой маленький уголочек леса, в таинственную жизнь которого должны быть вписаны грибы. Пожалуй, грибы для меня были символом нетронутой природы. Не думаю, что чисто случайно наш кусочек земли оказался поросшим молодой древесной порослью. Уже в первое лето он радовал подберёзовиками, а когда я приехала туда осенью, то просто устала резать волнушки всех сортов и на другой день позвала женщину, с которой мы и приехали из города. Та скрылась за деревцами и затихла. Хоть там заблудиться и негде было, но такая мысль у меня закралась. Вышла моя знакомая очень довольная и с раздутыми сумками.

Позапрошлым летом уродилось особенно много подберёзовиков. Позвала соседку собирать. Когда она вышла из лесочка, то её большие глаза были огромными, и она сказала: «Сколько лет живу в Залесье, а за грибами на коленках ползаю первый раз».

 

Грибы на своём участке — это маленькое чудо, как и полянки лес­ной земляники, которую мне тоже всегда хотелось иметь рядом. Почти с самого начала на одном из пригорков осенью можно было найти не­много груздей. Эти грибы очень радовали мою старенькую маму, и хотелось, чтобы их было побольше. Потихоньку грузди расползлись и доползли теперь до самого дома. Думаю, что у этих процессов есть невидимые управители, уж очень сказочно всё происходит. Земля и лес щедры и изобильны, преподносят множество даров, а если и человек старается помочь природе, то результат может стать сказочным. Думаю, что, расчищая лес, я способствую увеличению урожая. Во всяком случае, в необихоженных частях леса грибов практически нет.

 

Цветы

Дикорастущих цветов здесь множество. Цветочный ковёр меняется от недели к неделе. Первоцветы сменяются приземистыми одуванчиками. Одуванчики сменяются лютиками, такими же жёлтыми, но изящно высокими и тонконогими. К лютикам вскоре присоединяются колокольчики, ромашки, гвоздики-часики. Для меня все эти нежные тонконожки и есть символ нашего северного лета с его неброской красотой.

Вначале мне казалось, что на этом диком пространстве, где так много работы, сажать цветы я стану очень не скоро. Но понемногу они один за другим внедрялись на участок. В первые годы это были в основном подарки моих замечательных соседей. Однажды, уходя с участка, я оглянулась и встретилась взглядом с первыми моими нарциссами. Они смотрели мне вслед так трогательно и печально, словно говорили: «Ты вернёшься через неделю, а нас уже не будет».

Есть на участке очень милые цветочные уголки, созданные природой. Под большой ольхой расположилась полянка лесной звездчатки. Это и впрямь белые сказочные звёздочки. Что-то из дикоросов вполне можно подсаживать на садовые клумбы. Обкосила я как-то куст цветущей таволги у огорода. Пришёл сосед и ахнул. Он сразу и не признал свою старую знакомую, которой так много на полях вокруг.

Мне думается, что в цветах материализуется сама Любовь с её безконечно разнообразными ликами. Растения энергию Любви улавливают, преобразуют и проявляют в виде своих лучших творений — цветов. Ведь цветок даёт жизнь семени, через семя приходят новые поколения, а все родители вкладывают лучшее в своих детей. Мы, глядя на цветы, вдыхая их аромат, приобщаемся к энергии Любви. Материальным выражением Любви, наверное, можно считать и мёд, сделанный пчелой из собранного цветочного нектара.

 

Мелкая живность

Когда мы с подругой, взяв палатку, приехали, чтобы попробовать пожить на участке, был июль. Только мы вышли из машины, как оказались облеплены слепнями. У них в это время лёт. Особенно неистово они нападают в солнечные часы. У подруги в то лето шею объедали до гнойников. Находиться весь день под открытым небом стало для нас испытанием. Теперь я знаю, что это недолгий период. Однако и теперь, если дождь льёт всю ночь и наутро у мошек, комаров и мокрецов начинается праздник, то вся эта братия может «достать». Когда июль уходит, он уводит за собой жару вместе со слепнями, комарами и мошками. Да и весь этот гнус со временем как-то поуспокоился, не слишком досаждает. Мы привыкли друг к другу и позволяем каждому жить по собственным правилам.

Природа не только испытывает, но и награждает. Когда мы в первый раз прошли по лесной тропе к автобусу и лес расступился, открыв вид на поля, то откуда-то налетело множество маленьких голубых бабочек. Они окружили нас и провожали довольно долго из леса. Нам показалось это маленьким чудом, наградой за преодоление незнакомого и потому немного опасного участка дороги. Вообще бабочки — существа очень вредные, но очень милые. Когда их стайки порхают над огородом, то не знаешь, огорчаться или радоваться. Они — пример двойственности нашего земного мира.

С самого начала нас удивляло и радовало количество и разнообразие живности. Тут были кузнечики всех размеров, жабы, лягушки, тьма бабочек, стрекозы. Как только мы садились есть, появлялась чайка и делала несколько кругов над поляной, каким-то чутьём она угадывала этот момент. Когда переложили вещи в кусты, какая-то птица криками показывала своё явное возмущение этим. Да, мы безцеремонно вторгались в мир, в котором свои правила, о которых у нас были смутные представления.

Земля в Залесье заселена земляными муравьями, и в первые годы наш участок представлял собой сплошное муравьиное жилище. В первую зиму наш Лёша поставил нам маленький домик, и муравьям в доме понравилось. Очень быстро распробовали они сгущёнку. Я прочитала, что можно насыпать вокруг продуктов золы, чтобы муравьи их не достали. Поэтому, сварив на костре гречу со сгущёнкой, я оставила котелок в кострище, чтобы поесть, когда проголодаюсь. Когда я пришла обедать, зола была еще тёплой, а в котелке уже обедало полчище муравьёв. Но я тоже хотела есть и просто присоединилась к ним, отодвигая самых наглых ложкой. Так мы побратались.

В июле у муравьёв наступает лёт. Самки обзаводятся крыльями, и количество этих существ бывало в первые годы огромным. Муравьи способны на всякие мелкие пакости, они любят засевать тлёй вишни, досаждают пчёлам, возле огурцов насыпают кучи песка, почва при этом куда-то исчезает. Мне кажется, что муравьи понимают, что порой творят непотребное, уж очень быстро они разбегаются, будучи застигнуты на месте преступления. Сейчас муравьёв поубавилось, есть надежда, что мы вскоре будем сосуществовать в гармонии и мире.

Понаблюдать за ними бывает интересно. Как-то муравей попал в малиновый сироп. Я вытащила сладкоежку из ложки и положила на стол. Бедный муравей пробежал несколько шагов и лёг, весь в сиропе. Он сильно смахивал на перепившего мужика. Он лежал несколько минут, один его ус шевелился, другой засахарился и был согнут крючком. Наконец, набравшись сил, муравей попытался поднять свою ниж­нюю часть, но она была слишком тяжёлая, и ноги его подкосились. После нескольких попыток ему удалось встать на ноги, и тут голова его поделилась на две части, и я поняла, что это рот. Муравей стал очищать усы и ноги, протаскивая их через рот. Это был героизм, весь вид его говорил, насколько ему уже противно и почти невозможно есть этот сироп...

Есть у нас и достаточно опасные насекомые — шершни. Ещё не зная, кто это, мы называли шершней осами непомерных размеров. Одна такая шершниха облюбовала картонную коробку с одеждой, нагрызла картона и начала строить соты. Пришлось нарушить её планы, вряд ли было бы возможно мирно ужиться с такой мамашей и её детьми.

А вот осы не кажутся мне чересчур опасными. Однажды я случайно наступила на их гнездо, устроенное в земле, и только одна оса ужалила, а ведь я, остолбенев от неожиданности, несколько мгновений оставалась стоять на их гнезде. Пчёлы бы такого безобразия не потерпели, они куда более агрессивны. Человек, видимо, уж очень допёк их.

Здесь множество ящериц. Они любят селиться среди досок и бревён, живут под крыльцом, греются на ступеньках, могут забежать на веранду. Иногда их можно увидеть на стене дома на уровне второго этажа. Под высокой травой в ямках на земле находят укрытие от жары жабы. Косить эту траву приходится осторожно, ведь когда коса пролетает над головой какой-нибудь разомлевшей жабы, то та почти не реагирует.

В первое лето почти каждый день на дороге нам встречалась гадюка в руку толщиной. Почуяв шаги, — а змеи реагируют не на звуки, а на вибрации почвы, — она уползала с дороги. Просто так змея не бросится на человека, но требует осмотрительности и уважения к себе. Встреч с ними было немало в первое время. Как-то утром я пошла посмотреть, как чувствуют себя посаженные вечером кустики, и на чёрной вскопанной почве обнаружила змею. Солнышко грело почву, и змея уползла очень неохотно, только после моего словесного внушения и топания. Одно время я закрывала почву вокруг юных саженцев картоном, чтобы их не глушила трава. Однако это немного опасно: место под картоном нравится змеям. Так, для кабачков и тыкв очень хороши высокие кучи, сложенные из кусков дёрна, которого при освоении участка всегда образуется много. Кучи, чтобы дёрн не прорастал, надо чем-то закрывать. Вот под укрытием пару сезонов селились гадюки. Если надо было подойти к гряде, приходилось постукивать палкой. Змея шипела, если была там. Змеи не выдерживают тепло выше сорока градусов, и в жару они исчезали из-под укрытий. Позже в одной гряде я нашла сброшенную гадюкой шкурку.

Со временем змеи почти совсем ушли, ведь мы боимся друг друга. Однако все животные выполняют свою роль. В прошлом году было очень много мышей, и помимо циклов развития здесь могло сказаться и отсутствие змей.

 

Звери

Разные зверюшки частенько посещают наши участки. Как-то посадила я рассаду свёклы, но кто-то на два раза постриг её под корень. Начал есть капусту, повыдёргивал кустики клубники. «Заяц», — догадался проснувшийся во мне Штирлиц. Привязанные побрякушки, запах дёгтя мало ему мешали. Пришлось закрывать кое-что лутрасилом и сетками, что заняло немало времени, однако меня интересовал вопрос, кто ж умней: человек или заяц? Сделав, что смогла, я отправилась отдыхать. В полдвенадцатого ночи почему-то подошла к окну. В этот момент из зарослей травы вышел заяц и направился прямо к капусте, ткнулся — сетка. Перескочил к оставшейся в живых свёкле — а на ней стаканчики. Тут ещё и я вышла и позвенела пустым ведром. Счёт кочанов вышел всё же в мою пользу — 2 : 6.

Здешние зайцы вовсе не выглядят запуганными. Однажды мы с сыном спокойно стояли недалеко от домика, и мимо нас почти у ног прошёл так вальяжно большой красивый заяц, всем видом напоминавший важного начальника. Вопрос, как зимой надёжно уберечь наши сады от зайцев и мышей, пока остаётся открытым.

В деревне появлялись и белки. Одна мама-белка вывела бельчат, при этом так ревностно охраняла их, что даже как-то раз вцепилась сзади в шею проходившей мимо женщины. Подросшие бельчата в количестве пяти штук на некоторое время обосновались в одном из дворов. Они бегали по стенам старого дома, по крыше, и один бельчонок, к несчастью, утонул в бочке с водой. Бельчата съели в этом дворе все банные веники, после чего ушли, поняв, что больше тут есть особенно нечего. Одного из них мне удалось увидеть из окна. Он осторожно, с остановками вошёл в лесок под моим окошком, и было видно, как страшно и любопытно входить ему в этот новый мир. Белкам на участке обосновываться ещё рано, ведь урожай шишек пока мал. К тому же, говорят, белки могут обкусывать верхушки молодых саженцев, а терять посаженное совсем не хочется. Так что всё происходит во благовремении.

Как-то раз моя подруга стояла посреди поля, пытаясь распланировать участок, однако тут мимо неё пробежала лиса. Лиса показалась ей какой-то неряшливой, и вообще лису вот так в поле она видела впервые. Поскольку наше внимание несовершенно, то процесс планирования на этом завершился. Рассказов о встречах с лисами услышать у нас можно немало. Наш Алексей наблюдал однажды, как лисёнок и собака перетявкивались, стоя напротив друг друга. В это лето лиса появлялась в деревне часто. В одном из дворов она долго крутилась у бани, хотя хозяева и гнали её оттуда. В конце концов, позвенев немного стоявшей на скамейке посудой, она утащила со скамейки бутерброды и исчезла.

Много неприятностей в иные годы приносят кабаны. Иногда по вес­не поля так бывают изрыты, что напоминают места военных действий. Когда я начала регулярно косить траву в своём юном саду, то кабанам там стало неинтересно. Изредка появляются маленькие пробные ямки, но, не обнаружив любимых толстых корней, кабаны уходят. Саженцы кабаны обычно не трогают, аккуратно обходят. Кабаны активны ночью, увидеть их трудно и, на мой взгляд, лучше и не видеть. Однажды в сезон белых ночей я с раннего утра в благостном настроении вышла из домика и направилась прогуляться в сторону дороги. И увидела по ту сторону дороги, к счастью, не близко, огромного чёрного кабана. Наверное, из-за белых ночей он что-то перепутал и гулял при свете солнца. Благость из меня тут же испарилась, и очень быстро я оказалась возле родного крыльца.

Иногда случается, что кабаны разрывают землю в удачных местах, и их трудом стоит воспользоваться, чтобы что-то посадить. Им удаётся вывернуть из земли и камни, и огромные корневища. Но если ямы выкопаны не там, где нужно нам, то их приходится разравнивать, иначе они быстро зарастают. Нетрудно представить, что такая поверхность есть угроза для ног. Однако привлекать кабанов к работе, как Хольцер горохом привлекает свиней, как-то не хочется.

Первое время бывало, что кабанчики приходили каждую ночь. Вновь вскопанные места притягивали их как магнит. Я поняла, что надо дать им возможность проверить эту свежевскопанную землю, а уж после сажать туда что-то. Не замечала, чтобы кабаны дважды копали одно и то же место.

Конечно, кабаны, зайцы, улитки и муравьи могут вызвать далеко не благостные чувства, особенно при наличии всего двух рук.

 

Птицы

Птичьи песенки — услада для ушей. Но не всегда. Живут у нас в полях среди травы коростели, летают мало, всё больше бегают. А поскольку поля до нас тут не были кошены много лет, то и птичек этих было немало. Песенка у них простая — что-то вроде скрипучего «вжик-вжик». И так всю ночь. Когда один из поселенцев первый раз ночевал на своём участке во время пения коростелей, он никак не мог заснуть, всё думал: «Ну что же это сосед всё пилит и пилит, ночь уже»... Однако и столь своеобразная песня коростелей в малых дозах вполне гармонично вплетается в общий хор. Здесь уместно будет вспомнить, что и в человеке все энергии нужны, но в гармоничных соотношениях.

В птичьем хоре некоторые голоса уже давно знакомы. Мне легче их запомнить, если получается подобрать к их песенкам слова. Одна птаха жалобно и картаво просит: «Ты приди…Ты приди…», другая спрашивает: «Витя выйдет? Витя выйдет?». Вот ещё птичьи фразы: «летим…летим…», «влип…влип…влип…», «ты не влип», «верю…верю…верю…», «посидите…посидите…посидите…». Долго не удавалось подобрать слова к трелям одной птицы, наконец пришло: «Максим приедет?». Утром следующего дня на участок въехал молодой человек с маленьким сыном на велосипеде. Оказалось, что имя велосипедиста — Максим.

Я склонна верить, что есть у птиц невидимые человеку управители, через птиц могут даваться разные знаки. Нужно было мне сделать изгородь вокруг огорода от кабанов и зайцев. Удалось договориться о работе с человеком, но пьющим. По поводу последнего обстоятельства одолели меня сомнения, и ночью не спалось. И вот под самое окошко прилетела птичка и долго повторяла фразу: «а те-те-те-те… все пьють…», причём слова «все пьють» произносились голосом рыночной торговки. Это меня насмешило, и я спокойно уснула. Птичка была права: мы с этим человеком хорошо потрудились, изгородь вышла хорошая.

У нас в поселении много разных видов птиц. С некоторыми птицами, например с сороками-стрекотуньями, можно и переговариваться, они отвечают. Смолкают голоса мелких птах, когда в небе появляются ястребы-тетеревятники, которые летают обычно парой. Как-то поутру я случайно спугнула с десяток уток, что ночевали вблизи дома под ольхой. Но имён многих здешних птиц пока я не знаю.

Птицы частенько влетают на веранду, находя щели под крышей, и их приходится спасать. Вообще отношения с живым миром здесь могут быть весьма близкими. Сосед, давно здесь живущий, рассказывал, как однажды вечерком стояли они с женой у калитки, темнело. Жена была в беленьком платочке, и ей на голову села сова, приняв, видимо, голову за столбик. Мне же однажды довелось ходить с дроздом по лесной тропе. В тот раз я шла через лес к автобусу очень медленно из-за дурного самочувствия. Откуда-то сбоку подлетел этот дрозд-деряба (не совсем уверена в правильности названия), пристроился чуть впереди меня на тропке и просто пошёл пешком, изредка оглядываясь. Так мы и шли довольно долго. Хоть моя скорость ходьбы была в тот день мала, но его — ещё меньше, и мне пришлось его обогнать, чтоб не опоздать на автобус.

Птицы на участке выводят птенцов, хоть и рядом с ними люди занимаются своими делами. Когда трясогузки вывели птенцов под крышей домика, я поначалу решила, что на чердаке пищат мыши, потом заметила двух кормящих маму и папу. Забавно было наблюдать, как родители сидят на макушках деревьев, топорща хвосты, чтобы не упасть. Трясогузок часто можно видеть бегающими по земле, а тут они летали вверх-вниз, и писк птенцов то усиливался, то смолкал. А однажды какая-то крупная птица уводила меня от птенцов, притворяясь хромой. Тогда семейству приглянулась канавка у самой дороги.

Прошлым летом в кустике жимолости, растущем у огородной изгороди, мухоловки устроили гнездо, вывели птенцов, хоть рядом всё время ходили люди. Это была радость: изгородь становится приютом для птиц! К несчастью, одной ночью гнездо кто-то разорил, может быть, кот, что часто заходил в гости, или сойка, которую в те дни мне удалось увидеть в окно. Сойку я видела в первый раз. И первая мысль была: прилетел попугай, странно, откуда ему взяться на севере? Потом что-то щёлкнуло в голове и пришло слово «сойка», что и подтвердил определитель. У окон домика появлялся и дятел с красной головой, он посидел на берёзке, но на молодых деревцах не нашёл, видимо, ничего вкусного и улетел.

Когда птицы выводят множество мелодий, трещат, стрекочут, пощёлкивают и к ним присоединяется звон насекомых, то кажется, что звучит весь мир. Птицы — звуковое средство, с помощью которого пространство говорит с нами.

 

Приятные сюрпризы

Когда я впервые оказалась в Залесье в августе, то была удивлена огромным количеством ягод малины на кустах, что росли вдоль дороги. Кажется, я никогда раньше не видела такого обилия ягод. Переночевав у соседей в доме, отправилась на свой участок и там у дороги нашла тоже усыпанные малиной кусты. Условий для заготовок пока не было, и приходилось малину просто есть. Собрав очередную порцию, говорила кустам: «Больше мне не съесть, завтра соберу, потерпите немножко». Казалось, что они меня понимали и хранили ягоды до следующего дня.

Вообще малины в иные годы у нас бывает очень много. Однажды в такой год мы с соседом ходили за малиной на скалы, и теперь ещё вспоминаются солнце, скальные камни под ногами, запах грибов и малина, сама падающая в ладонь и мимо. В тот раз мой сосед ходил с тазиком, привязанным за ручки и висящим на поясе, так как ведерком ещё не обзавёлся, при этом издавал странные звуки. Обычная речь, конечно же, не могла выразить должного восторга перед щедростью природы.

Уже в тот первый август участок удивлял маленькими чудесами. Мне захотелось посадить кустики малины на самом участке в его нижней части. Когда я протоптала высоченную траву, подошла к намеченному месту, то обнаружила, что маленькие кустики малины уже сами поселились там и мне ничего не надо сажать.

В тот заезд был ещё случай. Шла на родник и подумала: «Как хорошо, что я проредила лесок, берёзки стали видны. Тут бы подберёзовикам быть, надо будет грибницу принести». Взглянула вбок — а там подберёзовик растёт уже.

В июле на полянке нашла две малюсенькие рябинки. «Вот, — говорю подруге, — и по рябинке для нас нашлось». В августе маленьких рябинок было уже много.

Как-то весной шла через лес, а там было много цветущей черёмухи. Заметила, как красивы в паре цветущие черёмуха и рябина, и решила, что выкопаю маленькие отростки черёмушки, но поищу их поближе к участку. На участке занялась делами и вдруг увидела у родника пару маленьких росточков со знакомыми листиками. Немного ниже оказался и кустик уже цветущей черёмухи, причём совершенно в том месте, о котором я и подумала, идя через лес.

Возможно, всё это просто случайности. Однако слово «случай» не простое, оно значит: быть с лучом. Объяснить происходящее однозначно я не берусь. Может быть, мы просто чувствуем, где будет хорошо какому-то растению, и не удивительно, что оно уже там и растёт. Или духи пространства предугадывают мысли человека, ещё не проявленные, не осознанные, и исполняют будущие наши желания? Для меня ясно только, что пространство — живое и оно разговаривает с нами и любит нас.

 

Препятствия и преодоления

Не думаю, что без разных трудностей процесс роста человеческого сознания был бы эффективным. Трудности преодолеваются трудом, слова эти одного корня. Хорошо, что в начале славных дел представление о предстоящих трудах у меня было довольно смутным, иначе здравый рассудок не позволил бы мне втянуться в новое дело.

Совсем не просто было какое-то время жить в домике без печки, не просто было ходить через лес с рюкзаком, страшно было встречаться со змеями, слышать где-то рядом вой волков осенней ночью в маленьком, одиноко стоящем домике без электричества. По разным причинам гибли и гибнут посаженные растения. Случаются неприятности с пчёлами. Досаждают клещи, гнус, мыши, зайцы, кабаны.

Не всегда лёгким, здоровым, послушным бывает и элементарное (физическое) тело. Оно склонно скорее полежать и поесть, чем поработать. Но если человек заставляет его трудиться сверх меры, оно может заболеть. Со мной такое случается, уж очень хочется поскорее воплощать в реальность возникающие идеи. Идеи плодятся, вырастают одна из другой, а материя инертна, неповоротлива, и для её изменения требуется куда больше усилий, чем кажется при планировании.

Жизнь на земле не рай. Скорее это безконечный труд, и очень много труда физически тяжёлого. Конечно, возникают мысли, за своё ли дело я взялась. Хотя уже есть в запасе немало маленьких хитростей, как сделать труд немного легче, но всё же я понимаю, что делаю что-то не так. Или совсем не так. Видимо, пришло время переходить к другому уровню взаимодействия с пространством, более осознанному.

Сейчас моя жизнь делится на две части — город и поместье, и время, проведённое в поместье, неуклонно растёт. В городе гораздо меньше маленьких открытий, моментов радости от встреч с живыми существами. Именно эти моменты, незначительные на первый взгляд, остаются в памяти, оказываясь важнее всего остального. Какой-нибудь маленький росточек может осветить радостью весь день.

Залесье — особый мир, влекущий, обостряющий внимание, чувства, наполняющий светом, надеждой, безконечный в возможности познания и творения. Здесь чистая вода, особый воздух с разными «наполнителями». Это другая, естественная жизнь. Жизнь по природе, по солнышку, по пению птиц. Здесь не давят сроки, не надо вставать по звонку. Здесь не надо думать, в чём выйти на улицу и как сделать неприступной дверь. Гармония, тишина, уравновешенность мира постепенно становятся и составной частью души человека. Человек тоже, конечно же, влияет на окружающее, и не только своими физическими действиями, но и своим состоянием. И хорошо, что материя инертна и имеет свои соображения по поводу наших часто непродуманных творений.

Здесь всё живое и разное, часто неожиданное. Здесь материализуются мечты, но никогда не получается в точности то, что задумывалось, ведь получившееся есть результат совместного творчества человека и живых существ, видимых нами и тех, кого мы не видим. Этим живым существам мы должны бы быть благодарны за их жертвенную любовь к нам, за радости, открытия и уроки.

 

Галина Давыдова, Залесье, Карелия.
galya.davidova@yandex.ru

Категория: №06(107)2013 | Добавил: winch (03.11.2015)
Просмотров: 375 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2020