Суббота, 29.04.2017, 16:29Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №06(047)2008

«Убрать фсё!»

...После реформы 1917-18 гг., конечно же, пошли обвальные процессы в правописании, поскольку были изъяты буквы из азбуки. В качестве «спасателей» явились члены некой комиссии при Главнауке Наркомпроса, которые в 1930 году опубликовали свой проект спасения грамотности. Они предлагали ввести написания: чорный, революцыя, жыр, шол, добрый, лежыт, делаишь, любют, произносются, огурци, пишат, маса, клас, Ана, тона (тонна), скажат, ково, чево. В проекте сказано, что «рационализация русского письма — это не техническая, а насущная политическая задача», и что «реформа равняется на малограмотных и неграмотных в первую очередь». Иначе говоря, «спасатели» собирались опустить культуру до уровня полной безграмотности. Реформаторы не угомонились и по сей день...

Идёт сближение народов независимо от того, хотим мы того или нет. Стремительно рушатся границы государств — они отжили своё, выполнив свою историческую роль. И уже видна граница новая, между Светом и тьмой, и каждый из нас выбирает то, к чему «лежит сердце». Интересная закономерность: люди, объединяющиеся на основе эгоизма, выгоды и отсутствия совести, языком общения избрали английский, язык прошлого. А законы наступающей Новой эпохи даны в книгах Живой Этики на русском языке, языке будущего.

Язык правды

Множество языков в мире. Почему же Великие Основы нового сознания, новых отношений, новой жизни (науки, культуры, общественного устройства) даны именно на русском?

Русский язык — язык ПРАВДЫ. Лгать на нём невозможно.

Он был засорен немыслимым количеством ненужных иноязычных слов, чтобы было на чём лгать.

В русском языке заключены большие возможности, и морфологические, и синтаксические, для передачи совершенно новых понятий, которые открывает новая эпоха.

Происходит преобразование всей Солнечной системы. На Землю пришли новые энергии, учащаются необычайные явления природы, преобразуется внутренний состав человека и на первое место выходит высшее Я, человек духовный. Какими средствами передать, какими словами описать духовные явления и события? Ведь так называемое цивилизованное человечество долго питалось ложью: якобы духа нет, живём один раз, жизнь несправедлива, судьба человека зависит от случайностей. Но настало время Истины, соединяются миры видимый и невидимый.

Чтобы вписаться в эволюцию, необходимо осознать то новое, что вдруг проявилось, но что­либо осознать мы можем только тогда, когда явлению дадим название, то есть проявим. Мудрец сказал: “Не названное не существует”. Оказывается, в русском языке уже есть для этого средства: издавна именуются явления трёх миров: плотного, тонкого и духовного. Более того, один и тот же корень может передать явления совершенства или деградации: лицо ­ лик ­ личина. Нам остаётся только осознать это, по­новому взглянуть на слово, принять в нём изначальный прямой смысл и убедиться, что так называемого переносного смысла нет вообще. А если так, то изучение русского языка должно строиться на совершенно других основах, чем до сих пор. Именно в русском языке есть грамматические средства, чтобы назвать новые явления, следовательно, проявить их, сделать доступными для осознания и изучения и, таким образом, включить в коллективный опыт человечества...

После крушения капитализма спасением человечества станет Община. Но именно Россия всегда была Общиной. Община — это такое внутреннее устройство любого живого человека. Живой духом — общинник. Человечество так уже и разделилось: на общинников и духовных мертвецов. Русский народ являлся носителем идеи Общины всегда, вольно или невольно, потому что он так устроен.

Интересно проследить историю слов, с которыми в России обращались друг к другу. В самом широком хождении, независимо от политического строя, слова дядя, тётя, матушка, отец, сынок, дочка, бабушка, дедушка, брат. Так принято обращаться и к родне, и к людям незнакомым. И с этим ничего нельзя поделать, потому что таково внутреннее устройство народа: в незнакомом видеть близкого, проявлять дружелюбие и заботу.

Русский народ из глубины веков пронёс великую эволюционную идею Общины, воплощая в жизнь как умел.

О том, что именно русский язык способен выразить духовные явления, писал А. С. Шишков, который знал практически все языки Европы. Он утверждал, что в других европейских языках этих возможностей нет. До Шишкова ещё М. В. Ломоносов писал, что в русском языке есть все средства для выражения любого движения человеческого духа и для описания природных явлений. “И ежели чего точно изобразить не можем, не языку нашему, но недовольному своему в нём искусству приписывать должны”.

С замечательных работ М. В. Ломоносова (1711­1765 гг.), который дал основной тон науке, началось научное изучение и духовное освоение русского языка. И открытия одного становились опорой для трудов следующего.

А. С. Шишков (1754­1841) увидел систему, описал принципы корнесловия, составил “древо корнесловов” для множества корней, показал органическую связь языков Европы, единую основу всех славянских языков, проследил историческое движение языков и догадался об их происхождении из единого источника; разделил живое и мёртвое начала в языке, доказал, что дух — основа основ. “Чем больше в языке тело предпочитается духу, тем больше портится язык и упадает дар слова”.

В. И. Даль (1801­1872) собрал и сохранил для потомков великое богатство — лексику живого великорусского языка, подтвердил корнесловие и на его основе составил Толковый Словарь Живого Великорусского языка — уникальный научный труд, которому нет равных в мире. “Откуда взялось (...) всё ненужное и несвойственное русскому языку, между тем как всё существенное не разгадано и упущено, будто его не бывало? Виною всей путаницы этой (...) западный научный взгляд на язык наш. Дурное направление это может получить развязку двоякую: или найдутся после нас люди, которые разгадают Русскую граматику (у В. И. Даля граматика пишется именнотак: с одной “м”, и тогда сразу видится Ра — свет изначальный, и Ма — женское начало... — Ред.) и построят её вновь, откинув нынешнюю вовсе; или язык наш постепенно утратит самостоятельность свою и с неудержимым наплывом чужих выражений, оборотов и самих мыслей подчинится законам языков западных”.

Ф. И. Буслаев (1818­1897) тоже отметил, что учебники и руководства ориентируются на подход к русскому языку как к чужому, а не родному, и положение с каждым десятилетием только ухудшается. Учащиеся изучают не внутренние законы языка, а формальные орфографические правила, в которых нет системы, так как правила излагаются без объяснения их оснований.

 

«Перехват управления»

С начала XX века — новый этап развития науки. Назрели качественные перемены в языке, их надо было осознать и выразить научно.

Момент был опасным, поскольку именно в такой точке исторического развития всегда совершался натиск тёмной К° с целью “перехвата управления”. Тем более, что армагеддон приближался, готовился во всех сферах и в первую очередь в ментальной: проворство, коварство, хитрость проходимцев от науки получали большую подпитку. Произошла инициация всякой нечисти, и она вдруг повылезла изо всех щелей.

В 1904 году с провокационного нападения Японии началась русско­японская война. Война велась как снаружи, так и изнутри — силами так называемой “5­й колонны”.

В то же самое время проявила бурную активность “педагогическая общественность”: московское и казанское педагогические общества выступили с предложением изменить русское правописание. Спешно была создана при АН орфографическая комиссия (1904). В неё вошли Бодуэн де Куртенэ И. А., Шахматов А. А., Корш Ф. Е., Брандт Р. Ф. и др. Возглавил комиссию Фортунатов Ф. Ф. Он заявил, что комиссия должна стремиться избавить русское письмо от особенностей, которые не оправдываются современным состоянием русского языка.

Комиссия сделала попытку, прикрываясь наукообразными выражениями, уничтожить этимологию, которая только и даёт истинное знание языка. (Отказаться от этимологии — значит ничего не понимая, зубрить правила). “Рекомендации орфографической комиссии были единонаправленными: отменялись традиционные написания в пользу фонематических”, то есть придуманных на скорую руку. Например, Щерба Л. В., член комиссии, предложил все префиксы на согласный писать по произношению: фход, оддать, потпись, опстановка. Столь же чудовищные предложения поступили и от других членов комиссии...

Очередная волна накатила в 1912 году. К° пыталась “продавить” свою “реформу” русского языка. Вышла книга Б. де Куртенэ с изложением его фонематических идей. Книга адресовывалась учителям и, таким образом, должна была, по замыслу автора, разнести отраву по всем учебным заведениям. Заодно он предложил убрать “ь” в конце слов типа: мыш, ноч, леч, пряч, сидиш, смеятся, стричся.

Подобные предложения невозможно оценить иначе как глумление над русским языком.

В том же 1912 году был издан исторический “труд” “Отечественная война и русское общество. 1812—­1912”. В юбилейном издании (100 лет с начала войны против армий Наполеона) было сказано открыто: “Вся история похода до 1812 г. требует пересмотра”. Радость победы над полчищами Наполеона там назвали “шовинизмом”, а о врагах, насильниках, убийцах, осквернителях святынь: “Их мужество, их благородные страдания, их трагическая судьба в 1812 г...” Русский крестьянин представлен не как патриот, вынесший на своих плечах всю тяжесть войны, а как участник торговой сделки с правительством: ты — мне, я — тебе. Таким образом, “пересмотр” вёлся с позиций врага и приседавших перед ним предателей, которые необычайно размножились в начале XX в., проникли в структуры власти в таком количестве, что уже открыто навязывали народу свою идеологию, оформленную под науку.

Так, Якобсон P. O. требовал изъять вообще “ъ”, всюду заменить его на “ь”: подьехали, обьём. Чернышёв В. М. предупредил о последствиях: “ъ” является в результате чередования ъ//о (объ//обо). Если вместо “ъ” поставить “ь”, тогда вся морфология будет сломана. Мы будем давать неверные морфологические представления”. Но этого­то они и добивались! («Прежде всего старайтесь язык народный, а потом и самый народ уничтожить». Порталис.)

Но, при всём упорстве комиссии, продавить “реформу” в 1912 году не удалось: слишком сильное сопротивление встретили “реформаторы”. Номер не прошёл.

Потом началась Первая мировая война (1914 г.). Буржуазная революция (февраль 1917 г.). Временное правительство во главе с Керенским, разумеется, сразу же занялось “реформой” русского языка. Новое правило “перед глухими согласными во всех приставках пиши “с” было введено по постановлению Особого Совещания при АН от 11.05.1917.

Это правило нарушало морфологический закон русского языка, а также правила, установленные Ломоносовым в § 122, 123 “Российской граматики” 1755 г. В результате усложнилось правописание, появилось множество слов с удвоенной “с”, что противоречит традиции русского языка. Весь народ должен был переучиваться в угоду кучке “особосовещанцев”. Но главное, исказилось значение множества слов. В русском языке были два совершенно различных слова: предлог и имя существительное . Потребовалась хитрая многоходовая комбинация, чтобы привести к запланированному результату:

1) из азбуки изъяли , заменили на е;

2) ввели невозможное чередование з//с (без//бес), которого не было и не может быть в русском языке — нарушена закономерность чередований;

3) изменили значение буквы ъ — назвали её “знаком, не имеющим звука”, тогда как на самом деле это полугласная, входящая в состав множества префиксов и окончаний (попытались было вообще изъять её, но не получилось).

(Если ввести или изъять букву в слове, то исказится его морфемный состав, невозможно будет подобрать корнесловы и, следовательно, выяснить точный смысл слова, а непонимание смысла слов ведёт к непониманию происходящих событий, и человек совершает непоправимые ошибки, принимая неправильные решения, которые ведут к жизненной катастрофе).

4) изменили правописание префикса без, нарушив морфологический закон; разорвали связь с предлогом без.

И вот результат: человек, желая написать слово с префиксом без, по новым правилам невольно пишет кощунственную двусмысленность в таких, например, словах, как безстрашный, безшумный, безполезный, безсодержателъный, безстрастный, безсильный, безсловесный. И безподобный, наконец... В словах, написанных по новой орфографии, появился новый — гнусный и глумливый смысл!

Такая гнусность в 1912 году вызвала бурю негодования: всем была ясна цель подмен. (Верующие знали: именовать — значит вызывать к проявлению, и потому имя нечисти никогда не называли прямо, а при необходимости пользовались определительными). Но в 1917 году в стране, которую обезкровила война, номер удался. Потом пришли молодые поколения, не знакомые со старой орфографией. Им не с чем было сравнивать, и они ничего уже не замечали.

Нагромождение мер по внедрению бесов в письменность нужно рассматривать не как отдельно взятую дикую случайность, а в системе с другими деталями “реформы”, тогда станет ясна цель: это попытка разрушить иерархическую основу языка. Ведь одновременно был изъят звательный падеж И. С. (постоянная молитва православных содержит 8 слов, 4 из которых ­ И.С. в звательном падеже), и слово Бог стали писать с маленькой буквы, а комитет, председатель, президиум, партия ­ с большой, перевернув, таким образом, все понятия с ног на голову.

Что же касается внедрённой в науку фонематической теории, то она и по сей день является основой для всех учебных книг. Суть этой злокачественной теории в том, что в ней высшее звено якобы должно подчиниться низшему: написание ­ произношению.

Реформа 1917­18 г. (уже при большевиках) подтвердила беззаконные новшества, которые придумала комиссия: отменила традиционные, правильные написания и ввела декретом в качестве обязательных несколько написаний неверных. Надо сказать, что 1) большевицкая реформа убрала кое­что действительно устаревшее; 2) не стала выполнять все рекомендации “комиссии АН”, поступила вопреки им. Но искажения в русский язык всё же внесла.

Шли годы, реформаторы никак не унимались. Глумление над русским языком разворачивалось всё шире. Прикрывалось оно пышными фразами об “улучшении” и “упрощении” русского языка и множеством псевдонаучных слов. Если собрать предложения “учёных” за все годы их бурной деятельности, то картина получается страшная.

Поливанов Е.Д. (1917): убрать из рус. языка буквы “я”, “ю”, “е” и ввести написание: йубилей (юбилей), ньанъа (няня), йэсли (если), льйу (лью), дьэнь (день) и т.д.

Якобсон P.O. (1962): убрать “й” и “ъ”, вместо них писать “ь”: сараь (сарай), раь (рай), моь (мой), строь (строй), побьем, сьел.

Пешковский A.M. (1930): убрать “щ”, вместо неё писать “сч”: пис­чать, досчечка. Убрать непроизносимые согласные: лесница, чуство. В качестве непроверяемых гласных писать только “а”: марковь, са­лома, дорога. Везде писать согласные глухие+глухие, звон­кие+звонкие: Кафказ, афтомобиль, фторой, эгзамен, вогзст.

Аванесов (1964) поддержал эту “великую” идею.

Дурново Н.Н, (1930): убрать из алфавита “е, ё”, писать везде “о”: топтать, скачот, ушол, режом, о чом, лицомер.

Щерба Л.В. (1931): убрать “е” после “ц, ж, ш”, писать “э”: цэна, цэ­лый, шэптать, шэрсть.

Да и вообще убрать всё! И перейти на латинский алфавит. Такие попытки делались неоднократно. Например, некий Н.Засядко (“О русском алфавите”, М., 1871) предложил свой алфавит на основе, разумеется латинского: “Стоит ли говорить, какая выгода должна произойти в экономии труда и капитала? ...Ничего не значащие литеры... некрасивые... лишние... исключить... заменить.” Об алфавите собственной стряпни: “Он прост, состоит из 22 литер, ...короче всех известных алфавитов... Несколько примеров исправленного русского правописания: предваряя ­ npedvapaja, роняет ­ pouajet, в нём ­vuom, камыш ­ kamich”.

Новоявленные засядковцы время от времени выступают с подобными инициативами. В 20 г.г. была латинизирована письменность некоторых народов СССР, у безписьменных и вместо арабской. Но в 1936 г. их перевели на русский алфавит. Народы объединялись...

За частными новопридуманными “правилами”, и за т.н. фонематической теорией стоит одна идея ­ разрушить иерархическую основу языка, писать, не обращая внима.ния на морфемный состав слов (а из морфем и складывается смысл), как попало, по произношению (которое у всех разное). Следовательно, цель ­ обезсмыслить язык.

Иначе говоря, лютое богоборчество.

Богоборчество объясняется безумием (Рече безумен в сердце своем: несть Бога. Пс. 13:1) Безумие являлось результатом вырождения. Вырождение ­ результат того, что люди предали ИСТИНУ, и приняли ложь. Ложь ­ это несуществующее. Аристотель. Вот и рушится цивилизация, стоящая на лжи, превращается в ничто, к которому она так долго стремилась.) Лозунг “кто был ничем, тот станет всем”, действовал во всех сферах жизни, и конечно же, отразился в языке: везде появились так называемые врио (временно исполняющие обязанности), которые заняли места главных и ответственных. Второстепенные члены предложения стали называться главными, появились безличные глаголы, когда действие есть, а деятеля якобы нет, суффиксы и префиксы стали считаться корнем. Словом, в сознании людей порушены были основы и порядок. Изъято было понятие ДУХА из жизни и языка.

После реформы 1917­18 г. конечно же пошли обвальные процессы в правописании, поскольку были изъяты буквы из азбуки. В качестве “спасателей” явились члены некой комиссии при Главнауке Нарком­проса, которые в 1930 г. опубликовали свой проект спасения грамотности. Они предлагали ввести написания: чорный, революг\ыя, жыр, шол, добрый, лежыт, делаишь, любют, произносются, огурци, пишат, маса, клас, Ана, тона (тонна), скажат, ково, чево. В проекте сказано, что “рационализация русского письма ­ это не техническая, а насущная политическая задача”, и что “реформа равняется на малограмотных и неграмотных в первую очередь”. Иначе говоря “спасатели” собирались опустить культуру до уровня полной безграмотности. Реформаторы не угомонились и по сей день...

Пр. “...подьезд ... цыган, огурци, щоки, доч, читает, скокать, предлогать, безоглядки... Эти предложения были глубоко обдуманными, логичными. Многие из них привели бы к отмене написаний, противоречащих фонематическому принципу, к упрощению написаний..”

Это адресовано будущим учителям!

Кстати об “огурцях”. В учебниках правила размазаны по нескольким разделам, тогда как правило одно и оно совсем простое: сочетание цы ­ русское, а ци ­ иностранное: цыган, цыплёнок, цыц, синиц^, улш^, Лисицын, .<молодг/@, огу/?г/@/ циркуль, цилиндр, цивилизация, акция, провокация, Ельцин.

Они и сегодня выпускают свои “труды”.

“Калечение языка есть преступление, ибо много корней в своём звучании имеют глубокое значение.” (Братство, II, 49)

Делать анализ их продукции нет смысла, т.к. в учебниках ложная основа, следовательно, всё остальное уже не играет роли. Главное ­ учить по ним нельзя, т.к. знаний об устройстве русского языка они не дают, а то, что дают, невозможно применить на практике.

Но за народом остаётся право выбора: прилежно зубрить все глупости, которые навыдумывала Ко разрушителей (не способных даже разобрать слово по составу, не то что внятно изложить теоретические основы), приседать перед ними в чаянии милостей и выгод, или же изучать настоящие законы русского языка, опираясь на истинную науку.

Светлана Рябцева, г. Новосибирск
«Очерки живого русского языка» (книга вышла в свет в 2005 г.)

Категория: №06(047)2008 | Добавил: winch (08.11.2016)
Просмотров: 37 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017