Воскресенье, 22.05.2022, 07:53Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №05(166)2018

И нам дано предугадать, как слово наше отзовётся Воздействие языка на генетику

— Неужели информационно можно воздействовать на генетику человека? Аж не верится!
— ...На Западе специально для русских были придуманы мантры генетического разрушения.
…Самые обыкновенные маты, дружище. Те самые, которыми пользуемся мы, русские. Они, как ты знаешь, не известны другим народам. Почему, ты не задумывался?
— Признаться, нет.
— А ты сейчас возьми и поду­май. Почему матерное слово распространено только у нас, на Руси? Мы что, сверх особенные? У других народов мантрических вибрационных ругательств нет, а у нас — пожалуйста, сколько угодно!
— Ты это серьёзно?
— Более чем. Мат — страшное оружие. Оно рушит генофонд человека под корень... Как это происходит? — глядя на мою удивлённую физиономию, сказал знаток русского мата. — Просто и эффективно. Ты должен знать, что каждое слово вызывает электромагнитные колебания. Одни колебания могут быть безвредны, но другие обрушиваются на ДНК человека подобно урагану. Наши русские маты и являются такими вот словами-убийцами. Под воздействием исходящих от них электромагнитных высокочастотных колебаний ДНК начинает изгибаться, рваться на куски, мало того, в ДНК возникают генетические замены и перестановки. Отдельные гены меняются местами. Понятно, что возникают мутации, и они — отрицательные. К чему ведут эти сдвиги, ты, я думаю, догадываешься. В сознании любителя ругаться матом возникают низкопробные программы. Человек становится крайне эгоистичным, раздражительным, злым. У него притупляются умственные способности. Ты наверняка замечал, что матом ругаются глупые, недалёкие люди.
— Но я был уверен: потому они и ругаются, что с головой не дружат.
— Запомни: тёмные, создавая для нас, русских, матерную брань, неплохо её обкатали на людях. И мы знаем их опыты. Они брали вполне нормальных людей и заставляли их некоторое время говорить на своеобразном, состоящем из сплошных матов сленге. И подопытные очень скоро превращались в полуидиотов.
— Может, ты меня разыгрываешь? — посмотрел я на волхва.
— И не думал. Просто ты многого не знаешь. Матерная брань вызывает разрушения в хромосомах примерно так же, как радиоактивное облучение в 1000 рентген.
— Что-то невероятное!
— Не веришь? Тогда возьми и проведи эксперимент.
— Что ещё за эксперимент? Здесь, у тебя?
— Зачем? Когда вернёшься в жилуху, возьми да запиши на диктофон несколько матов и начни их воспроизводить какому-нибудь домашнему растению. Оно наверняка у тебя в доме есть.
— Ну и что дальше?
— Этот цветок у тебя вскоре загнётся. Хорошо, если он один, а то погибнет и весь твой сад. И ты вместе с ним, если будешь долго слушать мантры разрушения и смерти.
— Ну и ну! — протянул я. — Оказывается даже маты у нас не наши.
— А ты хотел, чтобы они были русскими? — засмеялся специалист по матерщине. — Нашими они только зовутся. На самом деле их изобрели в XV веке... Распространились же они посредством нашего недалёкого купечества. Первыми матерной бранью стали баловаться купцы, потом эстафету перехватили городские низы. В среду землепашцев мат пришёл только в XVIII веке, да и то далеко не везде. Например, в Сибири он вообще не был распространён. Здесь долгое время считалось, что материться грешно. С одной стороны, ругаться матом не давали старообрядцы, с другой — шаманы и живущие в лесах волхвы...
— …Ты должен знать, что язык является производным ментального поля, следовательно, он связан с организацией мозга человека. Сложный язык не может принадлежать в биологическом плане примитивному этносу. Психотип строит язык, а не наоборот. А если высокоорганизованному в психическом плане этносу навязать чужой примитивный язык, как ты думаешь, чем это кончится?
— Навязанный высокоорганизованному этносу примитивный язык опустит коллективное сознание этноса.
— Знаешь, почему? Потому что язык своими частотами, а точнее, электромагнитными колебаниями мощно воздействует на генные структуры ДНК. Здесь тот же самый случай, что и с матами. Но если маты являются специально созданными мантрами, то с чужеродным языком несколько проще. Он влияет на ДНК, не разрушая, а перестанавливая местами его генные структуры, что естественно отражается на психике человека в целом. Если страдает индивидуум, то сам понимаешь, что происходит с коллективным сознанием этноса. Оно опускается. Понятно, что для этого надо полностью забыть свой язык и перейти на тот, который тебе был подсунут.
— Неужели нечто подобное у нас было?
— А ты будто не знаешь. Было и имеет место в наше время.
— В наше время? — открыл я рот.
— Да, например, на той же Украине. Что там происходит? Сейчас там создаётся, точнее, выдумывается новый язык. В этом направлении на Украине работает целый институт и несколько институтов за рубежом. Выдумываются новые слова, выражения, новая грамматика. Понятно, что всё это намного примитивнее того русского диалекта, на котором говорят на Украине. Надо уметь отличать язык от диалекта. Если у языка несколько диалектов или ветвей, по сути, это всё равно один язык. Потому что говорящий на одном диалекте легко поймёт говорящего на другом. Помнишь знаменитые выступления Тарапуньки и Штепселя? Штепсель говорил по-русски, а Тарапунька — по-украински. И что? Они без труда понимали друг друга, и весь СССР их хорошо понимал. Сейчас же южнорусский диалект назван особым украинским языком. Мало того, новоиспечённый язык уничтожают, заменяя его искусственным. Если так дело пойдёт и дальше, то через пару столетий южнорусский диалект просто исчезнет. Украинцы же будут говорить на том «смешай господи», что им сейчас навязывают. Другая речь — полбеды, беда в том, что будет изменён посредством примитивной лексики генокод целого этноса. На Украине будет истреб­лена русская открытая и чистая душа народа. Вот в чём ужас!..
— …А знаешь, почему неметов звали именно так? Заметь, и на германском наречии, и на славянском это слово звучит одинаково.
— Наверное, от слова «немые»? — высказал я предположение.
— Не умеющие говорить! Какие народы не знали членораз­дельной речи? Давай, вспоминай!
— Наверное, очень близкие к неандертальцам или сами неандертальцы. Как считают современные учёные, у них отсутствовал речевой аппарат.
— Всё так и есть, — посмотрел на свою карту дедушка. — Позднее слово «неметы» перешло на германцев в виде знакомого нам — немцы, потому что неметы растворились в новом этносе. …Любые звуки человеческой речи являются своего рода мантрами или звуковыми высокочастотными генераторами электромагнитных колебаний. Всё дело в них, дружище. А они в зависимости от звуковых колебаний — разные. Одни звуковые частотные генераторы вызывают электромагнитные колебания узконаправленного векторного характера, другие — фронтального плоскостного, а третьи — объёмного, где три вектора направляются из одной точки. Есть электромагнитные колебания не только объёмные, но и устремлённые по временному континууму. Здесь я коснулся четырёхмерности. Понимаешь, о чём я тебе говорю?
— Смутно, — честно признался я.
— Тогда я попробую объяснить тебе иначе, — вздохнул специалист по звуковым колебаниям. — Там, где ЭМК имеют векторный характер, — это поле первого измерения, где плоскостной — второго, а где ЭМК имеют объёмную конфигурацию — измерение третье.
— Теперь понятно, — пре­рвал я разгорячённого хранителя. — Там, где объём устремляется по вектору времени, — измерение четвёртое!
— Ты не перебивай и слушай, — старик явно нервничал. — Ты должен уяснить, что наш русский язык потому и является самым архаичным и древним, что он, несмотря на все реформы, до сих пор остаётся не просто образным и объёмным, но и не растерял своей четырёхмерности. Звуки нашей речи всегда связаны со временным континуумом. О чём это говорит? Только о том, что он, наш русский язык, со всеми его диалектами является прямым потомком древнего космического праязыка белых богов — наших предков. Звуковые частоты нашего языка вырабатывают не только объёмную форму электромагнитных колебаний, но и временную. Это легко доказать на множестве примеров. Например, возьмём названия жилища. Что приходит в голову? Конечно, дом. Что означает это слово? Настоящее время. Если сказать в прошедшем, то надо добавить слово «был». А если взять слово «хибара»? Одно слово, но оно указывает на дом-развалюху. Значит, на временной вектор. Был когда-то дом или домик, прошло время, и получилась хибара. Но это звуковые частоты, взятые на слух. В электромагнитном поле картина иная. Там не только прошлое и настоящее, но и будущее, и всё это легко воспринимается нашим подсознанием. Кстати, подсознание как раз и работает в четвёртом измерении. Это его поле деятельности. Понял, о чём я тебе говорю?
— Не совсем.
— Тогда слушай дальше. Ты должен осознать, что генетика человека и электромагнитные колебания, рождённые нашей речью, между собой тесно связаны. Естественно, первична генетика. Слова и рождённые ими электромагнитные колебания вторичны. Что мы наблюдаем? Уравнение или систему. Так?
Я кивнул.
— А теперь вспоминай, что может дать речевой частотный примитив, например, второго измерения, где действуют в электромагнитном диапазоне два вектора?
— Своего рода удар по генетике. Часть генетического кода человека по причине ненадобности начнёт деградировать. Такова природа всех систем. Любая система стремится к наименьшей отдаче энергии.
— Верно! И что произойдёт?
— Система опустится на порядок ниже. Налицо акт психической дегенерации. 
— Потому что работа происходит на уровне ДНК человека. Рушится ДНК: из более сложного, оно превращается в более примитивное. Какой можно из вышеизложенного сделать вывод? Как ты думаешь? — посмотрел мне в глаза хранитель.
— В плане языков только один наш русский язык вместе со всеми своими диалектами — языками украинским, болгарским, сербским и другими — является самым древним на Земле.
— Я не об этом! Только идиот усомнится в подобном. Мне хотелось услышать другое. Ведь тут всё яснее некуда: посредством замены языка у психически высокоорганизованного этноса на более примитивный происходит слом генетического аппарата. Следовательно, начинается дегенеративный процесс...
И тут только до меня дошло, что хочет от меня старый.
— Уж не хочешь ли ты мне внушить, что все представители романской языковой семьи и германской являются по сравнению с нами, русскими, в какой-то степени дегенератами?
— Наконец-то до тебя докатило! — засмеялся дедушка. — Но заметь, мы их таковыми не считаем. Они нас — да! Мы у них — и варвары, и язычники, и дикари, и вообще азиаты... На что это указывает? На то, что дегенератами и варварами являются как раз они, а не мы. Есть один психологический закон: обычно в несовершенстве ближнего обвиняет тот, кто более всего несовершенен. Но ни англосаксы, ни германцы этого закона, оказывается, не знают. Вот беда! Ты догадываешься, какого уровня их языки? Я имею в виду языковую романскую и германскую группу?
— Я точно знаю, что обе западноевропейские языковые группы — и германская, и романская — образностью не блещут. Значит, перед нами не третье измерение, а скорее всего второе — рациональное плоскостное...
— Молодчина! Вижу, что ты меня понял. Да, и германские языки, и романские — знаковые. Они хороши только для общения на примитивном, грубоматериальном уровне. Их и создали под будущую техногенную цивилизацию. Грустно, но это так.
— Значит, и народы Запада искусственные, и их языки?
— Совершенно верно! Так оно и есть. Можно добавить, что и история западной цивилизации тоже блеф. Она с начала до конца придумана.
Впрочем, — вздохнул рассказчик, — и у нас то же самое. Подлинную историю или хронологию знаем только мы, жрецы, представители высшего сословия. Остальные русичи верят мифу, который принято называть наукой.

Георгий Сидоров. 
Отрывок из книги «Сияние Вышних Богов и крамешники».

Категория: №05(166)2018 | Добавил: winch (18.04.2022)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2022