Понедельник, 20.05.2024, 03:04Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №05(106)2013

Ноосферный кудесник

Попов — человек удивительный и одержимый. Великий новатор. Прирождённый Генеральный конструктор. Если  удастся построить цивилизацию будущего в России, то Владимир Попов станет одним из самых выдающихся её творцов. Из разработанных им «со товарищи» керамических материалов можно совершить полный переворот в строительстве жилых домов. Их можно собирать из лёгких и прочных деталей, внутри которых проложены каналы — полости для теплоизоляции. Собирать на каркасе — как из конструктора. И экосферные дома-усадьбы на одну семью, при желании — многоквартирные дома. Причём долговечность их будет фантастической, а цена — до смешного низкой.

Глина для керамического строительства есть в любой точке планеты. В любом местечке России, Африки, Америки, Азии... Технологии Попова позволяют достаточно дёшево произвести прочные керамические конструкции практически везде. Превратить в игрушки ныне умирающие города коренной Великороссии — Владимир, Суздаль, Углич, Мышкин, Новгород и Псков. А что на Дальнем Востоке, на Курилах с Сахалином можно настроить!

Представьте себе волшебный город из домов. Домов-усадеб на одну семью, украшенных наличниками, радующих глаз черепичными крышами. Они стоят среди садов и зелёных рощ. Воздух чист и прозрачен. Струит свои неторопливые воды русская речушка. Среди групп домов вздымаются высокие толстые башни шести метров в диаметре, похожие на фабричные трубы. Но из них не валит ни струйки дыма. Это — ветровые электростанции. Внутри них вечно движется воздух, создаётся тяга, и она вращает размещённые в башнях горизонтальные турбины. Дома получают электричество и тепло, не потреб­ляя ни грамма угля, ни капли мазута, ни крохи урана, ни кубометра газа. К домам проложены вечные коммуникации — трубы из базальтового волокна. Они способны служить многими веками без смены и ремонта. Даровое электричество питает углеродистые нагревательные элементы в светлых и просторных жилищах — и в них тепло зимой. А летом там царит приятная прохлада. Сточные воды и отходы жизнедеятельности очищаются, перерабатываются в особых сооружениях с помощью бактерий...

— Это наши, русские технологии, — говорит Попов. — Они в разы, на порядки лучше западных. Это касается и строительных, и отделочных материалов. И технологий жизнеобеспечения. Впрочем, энергетики, очистки и обеззараживания воды тоже...

Нужно использовать «подножные» материалы — землю, песок и глину. Или глинозём. Из всего этого можно делать материалы, максимально выгодные при строительстве, а самое главное — при эксплуатации. Ведь наши предки никогда не возили строительные материалы дальше чем за десять вёрст... Каждая семья в России должна получить возможность построить себе удобный дом всего за один сезон.

Попов и его соратники смогли изобрести технологию измельчения глины (да и иных материалов) до частиц размером в один–три микрона, а не в 1–3 миллиметра, как на кирпичном заводе. Пригодился уникальный электродвигатель на постоянных магнитах, что обеспечивает скорость вращения в 28–30 тысяч оборотов в минуту при мизерном расходе электричества. С помощью таких моторов делаются уникальные мельницы. Можно измельчить вещество и до фракции в пятьдесят ангстрем, в тысячу раз меньше миллиметра. Уникальный двигатель на постоянных магнитах с двумя роторами, что вращаются в противоположные стороны, сделали в 1993-м. Он стал основой для чудо-мельниц. Из него сделали и замечательную безредукторную циркулярную пилу, что режет материалы двумя дисками, вращающимися навстречу друг другу. Пила режет всё, словно нож масло. Вот она в сравнении с обычной «болгаркой». Господи, как последняя медленна по сравнению с агрегатом поповцев! Причём срез получается словно полированным. Нет редукторов — нет и потери мощности, как в привычных технологиях, когда мотор в пять киловатт теряет в редукторе — ради повышения скорости вращения — половину мощности. А то и больше. Нет в таком русском электромоторе щёток и обмоток. Работает он с гарантией безремонтного срока службы в десять лет.

— Комбинируя подобные технологии, мы сводим эксплуатационные расходы почти к нулю. Представьте себе: вам не надо раз в десять лет ремонтировать дом. Не надо раз в три года перекладывать трубы. Не надо через каждые три-четыре месяца менять электромоторы. В промышленности такие двигатели дали бы снижение энергопотребления в четыре-пять раз. Каждая из наших технологий ведёт к решению стратегических задач государства. Энергосбережение? Конечно. На одном механическом заводе — несколько тысяч электродвигателей. Если брать большой город, то там двигателей в несколько раз больше. Миллионы рублей ежемесячно приходится платить за киловатт-часы, что они пожирают.

Внедряя эти двигатели, мы получаем совсем другой режущий и обрабатывающий инструмент. Совсем иные насосы! Двигатель в три киловатта мощностью — увесистая штука в 15–17 кило весом и диаметром сантиметров в тридцать. Наш двигатель той же мощности, смонтированный в корпусе «циркулярки», — 110 миллиметров в диаметре и 220 — в длину. Работает он от 24-вольтового аккумулятора по три часа без подзарядки. Перейди Россия на них — и она получит гигантское сокращение расхода не только энергии, топлива, но и материалов. При росте производительности. При том, что людям работать с такой, например, пилой гораздо легче — здоровье не портится.

Благодаря таким двигателям люди не только сохраняют здоровье: они могут построить для себя «фарфоровый дом» из местных материалов. Ничего не нужно везти издалека или импортировать. Нужна облицовка? Вот она, керамическая. Аналогов ей нет нигде в мире. Ей можно придать марку прочности в 2 тысячи. А можно и 150–200. При этом она не горит, прекрасно изолирует тепло и не пропускает звуки. Не осыпается, как всякие пенопласты-поролоны. Энергозатраты на керамические конструкции вдвое меньше, чем на выпуск кирпича.

Сверхскоростные мельницы — два соосных диска, крутящиеся с невероятной скоростью навстречу друг другу. Между ними засыпается любой материал: глина, опилки, зерно. Сам материал разгоняется до немыслимой быстроты, и его частицы начинают мельчить друг друга. А скорость — порядка 50–60 тысяч оборотов в минуту у каждого диска. Диски сделаны из скелетона, а потому не истираются сами. (Скелетон — углеродный сверхпрочный материал, секретом изготовления которого тоже обладает Попов). Однажды кое-кто попробовал украсть у команды Попова технологию супермельницы. Попробовал сам наладить их производство на заводе. Но у него не было скелетона — и потому получившаяся мельница работала от силы десять минут: её «жернова» не выдерживали нагрузки. Поповские же машины работают долго и надёжно.

Сверхскоростные мельницы позволяют из любой русской глины делать первоклассный фаянс. Никакая Европа нам больше не нужна — делай хоть строительные конструкции, хоть сантехнику. Можно делать здоровые, без всякой химии глиняные фактурные полы. Подогреваемые, ибо по капиллярам внутри них можно пустить тёплый воздух. В доме с такими полами ходи весь день босиком — не простудишься. Принимай ванны в настоящем бассейне. Нагревательные углеродные ленты с тонким напылением обеспечат вам тепло с мизерными затратами электричества.

Попов показывает посетителям свои керамоблоки. Колотит по ним железным прутом.

— Глина — мой любимый строительный материал. Его использовали и тысячелетия назад, и будут использовать ещё в далёком будущем. Никакого производства сплошного кирпича для тупой кладки! Благодаря нашим технологиям, благодаря достигнутой прочности керамики мы делаем фигурные конструкции с пустотностью до 90 процентов. То есть при строительстве мы можем заменить десять кирпичей одним нашим керамоблоком, что по массе равняется всего полутора кирпичам. Видите, какая экономия! Мы прессуем наш материал, остекловываем его. Он сух. Мы собираем дом из 10- и 20-кирпичных блоков. Нам не нужны ни растворы, ни бетоны. Керамоблоки обладают идеальной формой, плотно прилегая один к другому...

Керамика, утверждает Попов, позволяет возводить красивые дома с фигурными украшениями. Уничтожается убогость, упрощённость нынешнего строительства, что ведёт к оскудению мышления, отмиранию чувства прекрасного. Керамический дом — это прекрасные арки, наличники, окна и под­оконники. «Затраты на красоту не могут быть лишними. Предки наши жили в красоте — и мы должны жить так же! Наш мир должен стоять на знании, любви и прекрасном», — любит повторять «глиняный маг». И показывает мозаичные блоки радостных цветов для облицовки домов. Они обладают маркой прочности в 700 и 900 единиц. Технология их изготовления была готова ещё в конце 1980-х годов. Но и поныне остаётся неизвестной в стране.

При этом все элементы «фарфорового дома» исключительно высокопрочны: и фундаментные блоки, и облицовка, и собственно «кирпичи». Дома из такого материала обладают нулевой водонепроницаемостью и не промерзают.

Продумана экологическая система очистки. Попов демонстрирует пористый материал. Его заселяют определённой культурой бактерий, помещают в ёмкость объёмом в два-три кубометра. Сточные воды дома-усадьбы попадают туда, и за сутки микроорганизмы её очищают. Дальше воду можно использовать и для своего бассейна, и для местного орошения, и даже — при дальнейшей очистке — как питьевую. Если применить такую технологию в нынешних больших городах, то размеры очистных сооружений можно уменьшить на порядок.

— Мы научились утилизировать всё. Для нас нет понятия «отходы». Один из наших умников разработал технологию дорожного строительства из отходов. Супеси, суглинки, пески, шлаки и золы, что лежат у нас миллиардами тонн, кислотные и щелочные сливы — всё идёт в дело. А на выходе получается материал, что с годами не теряет, а наращивает свою прочность. Дорожное полотно кладётся на особую подложку — армированные, гибкие сетки из базальтового и стеклянного волокна. Они не гниют, не ржавеют, не подвержены наведённым токам. Потому таким дорогам нипочём русский тяжёлый климат. Технологий у нас накоплено столько, что на внедрение их не хватит и трёх жизней, — с лёгкой грустью улыбается Попов. — Всё, что вы видели, вместе взятое, создаёт главную технологию — технологию здоровой жизни в вашем доме!

Фактически он с товарищами создаёт технологии ноосферной урбанизации. Всё для строительства здоровых, гармоничных поселений завтрашнего дня. Тех, что призваны спасти Русскую цивилизацию от гибели в мегаполисном тупике. Тех, что вдохнут новую жизнь в Россию.

В его доме вы не найдёте труб горячего водоснабжения и радиаторов. Всё основано на тепловых лентах и трубах, на углеродных элементах, спрятанных за картинами на стенах.

— У нас есть агрегат, который я мечтаю внедрить. Мы назвали его «тепловым трансформатором». Этот турбодетандер стратегически изменит технологию жизни в любом доме. Наши предки многие века назад ставили маленькую печурку в подвале терема или в подклете церкви и за её счет обогревали весь терем или храм. Горячий воздух от печки по системе капилляров отапливал всё пространство. Мы же на основе наших высокоскоростных двигателей сделали аппарат с весьма не­обычными турбинкой и теплообменником. Забираем воздух с улицы, прогоняем через этот агрегат — и с киловатта мощности нашей машинки получаем два киловатта холода с температурой до минус сорока градусов и три киловатта тепла с температурой до ста пятидесяти. Вот вам сразу и холодильник, и отопление. А размеры агрегата — двести миллиметров в диаметре и полметра в длину. Давайте попробуем сравнить его с иностранным бытовым кондиционером... Никакого конденсата наша система не даёт. Летом его можно выставить на улицу одним концом — и охлаждать дом. Зимой — наоборот, чтобы отап­ливать. И холодильник в доме больше не нужен...

Попов рассказывает о том, что есть у его команды и генератор «Вихрь». По сути дела, основа даровой электростанции. Представьте себе трубу диаметром в 6 метров и высотой в 10. Внутри за счёт естественной тяги вращаются высокоскоростные турбины. «Труба» даёт ток мощностью в 15–20 киловатт — это достаточно для любой усадьбы или фермы, не тратя ни грамма горючего и ничего не загрязняя.

Керамика — не единственный чудо-материал. Поповцы занимаются и деревом. По их мнению, сегодня просто преступно вывозить из страны сырой, необработанный лес. Из дерева они тоже творят такое, что рот от удивления разеваешь.

Что такое привычные сушильные установки? Они обезвоживают древесину долго, с огромными энергозатратами. Наши ноосферные кудесники умудрились построить свою сушилку: дерево сушится не снаружи, а изнутри: влага отсасывается из капилляров древесины. Она уменьшается в объёме максимум на 15 процентов, но выходит из сушильного агрегата сухим, плотным, качественным материалом. В нём нет микротрещин: ведь в отличие от привычного сушения выходящая влага не разрывает древесину изнутри. Прочность увеличивается на 50–80 процентов.

Если сегодня сушильная камера европейского производства объёмом в двадцать кубов только на нагревание имеет 350–400 киловатт установленной мощности, то поповская — лишь 25 кВт. Если в первой сушка длится от семи до 30 суток, то в нашем чуде — не более одного дня. Сами понимаете, какая экономия получается, насколько падает себестоимость строительства. Можно строить в огромных объёмах, применяя дерево. Особенно там, где нам нужно создавать центры роста: в Сибири и на Дальнем Востоке.

А вот волокно из кремнезёма. Отличный заменитель опасной для человеческих лёгких стекловаты. Белая, пушистая ткань. Отличный теплоизолятор и отделочный материал. У поповцев его тысячами кубометров покупают потребители в Европе и Соединённых Штатах, но только не в РФ. Сын Попова облицевал кремнезёмным полотном печь для обжига. Вроде бы всего двухсантиметровый слой, но каков эффект! Внутри печи — жар в 1100 градусов, а на поверхности её — всего пятьдесят. Отделай этим чудесным материалом (слоем всего в сантиметр) керамические дома Попова — и им не страшны 50-градусные морозы.

А ткани из базальтового и стеклянного волокна, что показывает Попов? Создан огромный спектр таковых. Отделочные материалы, любые виды сеток для строительства вместо ржавеющей металлической рабицы. Лёгкие, гибкие и прочные. А трубы из стекло- и базальтового волокна? Их поповцы научились делать диаметром до 3,6 метра. Трубы делаются под конкретную задачу. Нужна труба под канализацию с относительно невысокой прочностью — пожалуйста. Потребна труба под высокие давления (для перекачки газа, нефти, хоть тосола!) — её сделают, намотав больше слоёв волокна и снабдив прочной облицовкой. И никакой ржавчины, коррозии. Такие трубы служат практически вечно. В отличие от пластмассовых они не имеют внутренних напряжений. С помощью таких труб будущие поселения Русской цивилизации получат канализацию, водопровод и «нитки» для нефтяников и газовиков, что смогут работать десятилетиями без всякого ремонта. Как водопроводы древних римлян. Нам не придётся изводить на всё это миллионы тонн дорогой стали и уйму человеческого труда.

А углеродно-волокнистые материалы (УВМ)? Они — потрясающие нагреватели. Дешёвые и безопас­ные, не требующие больших затрат электричества из-за очень большой теплоотдачи. С их помощью можно делать экономичные устройства для отопления керамических и деревянных домов. А запитывать их — от «труб»-ветроэлектростанций. И — долой Чубайса с его генерирующими и распределительными компаниями! Огромные деньги высвобождаются для строительства новой жизни. Мы экономим их ради того, чтобы потратить на рождение и воспитание детей, на науку и творчество.

Углеродная лента — материал послезавтрашнего дня. Из углерода можно делать материалы, обладающие памятью формы. Причём не только для строительства. Скажем, заменители природной кости в хирургии. (Например, для создания искусственных суставов и позвонков.) Был даже успешный опыт создания углеродной (с памятью формы) внутриматочной спирали. Той, что не требует хирургического вмешательства и не давит на матку. Даже испытать удалось, взяв добровольцев из «групп риска» — студенток питерского университета. Дали им на испытания продукт на четыре месяца. Попросили написать отзывы и вернуть. Отзывы-то все написали, а вот вернули спирали всего две дамы. Остальные оставили их себе.

Попов снимает со стола вытянутый прямоугольный ящичек ионизатора. В нём тоже использована углеродная ткань. Потребляя 120 ватт энергии, такой ионизатор ставится, скажем, в окно кухни. И пыль тогда в дом не попадает, и кухонная «загазованность» снимается.

Технологии поповцев позволяют делать резину, для изготовления коей не нужно ни грамма сажи. А что такое сажа? Чтобы получить тонну таковой, необходимо спалить десять тонн нефти. А резина поповцев вместо сажи использует природный минерал. (Какой — секрет создателей.)

— А вот презираемый нынче гипс. Вернее, гипсоволокно, — Попов держит в руках белые П-образные конструкции. — Также отменный теплоизолятор. Но мы умеем делать из гипса материал прочностью «марки шестьсот». Это прочнее многих видов бетона, не говоря уж про кирпич. Придать любой цвет такому материалу — для нас не проблема. Поверхность конструкций, как видите, почти полированная. Элементы отделки получаются самые великолепные: лепнина, карнизы, подоконники. Это стены, что можно мыть, вместо несчастного итальянского кафеля. А гипса этого в стране лежат миллиарды тонн...

— Я отвечаю за свои творческие коллективы. Работаю со многими людьми уж десятки лет. Нам не нужна прибыль. Нам надо, чтобы люди построили производство по нашей технологии и чтобы мы с ними имели сервисный договор на обслуживание и развитие той же технологии...

В фильмах, что предоставили мне друзья Попова, я видел даже планер, оснащённый высокоскоростными электромоторами на постоянных магнитах. Вот она, ступень к давней мечте человека: чистому электролёту!

Попов мечтает построить жизнь в России совершенно по-новому. Или, вернее, на исконных, позабытых принципах, но теперь с помощью новейших технологий. Мечтает построить жизнь в новых поселениях на принципах старого русского земства — с заботой людей о своём крае, с благоустройством жизни в нём, с системой потребительских кооперативов.

Что это такое по сути? Ноосферная цивилизация. Та, где будут жить здоровые и сильные, умные и творческие люди. Там, где зазвучит детский смех, где в семьях будет по три отпрыска как минимум. Перед глазами встают образы городов-полисов, городов-садов среди великолепной природы. Здесь дышится полной грудью. Здесь буквально пьёшь пьянящий воздух свободы. Свободы от власти монстров-корпораций с их дымными заводами и электростанциями. Свободы от газовых и нефтяных магнатов, монополий водопроводных и канализационных. Свободы от давящей скуки и пустоты жизни в многоэтажных городах-муравейниках. От стад автомобилей, что превращают мегаполисы в газовые камеры медленной смерти. Свободы для построения совершенно иной жизни: светлой, созидательной.

Сегодня мы томимся в узилищах — тесных квартирах многоэтажек. Завтра мы сможем жить в домах будущего, сошедших со страниц лучезарной фантастики. К дьяволу старую строительную индустрию с её цементными заводами-чудовищами. Идите вы в одно место с вашими двумя-тремя тысячами долларов за квадратный метр новостройки! С ежемесячными поборами за примитивное ЖКХ! Чудо можно создавать здесь и сейчас, за считаные дни и недели, из сырья, что лежит под ногами.

Погибнет комплекс нашей национальной неполноценности. И не мы будем завидовать жителям стран Заходящего солнца, а они нам. Мы станем первопроходцами в создании ноосферной цивилизации.

Плюньте в глаза тому, кто говорит, будто страна не может полностью решить жилищную проблему всего за десять лет. Все технологии для этого уже созданы и успешно применяются. Но только Диктатуре развития по плечу совершить то, что спасёт Россию, — градострои­тельную революцию.

 

Из книги М. Калашникова «Цунами 2010­х годов».

Категория: №05(106)2013 | Добавил: winch (28.10.2015)
Просмотров: 1060 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2024