Пятница, 24.11.2017, 02:42Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №05(082)2011

Большой секрет маленькой коровьей лепёшки. Почему биодинамические земледельцы не боятся радиации

Произошедшее в Японии заставляет серьёзно задуматься о том, что наш хрупкий мир пока никак не защищён и может погибнуть и исчезнуть в небытии с высокой долей вероятности. Ведь всем известно, что радиоактивное излучение распространяется по воде и воздуху в самых невероятных направлениях, и глобальный перенос воздушных масс может пролиться дождём или просыпаться снежком над любым регионом Земли, даже самым благоприятным. Заражённая радиацией вода и почва — это только начало цепи неприятностей, поджидающих нас в этом случае. Вся растущая на такой почве растительность начинает накапливать радиоактивные элементы, которые впоследствии по пищевой цепочке оказываются и у нас в организме. Перспективы кажутся, если немного покаламбурить, совсем безперспективными. Но я могу спокойно каламбурить вместе с армией биодинамиков, с теми, кто практически знаком с биодинамическим препаратом — бочковый компост (фляденпрепарат) по Марии Тун. Поскольку именно данный препарат обладает действенной силой против радиоактивного заражения, хотя в официальных научных, политических и общественных кругах об этом если и знают, но почему-то предпочитают молчать. Это странно, да?

Я могу здесь коротко пересказать историю вопроса, подробно описанную самим автором препарата Марией Тун в книге «Результаты исследования констелляций» и рассказанную лично в ходе практического семинара в нашем, тогда ещё фермерском хозяйстве 12 лет назад.

А всё началось с далёких 50-х годов XX столетия, когда вследствие бездумного нарастания интенсивности холодной войны страны, обладающие ядерным оружием, вовсю испытывали его в атмосфере, изучая, какое влияние может оказать ядерная бомбардировка условного противника. В результате самые различные области Земли оказались заражёнными радиоактивным стронцием-90. Один из пионеров биодинамического движения Эренфрид Пфайффер проводил свои исследования по накоплению радиации в растениях, результаты которых совпали с данными одного из западногерманских институтов. При личной встрече тогда ещё молодой и целеустремлённой исследовательницы Марии Тун с мэтром биодинамики эти вопросы обсуждались в практическом аспекте. «Стороны» договорились проводить аналогичные исследования в разных частях света — в Америке и Германии — на предмет изучения накопления растениями радиоактивного стронция, ведь было уже ясно, что, например, одни и те же виды на кремнистых почвах обладают повышенной способностью к накоплению, в то время как на карбонатных в них наблюдались лишь следы этого элемента. Предоставим слово Марии Тун.

Мы решили выращивать на субстанциях из органических видов кальция виды растений, наиболее склонные к накоплению стронция-90, чтобы определить, можно ли оказать влияние на этот процесс. Для Марбурга выбрали овёс, сельдерей и томат. Опыты мы начали проводить на нашем опытном поле, которое имело песчаную почву и в течение 6 лет обрабатывалось биодинамически. Доктор Пфайффер опасался негативного влияния радиации на изготовление и действие препаратов.

Мы решили работать со следующими субстанциями: скорлупой куриных и утиных яиц, раковинами улиток, костной мукой, корой дуба, водорослевым известняком, древесной золой, известняком и базальтовой пылью. Субстанции растирались до величины частиц 0,2-0,5 мм, определённая часть при этом становилась, конечно, пылевидной. Полученные порошки засыпали в посевные борозды, поверх рассеивали семена, затем семена немного придавливали и покрывали землёй. Ухаживали за растениями согласно их видовым особенностям.

Для анализа следовало брать растение целиком. Овёс исследовался в стадии молочной спелости, всё растение одновременно. У сельдерея анализировались листья и клубни вместе, а у томатов — смесь из стеблей, листьев и плодов. Результат опытов однозначно указал в пользу скорлупы куриных яиц и базальта. Растения, выросшие на этих субстанциях, не отложили радиоактивного стронция. Это показалось нам тогда чудом.

Немецкая педантичность, которую не очень любим мы, русские, хороша именно в тщательных и скрупулёзных исследованиях, когда требуется найти опытным путём такой метод, чтобы и другие исследователи могли получить такой же результат. Когда читаешь эти сухие строчки, как-то не очень верится, что такое возможно в принципе. Я бы с долей сомнения и вообще отстранённо воспринимал такую информацию, не будучи лично знакомым с автором. Однако после нескольких дней плотного общения с «госпожой Тун», как её принято называть в мировых биодинамических кругах, нам легко было принять её крылатое выражение: «Прежде чем обнародовать результаты какого-либо исследования, я сделаю не 12, а 12 по 3, т. е. 36 повторностей». Многие перипетии поиска препарата, которые она излагает в своей книге, я здесь опущу, отослав любознательных просто почитать сей замечательный труд. Простите, слукавил: тираж книги в данный момент подходит к концу, поэтому для многих из тех, кто наверняка уже не сможет подержать в руках это замечательное полезное практическое руководство по биодинамике, я всё-таки расскажу немного больше.

Итак, часто исследования заходили в тупик, потому как растения не очень хотели адекватно реагировать на предложенные им варианты исцеляющих удобрительных субстанций. Мария Тун с коллегами закладывала яичную скорлупу и базальтовый порошок в рог на лето и на зиму, как биодинамический препарат из навоза, и затем проводили серию опытов с растениями. Каждый из препаратов размешивали в течение часа и затем опрыскивали. Также проводили и смешанные обработки. Времени и сил на это уходило невероятно много, но результат подчас оказывался весьма скромным. Несколько лет длилась работа с пятью растениями: шпинатом, овсом, салатом, редисом и фасолью, пока в результате других, параллельных исследований с растиранием субстанций не появился просвет.

В качестве несущего материала мы избрали коровьи лепёшки, добавили в них тонко растертую скорлупу куриных яиц и базальтовый песок, динамизировали в течение 1 часа. Затем поместили эту кашу в бочку, частично закопанную в землю и не имевшую дна, и заложили в неё компостные препараты. (Одновременно мы пробовали закладывать компостные препараты и перед динамизацией. Этот метод себя не оправдал.) Через 4 недели содержимое бочки хорошо перемешивалось, а ещё через 4 недели мы начинали использовать препарат в опытах. Между тем сын Маттиас К. Тун полностью включился в работу нашей опытной станции, и мы могли теперь проводить опыты на трёх разных полях в течение двух вегетационных периодов.

В 1972 году, через 14 лет от начала первых экспериментов, мы описали в книге «Результаты исследований констелляций» в статье «Фляденпрепарат, его изготовление, применение», и горячо порекомендовали препарат к использованию на практике. В том издании мы лишь очень коротко затронули вопрос радиоактивности. Нам не хотелось давать повода к какой-либо панике. Тем не менее, импульс к производству нового препарата был воспринят многочисленными практиками по всей Земле, и он использовался наряду с другими препаратами для опрыскивания.

Затем был Чернобыль. Сельскохозяйственные угодья повсюду исследовались на предмет «излучения». В журнале «Lebendige Erde» (Живая Земля) сообщалось, что биодинамические площади пострадали от радиации так же, как и все остальные. Но почему же в поражённой местности встречались хозяйства, где эксперты думали, что их приборы сломались? Приносили новые приборы, но и они работали лишь у соседа, по другую сторону дороги. Сотрудники государственных исследовательских организаций взяли у фермеров и садоводов фляденпрепарат, изготовленный после катастрофы. Для них было загадкой, почему препарат не лучит. Кроме ничтожной, по их словам, доли старого цезия, радиоактивных веществ обнаружено не было. Но они не хотят подтвердить этого письменно, ведь в этом случае можно было бы утверждать, что имеется средство против радиации. Я вам здесь рассказываю о «содействующем жизни излучении», о котором упоминал Рудольф Штайнер в связи с компостными препаратами.

Итак, препарат был создан и оказался настолько хорош, что его с тех пор и по сей день действительно применяют биодинамические и органические земледельцы по всему миру, находя и обсуждая в Интернете всё новые и новые его способности. Ведь, кроме уменьшения радиации в почвах и растениях, он обладает и ещё рядом замечательных свойств. Он, конечно, не повторяет свойств других, классических, препаратов, имеет собственные, в частности: возбуждает деятельность почвенных организмов, что способствует активизации преобразования веществ и улучшению структуры почвы. Поэтому его применяют перед заделкой сидератов, перед внесением навоза и компоста, перед зяблевой вспашкой, перекопкой или рыхлением весной, летом, осенью. При применении препарата для обработки пастбищ после стравливания происходит стимуляция процесса преобразования, поддерживается рост трав. В сравнительных опытах регистрируется значительное повышение урожайности. Он используется в качестве основы для биодинамической пасты при опрыскивании плодовых деревьев. Мы обнаружили его активирующее влияние на туговсхожие и ослабленные семена при замачивании. Он также стимулирует клубни и луковицы, замоченные перед посадкой (не всех растений!). В наших экспериментах и опытах с различными новыми биологическими и химическими стимулирующими препаратами мы обычно используем его в качестве эталона, и нам ещё пока не удавалось найти средство, превосходящее фляденпрепарат по всем показателям.

Название препарата, конечно, звучит несколько неуклюже по-русски. Однако в первые годы развития биодинамики в России мы не могли найти аналога в русском языке, а с языка оригинала «фляденпрепарат» можно перевести как «препарат из коровьих лепёшек». На данный момент в среде земледельцев используется и второе его название, также отражающее суть, но более благозвучное для нашего уха и пришедшее как перевод с английского barrel compost — «бочковый компост».

Мария Тун подарила миру свой замечательный препарат, рассказывая о нём на страницах печати и показывая на многочисленных семинарах, как его приготовить и как пользоваться. В нашей стране и странах СНГ есть несколько биодинамических инициативных групп, которые сами изготавливают препарат для своих нужд и для всех желающих. Мы этим занимаемся уже 12 лет, и на самом деле это несложно. Если есть желание и знания, любой человек может его приготовить сам, ведь компоненты фляденпрепарата найти можно практически в каждом регионе. Единственную сложность представляют компостные препараты, но и их можно найти при желании, если вы сами не хотите заниматься их приготовлением. Я бы хотел поддержать «госпожу Тун», и предлагаю читателям рецепт приготовления препарата бочкового компоста (надеюсь, он подоспел вовремя). Соотношения можно брать и в другом масштабе, соответственно уменьшив или увеличив дозировки, кроме компостных препаратов. Итак.

Для приготовления препарата берётся 5 вёдер чистых лепёшек хорошей формы (лучше после кормления коров сеном), 100 г сухой, чисто измельчённой скорлупы куриных неварёных яиц и 500 г базальтового порошка. Всё это помещается в деревянную кадку и затем переворачивается лопатой в течение одного часа — динамизируется. Для своего рода компостирования мы укладываем половину полученной массы в бочку с предварительно удалённым днищем. Бочка закапывается в землю на глубину 40–50 см, лишняя почва обкладывается вокруг бочки. В эту первую половину закладывается по полпорции всех компостных препаратов (каждый препарат отдельно). Затем в эту же бочку — вторую половину массы и таким же образом оставшуюся часть препаратов. И, наконец, верх массы и бока обрабатываются препаратом из валерианы: 5 капель препарата на 1 литр воды, мешать в течение 10 минут, затем полить на содержимое бочки. Бочка закрывается деревянной крышкой и стоит под открытым небом. Примерно через четыре недели масса в бочке переворачивается и оставляется ещё на некоторое время. У Марии Тун препарат созревает спустя 2 недели, в наших условиях Сибири самое раннее — через 4 месяца, а обычно дозревал в теплом подвале зимой. Хранится он потом также в бочке, используется в основном в качестве опрыскивания. Норма (может немного варьировать — нужны ещё исследования) — на 2,5 л воды берётся 12 г препарата, размешивается — динамизируется 20 минут, и можно опрыскивать 5 соток почвы. Лучший результат — после трёх опрыскиваний. Хранится раствор только три дня, но лучше всё же использовать в первый день.

Когда мы на семинаре первый раз размешивали навоз в бочке, то примерно через 40 минут размешивания Маттиас Тун предложил нам понюхать её содержимое. Все семинаристы — садоводы с большим стажем, маститые опытники-практики — наклонялись по очереди и недоверчиво внюхивались в смесь, которая пахла теперь не обычными деревенскими «минами», а издавала замечательный тонкий аромат луговых трав. Это было удивительное превращение «гадкого утёнка» в «прекрасного лебедя»!

Удачи вам, братья-земледельцы, и пусть наша земля цветёт и благоухает, а радиация обходит её и нас стороной!

 

Сергей Тужилин. РП Одуванчики, Иркутская область
bdsib@yandex.ru; www.bdsib.ru 

Категория: №05(082)2011 | Добавил: winch (13.11.2015)
Просмотров: 228 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017