Понедельник, 25.09.2017, 13:01Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №05(070)2010

По какому праву в России действует ювенальная юстиция?

Император Александр III на смертном одре завещал своему сыну, последнему русскому царю Николаю II: «Помни, у России нет друзей. Нашей огромности боятся. Избегай войн. Укрепляй семью, потому что она основа всякого государства».

Уже несколько раз в «Родовую Землю» обращались читатели с просьбой поднять тему ювенальной юстиции, которую упорно, несмотря на протесты общественности, продвигают в России. Ювенальные технологии, по мнению наших читателей, представляют серьёзную угрозу для семьи, особенно для семьи, проживающей в Родовом поместье или планирующей переехать в РП. Приходили и материалы для публикации, но нам надо было прежде всего самим изучить этот вопрос.

 

История вопроса

Сначала о том, что такое — ювенальная юстиция? Это зародившаяся на Западе система законодательных актов, регулирующих на государственном и международном уровне охрану прав детей и предупреждение детской преступности. Основы функционирования системы ювенальной юстиции закрепляет Европейская социальная хартия (ЕСХ): документ представляет собой перечень социально-экономических прав и одновременно предусматривает механизм контроля за выполнением его положений государствами-участниками. ЕСХ впервые была принята в Турине 18 октября 1961 года, затем 3 мая 1996 года, в Страсбурге, пересмотрена в сторону расширения гарантируемых социальных прав, и в таком виде действует с 1 июля 1999 года.

Россия подписала Европейскую социальную хартию в 2000 году, 14 сентября. А год назад, 20 мая, Государственная Дума одобрила в первом чтении внесённый Президентом РФ Дмитрием Медведевым законопроект о присоединении нашей страны к ЕСХ. Министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова, она, по поручению Дмитрия Медведева, представляла этот документ в Госдуме, уточнила, что Хартия учитывает социальные и экономические различия государств и не требует принятия всех её статей сразу, для начала достаточно ратифицировать не менее шести обязательных статей из 9, всего же из 31 статьи надо выбрать не менее 19.

Кому интересно, какие положения Хартии Россия приняла, от каких отказалась, могут зайти, в частности, на www.anti-glob.ru/st/esx.htm. Можно лишь сказать, что, к примеру, статьи: 4 — «Право на справедливое вознаграждение за труд»; 15 — «Право инвалидов на независимость, социальную интеграцию и на участие в жизни общества»; 25 — «Право работников на защиту их претензий в случае неплатёжеспособности работодателя» нашему государству пока «не по силам».

С одной стороны, ЕСХ защищает права человека. Но, с другой, — нарушает, речь о статьях 11 и 17.

Именно статья 17 предусматривает создание системы специальных служб — ювенальной юстиции, служб, фактически и юридически никому не подконтрольных, представленных особыми судами и органами с обширнейшими полномочиями, с правом отбирать любого ребёнка из любой семьи, если его права нарушаются.

Статья 11, п. 2, направленная на «профилактику» детского здоровья, требует, по сути, самой настоящей «секспросветработы в школах. И страны, ратифицировавшие ЕСХ, должны регулярно отчитываться перед Советом Европы, как через учебные программы внедряется это обязательное сексуальное просвещение. Во Франции, например, на школьных уроках преподаватели доходят до обсуждения порнографии. В России негласно такое «просветительство» тоже идёт.

Кроме того, статья 11 требует введения обязательной системы медицинских и профилактических осмотров и обязательных прививок. И если учитывать, что наша страна вступила в Совет Европы, и исходить из установок, что международное право выше права отдельного государства, то, к примеру, статья 5 Закона РФ «Об иммунопрофилактике инфекционных заболеваний», дающая российским гражданам право отказаться от прививок, может в любой момент оказаться не действующей.

 

«По плодам судите»

Статьи 11 и 17 ЕСХ Россией не приняты. Но обкатка ювенальной системы идёт вовсю. На Парламентских слушаниях 12 ноября 2009 года в Госдуме, посвящённых «Законодательному обеспечению практики внедрения ювенальных технологий в деятельность судов общей юрисдикции и комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав Российской Федерацией» — так звучала тема заседания, председатель Липецкого областного суда, он же председатель рабочей группы при Совете судей РФ по созданию, внедрению и развитию ювенальной системы в системе правосудия, И. И. Марков сообщил, что 30 регионов РФ в той или иной степени внедряют ювенальные технологии.

Безусловно, детский вопрос в России — один из самых актуальных, у нас до З0 процентов бедного, с низкими доходами, населения, многие дети недостаточно социально защищены, ещё больше детей страдают от пьянства и безпутства родителей. В нашей стране ежегодно возбуждается около 70 тыс. дел о лишении родительских прав, 90% исков удовлетворяется (при этом лишь в 10% случаев речь идёт о непосредственной угрозе жизни и здоровью детей), в 4% — о жестоком обращении, а в 60–70% — неисполнение родительских обязанностей.

По официальным сведениям, в регионах, где внедряются ювенальные технологии, уровень рецидивной преступности в пять раз меньше, чем в общем по стране.

Но непосредственная ли в этом заслуга ювенальных институтов? С их помощью можно лишь нагнать страх — временный, а вот последствия…

 

«Новгородское дело»: 22-летняя Антонина Фёдорова была обвинена в покушении на убийство своей трёхлетней дочери Алисы, которая по недосмотру упала с 3 этажа в лестничный пролёт. Девочка получила незначительные травмы, мама — чуть не сошла с ума от ужаса, а через два месяца её вдруг заключили под стражу…

«Тамбовское дело»: органы опеки пытались изъять ребёнка из семьи на том основании, что первые два месяца, пока мать кормила его грудью, он не добирал в весе...

«Ясеневское дело»: не дождавшись своей 8-летней дочери после уроков, мать с изумлением узнала от педагогов, что девочка «обнаружена» в школе «безнадзорной» и «безпризорной» органами опеки и попечительства, в связи с чем отправлена в приют; вернуть её смогли лишь через несколько месяцев; суды идут до сих пор...

«Питерское дело»: 6-летнюю девочку забрали в детдом: по «свидетельству» опеки, ребёнок в день их визита был «неухоженный», а мать по «свидетельству» с работы пьёт, хотя на предприятии категорически утверждали обратное…

 

Ростовчанка Елена Абросимова пишет в Аrgumenti.ru:

Уважаемая редакция, в последнее время всё чаще слышим дебаты о так называемой детской Фемиде — ювенальной юстиции. У нас в Ростовской области отобрать дитя можно за такие вот «преступления»: непосещение детской молочной кухни, не сделаны прививки, жильё находится в аварийном состоянии, родители замечены в аморальном поведении, игнорирование врачей в детской поликлинике, отсутствие игрушек в достаточном количестве, ребёнок часто громко плачет. Отобрать могут ребеночка даже за то, что в холодильнике недостаточное количество детских продуктов....

На первый взгляд, всё это абсурд, быть такого не может. Ещё как может!

В Ростовской области апробирование норм международного права в сфере ювенальной юстиции (в соответствии с Соглашением Ростовского областного суда, Управления Судебного департамента в Ростовской области и Программы Развития ООН (ПРООН) «Поддержка правосудия в отношении несовершеннолетних» /ПРООН/ (2001-2003)), ведётся с начала 2001 года. В декабре 2003-го по ювенальным технологиям в регионе работали 14 районных (городских) судов. Как пишет председатель Ростовского областного суда В. Н. Ткачёв, «в качестве социального работника при суде работали представители разных профессий — юристы, психологи, педагоги. Их отбор вёлся на конкурсной основе в соответствии с рекомендациями ПРООН, все они в рамках проекта работали на основе контракта с ПРООН и финансировались этой программой». («Опытная модель ювенальной юстиции в Ростовской области», журнал «Право и безопасность» № 3(32), октябрь 2009 г.).

Зададимся вопросом: как все эти «социальные работники при суде — юристы, психологи, педагоги» — ювенальные папы и мамы, должны отрабатывать зарплату ПРООН? Именно такой активной деятельностью, о которой пишет Елена Абросимова. Чтобы показать «результативность» своей работы, что не зря «хлеб прооновский» едят!

Вернёмся к Парламентским слушаниям 12 ноября. Обращают на себя внимание два момента.

Первый: учить Россию воспитывать детей и продвигать ювенальную систему прибыли постоянный представитель по правовым вопросам Минюста США в РФ Ричард Даддарио — рассказавший о судебной практике семейных судов некоторых штатов США, и представители Юнисеф в России и в Восточной Европе Бертран Бейнвель и Жан Клод Легран — изложившие видение процессов создания ювенальной системы в России с точки зрения международных организаций.

Пусть даже так. Но для подобной миссии нужен, как минимум, положительный опыт. А есть ли он? Насколько эффективна ювенальная система в развитых странах?

Обратимся лишь к некоторым фактам.

Случай в штате Иллинойс. У малыша появились трещины в костях из-за недостатка витаминов. Авитаминоз был вызван неправильным питанием. И супругов арестовали за... возможное причинение насилия. А малыша отправили в приют. Судебные разбирательства заняли три года. Наконец была признана врачебная ошибка. Но ребёнка в семью так и не вернули.

В суде округа ДеКаб (Джорджия) оказались 300 родителей. Причина? Их дети прогуливали школу. Родителям грозил либо штраф в несколько тысяч долларов, либо лишение свободы на срок до 30 дней. Большинство подсудимых признали себя виновными и поэтому получили условные наказания.

Суд города Сантандер (север Испании) приговорил родителей троих детей к трёхмесячному тюремному заключению за то, что они позволяли детям прогуливать школу без уважительных причин.

 

Таких случаев не одна сотня. Но даже не это в данном контексте показательно. Более существенен — уровень преступности среди молодёжи. В 2008 году США, по данным www.ojjdp.ncjrs.gov/ojstatbb/default.asp, правоохранительные органы арестовали за совершённые преступления около 2110 тысяч лиц моложе 18 лет; национальное обследование молодёжной среды в Штатах выявило около 27 900 банд и около 774 000 их активных участников.

В европейских странах, читаем на mtw.ru/index.php?s, за последние пять лет число преступлений, в которых участвовали несовершеннолетние, возросло от 40 до 70 процентов.

Так чему России учиться у США и Европы? А не спровоцирован ли такой рост преступности действием системы институтов ювенальной юстиции? Защита «прав» детей, как того требует Хартия, постепенно и неизбежно ведёт к подрыву традиционных семейных ценностей, к разрушению семьи, необоснованному увеличению социального сиротства (детей-сирот при живых родителях) и таким образом провоцирует детско-подростковую преступность.

Но наставники государственных жён и мужей в российской Думе вряд ли говорили об этом. А наши парламентарии таких вопросов не задавали. Зачем?

 

Что думает Дума

Вот теперь второй момент — позиция тех, кто призван защищать материнство и детство, защищать семью как основу государства, а главное, защищать интересы Отечества, Рода.

Первой необходимость введения ювенальных технологий поддержала Председатель комитета по вопросам семьи, женщин и детей ГД РФ Елена Мизулина (выступавшая с основным докладом). «За» «семейную терапию» выступила депутат Госдумы Екатерина Лахова. Депутат от «Справедливой России» Вера Лекарева — «для упрощения возможности реагирования по защите прав ребёнка» — предложила в рамках ювенальных технологий создать базу неблагополучных семей в России. «Важность доступа детей к правосудию» отметил Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребёнка Алексей Головань. (29 декабря 2009 года Дмитрий Медведев своим Указом освободил А. Голованя от должности, подробности не сообщаются, на его место назначен Павел Астахов).

На заседании были попытки, представителей Русской Православной Церкви в частности, обратить внимание сторонников ювенальной системы на ряд актуальных вопросов. Протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества, пытался донести до парламентариев, что Западный опыт ювенальной юстиции неудачен, именно родители влияют на формирование мировоззрения ребёнка, а чиновникам не место в таких вопросах. Его коллега протоиерей Дмитрий Смирнов (председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными учреждениями) с тревогой говорил, что в современном мире утрачено понятие семьи как высшей ценности, что преступление — это фактор недополучения ребёнком любви, и нужны меры противотюремной реабилитации, а не ювенальные технологии.

Однако председательствующая на слушаниях зампред Госдумы Надежда Герасимова в ответ неоднократно напоминала, что предметом рассмотрения является только узкий вопрос ювенальных технологий, и решительно пресекала просьбы предоставить слово родителям, включить в рассмотрение вопросы о ювенальной юстиции как системе тотального контроля над семьёй, о наложении моратория на рассмотрение во втором чтении поправок в законодательство, закрепляющих создание ювенальных судов.

 

Родительское собрание

Ответом на слушания в Госдуме стали другие слушания — общественные, организованные Комитетом в защиту семьи, детства и нравственности, который был создан рядом общественных организаций, обезпокоенных попытками внедрения в России ювенальной юстиции. И несмотря на то, что встреча проводилась в будний день (25 ноября 2009 г.), зал был заполнен до отказа, более 1200 человек: представители православных общественных организаций и родительской общественности из Санкт-Петербурга, Москвы, Екатеринбурга, Калининграда, Киева, Липецка, Воронежа, Иркутска, Пятигорска и других городов.

В числе первых выступила адвокат Московской коллегии адвокатов, член Правления НП «Родительский комитет» Лариса Павлова. Она пояснила, что практика ювенальной юстиции основана на англо-саксонском праве, что единая система в отношении решения проблем семьи и детей в нашей стране отсутствует, выхватываются только отдельные её аспекты.

Руководитель Российского сообщества многодетных и приёмных семей России «Много деток — хорошо!» Татьяна Боровикова подчеркнула, что ювенальная юстиция проникает в те дыры, которые создаём мы сами своей бездеятельностью и пассивностью. «Против России ведётся настоящая гуманитарная агрессия. Удар наносится по отношениям отцов и детей. Это своего рода революция, которая должна разрушить семью как основу общества…».

«Именно Господь наделяет родителей родительством, а не государство, — подчёркивала юрист Ольга Литкова. — Поэтому государство не имеет никаких оснований отнимать родительские права у родителей. Семья как союз мужчины и женщины должна защищаться государством, а не разрушаться им. Наша семейная система пока ещё уцелела, и мы должны её защищать. Мы должны защитить право на национальную систему законодательства, право на свои родительские воспитательные меры…».

И ёще одно мнение — Людмилы Рябинченко, общественного деятеля из Калининграда: «Если ты не занимаешься ювенальной юстицией — ювенальная юстиция займётся тобой. В Ростове создан ювенальный методический центр, который будет распространять соответствующие нормативные документы. Вводится понятие «биологические родители», а это предполагает, что есть и «другие» родители, это предполагает отнятие детей у родителей...».

Обращение депутатов Верховной Рады Украины к российским коллегам зачитал известный публицист из Киева Игорь Друзь. Украинский парламент отклонил ратификацию Европейской социальной хартии — по инициативе Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Россию призывают последовать этому примеру.

Участники общественных слушаний приняли резолюцию, где открыто заявили, что введение в той или иной форме ювенальной системы западного образца составляет угрозу национальным интересам России, противоречит конституционному принципу защиты семьи, её независимости, свободного выбора родителями формы воспитания детей, ставит семью под жёсткий контроль чиновников, и призвали российские власти принять конкретные меры по государственной семейной политике.

Многим уже понятно, что опасность заключается не только в перспективе изъятия детей у родителей. Получив право на то, чтобы подавать заявления в суд на педагогов и родителей, дети, особенно в мегаполисах, очень быстро изменят всё мироустройство нашей жизни. «Чти отца своего…»; «и будут наказаны народы тем, что дети начнут учить родителей своих» — Пятая заповедь.

 

Что делать

15 апреля 2010 года в Посольстве Франции в Москве на франко-российском «круглом столе», посвящённом реформе пенитенциарной системы, выступил судья Верховного суда РФ В. В. Дорошков. Он сообщил, что на государственном уровне принято решение больше не создавать в России ювенальных судов, так как «наша страна в настоящее время не готова к введению ювенальной юстиции», и что Программа, на основании которой ювенальные суды создавались, снята с правительственного контроля.

Можно было бы порадоваться этому факту. Но, по словам всё того же В. В. Дорошкова, уже существующие ювенальные суды в ряде «пилотных» регионов России продолжат свою работу. Более того, в ходе «круглого стола» Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов — пригласил всех присутствующих на свою пресс-конференцию, посвящённую открытию нового ювенального суда в городе Азове 20 апреля 2010 года.

Что это? Бес-законие? Бес-правие? Существование ювенальных судов в Российской Федерации однозначно незаконно. Об этом пишет главный консультант Правового управления Аппарата Совета Федерации Ольга Леткова:

В соответствии с частью 3 статьи 118 Конституции РФ судебная система России устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Однако ни регулирующий указанные правоотношения Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», ни сама Конституция РФ не предусматривают ювенальных судов в судебной системе нашей страны. Никаких иных способов создания данных судебных органов, в том числе в качестве эксперимента, в законодательстве Российской Федерации не предусматривается.

В этой связи возникает вопрос: если введение ювенальной юстиции на территории Российской Федерации больше не поддерживается на государственном уровне, то на каком правовом основании открывается очередной ювенальный суд в городе Азове? Интересно также узнать, на какие средства он создан и будет функционировать? Ведь снятие с правительственного контроля программы создания ювенальной юстиции в России означает сворачивание её бюджетного финансирования. Если же средства на создание суда выделялись из иных источников, то такое положение является прямым нарушением статьи 124 Конституции Российской Федерации, согласно которой финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом.

Последнее замечание вполне можно распространить и на другие ювенальные суды, существующие в Российской Федерации. К примеру, в обобщении практики внедрения элементов ювенальных технологий в Ростовской области, сделанном судьёй Ростовского областного суда Е. Л. Вороновой (июль 2008 года) говорится: «Социальные работники при судах работали по контракту ПРООН, который оплачивал их работу». Воронова указывает, что в настоящее время институт «социального работника при суде» трансформирован (с учётом возможностей российского законодательства) в институт помощника судьи с функциями социального работника. Следовательно, исходя из положений статьи 124 Конституции Российской Федерации, постановления ювенальных судов, финансируемых на деньги западных фондов, не соответствуют требованиям полного и независимого правосудия, то есть являются незаконными».

Вспомним ещё раз слова Александра III: «...у России нет друзей...».

В дореволюционной России интересы детей всегда соблюдались, дети имели право свидетельствовать в суде, к их мнению прислушивались, но при этом отец и мать практически никогда не лишались родительских прав. Как говорит протоиерей Всеволод Чаплин: «…Ребёнок, изъятый у своих родителей, всегда оказывается несчастным, сколько бы денег на него ни тратили».

Что может удержать Государственную Думу РФ от проведения в жизнь законопроекта о ювенальной юстиции? Только протестные письма российских граждан. Если таких писем будет много, тысячи, Госдума, особенно в этот превыборный год, не сможет пойти против народа.

Адреса для писем:

Госдума (103265, г. Москва, Охотный ряд, д. 1).

Конституционный суд России (Зорькину В. Д., 190000, г. Санкт-Петербург, Сенатская площадь, дом 1, Кудрявцеву Ю.В., 103132, г. Москва, ул. Ильинка, д. 21, зона «Г»).

Общественная палата РФ (125993, г. Москва, ГСП — 3, Миусская пл. 7, стр. 1).

При подготовке материала использовались данные www.pravoslavie.ru/news/32881.htm, www.anti-glob.ru/st/esx.htm, www.argumenti.ru, http://juvenaljustice.ru и других сайтов.

Светлана Cавельева. г. Орёл
redaktor@zeninasvet.ru

Категория: №05(070)2010 | Добавил: winch (14.07.2016)
Просмотров: 109 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017