Вторник, 13.11.2018, 05:59Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №04(129)2015

Испытание почвой

Прошло ещё 5 лет. На нашем проблемном участке, где должно саду цвесть, мы разметили круг радиусом 8 м и поднимаем вдоль его окружности земляной вал шириной 4 м, с глиняными стенками шириной 60–90 см. Общая площадь примерно 530 м² с общим радиусом 13 м. Весь круг мы разделили на 24 сектора и работаем поэтапно, по секторам.

Когда мозги не работают и третий глаз не видит в глубь земли, то приходится проводить научные исследования с помощью лопаты.

В книге «Анаста» В. Н. Мегре озвучил проблему неплодородной почвы в Родовых поместьях.

Напомню слова Анастасии: «Может, именно Бог всё так и устроил, и посчитали власть имущие эти земли непригодными для взращивания садов. Такая ситуация дала возможность двумстам пятидесяти семьям приобрести эту землю и начать строить Родовые поместья. Возможно, над ними даже кто-то посмеивается, считает, что у них не будут получаться райские оазисы …» («Анаста», гл. «Барьер неверия»).

У каждой земли своя история. Я расскажу свою.

Участок мы купили у деревенских жителей, которые жили здесь более 30 лет и всё это время активно пахали, сажали и урожаи хорошие имели.

Заехали мы в деревенский домик в мае месяце. Земля вспахана, сорняков почти нет. И подумалось мне: «Живую изгородь быстренько посадим вдоль забора с деревенскими соседями. Грядочки небольшие вилами взрыхлю, и будут овощи, цветник посадим. Всё быстро сделать можно».

В первый год деревца не успели посадить. Пригляделись, определили основное направление вет­ров.

Участок нам достался интерес­ный. Есть ручей, есть пашня, есть лесок и ко всему в придачу 20 гнилых сарайчиков, которые успел предыдущий хозяин построить (баня, сенник, гараж, мастерская, дом, времянка, козлятник, курятник и т. д.). Все постройки по моим представлениям достаточно ветхие, что называется, под разборку.

Почему мы выбрали именно этот участок? А выбора у нас особого не было, так как большинство деревенских жителей живут очень плотно: дом на два хозяина и участки по 8–10 соток. Потомки староверов или бывших кулаков стремились жить посвободнее, пригораживали втихушку территорию, занимали её постройками. Но таких мало.

У меня было намерение купить дом с большим участком земли и с возможностью дальнейшего расширения.

В мыслях моих крутилась фраза: любой участок земли надо сделать райским садом. Вот эти мысли и сработали.

Сейчас думаю: могла ли я выбрать что-то получше, почище? Наверное, нет.

В первую весну с большим энтузиазмом сажали грядочки небольшие, но урожай, прямо скажем, был небогатый.

На второй год определили небольшой участок пашни под сад. Я ходила с дочкой и рассказывала ей, что этот квадратик земли защищён от ветра, но мы ещё посадим 2–3 ряда деревьев по периметру и через пару лет плодовые деревья высадим.

В тайге, в пойме реки, саженцы любые можно найти, но т. к. нам надо было быстро от ветра отгородить место под сад, мы решили в один ряд высадить иву. Я размышляла: «Ива растёт везде, даёт прирост 1 метр в год, будем раз в три года её стричь и плести корзины».

Иву проще всего посадить колышками или черенками, но нам нужны сильные, здоровые деревья. Пошли на речку. В ледяной горной реке стоят небольшие островки, а на них щёткой растёт ива на голом галечнике. Восторг! Такие сильные саженцы нам и нужны.

С большим оптимизмом высадили ровненько по верёвочке иву буквой П для защиты будущего сада.

Какая радость! Посадили быст­ро, корешки сильные, крепкие. И было решено высадить ещё ряд ивы через 1,5 м, чтобы плотной стенкой отгородиться. Сказано — сделано.

Окрылённые своей работой, сбегали в тайгу (3–4 км), накопали берёзок да приметили маленькие лиственницы. Третий ряд деревьев нас особо радовал: берёзки, лиственницы очень красиво сочетались.

На следующий год в рост хорошо пошли только лиственницы. Несколько берёзок засохли, ива прирост не дала. Провели весной ещё несколько экспериментов по посадке овощных и садовых культур. И до меня с трудом стало доходить: на этой земле НИЧЕГО не растёт! На второй-третий год эта пашня не зарастала даже травой.

В спешке начался эксперимент по подбору кустов и деревьев, которые способны расти на этой земле. Между саженцами ивы мы сажали смородину, облепиху, сирень, ясень и т. д.

Большинство растений засохло (при наших обильных дождях!).

Поразмыслив, приняли решение: будем прокашивать этот участок серпом, этой земле нужен отдых, земля просто устала.

Скашивая траву, я иногда взывала к небу: «Почему здесь не растёт даже пырей? Почему не растёт клевер? Божественная травка пробивается даже сквозь асфальт! Что произошло с этой землёй?»

Также меня волновал вопрос: «Среди множества пород деревьев и кустов какое дерево/куст способно здесь расти?»

К нашей большой радости, мы обнаружили несколько росточков ольхи, хотя до ближайшего дерева с семенами от нашего участка примерно 500–800 м. Всю ольху, которая взошла самостоятельно, мы очень берегли. Ольха быстро росла вверх и вширь.

Радовала лиственница. Но на некоторых деревцах хвоя была поблёкшей и явно какой-то нездоровой. В особенности на лиственницах, около самого забора с соседями. Возможно, от их каких-нибудь опрыскивателей.

Весной размышления короткие. Если на этой почве хорошо растёт ольха, посадим ольху. Листовой опад будет хорошим удоб­рением.

Накопали много ольхи и в тех местах, где другие саженцы погиб­ли, посадили ольху, также посадки провели вдоль ручья.

Оптимизм ещё не иссяк. Я размышляла: ольха — ранневесенний пыльценос, для пчёлок хороша, на корнях — клубеньки, корни оздоравливают почву. Но каж­дое лето на деревьях гусеницы съедали часть листвы…

Прошло 8 лет. На участке, где должен расти сад, начал лужайками расти красный и белый клевер, радовали цветами солнечные одуванчики, но весь этот травостой назвать дерном было пока ещё рано.

Это был 2010 год. Оптимизм упал до нуля. И вот в руках у меня книга «Анаста». Открыла я её на главе «Мой одинокий гектар». Прочла и впала в глубокое раздумье. «Анастасия! Ты, конечно же, гений, и дети у тебя гениальные, но... Я тут 8 лет траву выращиваю, а теперь взять и всё сгрести в земляной вал? А что же внутри? Глиняное футбольное поле? Или стройплощадка? И почему же земля, поднятая на ветки, станет плодородной?»

Прошло ещё 5 лет. На нашем проблемном участке, где должно саду цвесть, мы разметили круг радиусом 8 м и поднимаем вдоль его окружности земляной вал шириной 4 м, с глиняными стенками шириной 60–90 см. Общая площадь примерно 530 м² с общим радиусом 13 м. Весь круг мы разделили на 24 сектора и работаем поэтапно, по секторам. Один сектор — это трапеция с боковой стороной 4 м, две другие стороны — примерно 2 и 3 м.

Когда мозги не работают и третий глаз не видит в глубь земли, то приходится проводить научные исследования с помощью лопаты.

За 8–10 лет на пахотной земле образовался слабый дёрн 10–15 см. Ниже, на штык лопаты или больше, — чёрная прослойка, которая, скорее всего, ядовита для растений. В этом слое совсем нет корней. Корни полыни, одуванчика, пырея и других трав не пробивают этот слой, отгнивают. Ещё ниже — слой глины или песка (в разных секторах по-разному).

При этом в земле достаточно много дождевых червей, самых разных муравьёв, а по поверхности ковриком стелются мелкие мухи, которые очень больно кусаются. У нас их называют мокрец.

В нашем регионе много дождей. В мокром состоянии почва вязкая, липкая. Лопату приходится очищать, как от грязи. Но как только солнышко светит 5–7 дней, почва буквально цементируется. Если за сезон сломаны 2–3 лопаты, то это совсем не рекорд.

Чем же отравлена эта земля?

Вероятнее всего, эта «обыкновенная огородная земля» отравлена навозом. Ядохимикаты в наше отдалённое село ещё 10–20 лет назад никто в большом объёме не привозил, а вот навозная технология развивается очень давно. Стадо коров здесь было 200–250 голов, сейчас меньше 20. Весь навоз, который накапливался за зиму, вывозился на поля и огороды и перепахивался. И так каждый год. И так 30–40–50 лет…

Что нам известно про навоз?

В безлесных районах (например, Узбекистан, Казахстан) навоз собирают, высушивают и используют как топливо.

Когда кладут печи из кирпича, в глину добавляют навоз, чтобы прочнее была кладка.

Вывод: навоз в сочетании с глиной и песком цементирует поч­ву.

Зададим себе ещё вопрос: каким сильнейшим ядом может быть отравлена земля?

С большой вероятностью земля, на которой ничего не растёт, перегружена и отравлена солью.

В самых плохих школьных учебниках по истории есть такая информация: «Когда враги отступали с Русских земель, они засыпали наши плодородные земли солью, чтобы на них ничего не росло».

Но откуда же в моём огороде взялась соль?

Деревенские жители с давних пор выливают свои нечистоты в огород и считают, что они удобряют землю. Можно вспомнить деда Щукаря («Поднятая целина» Шолохова), как после съеденного солёного огурчика с молочком дед бегал в подсолнухи.

Сегодняшний человек, съедая солёные огурчики, помидорчики, капусточку, селёдочку и т. д., весь пропитан солью. У человека солёный пот, солёная кровь, солёная моча, солёные слёзы...

Можно провести простенький эксперимент. Выберите укромное местечко с зелёной травкой и длительное время ходите туда «по-маленькому». Через некоторое время трава там начнёт желтеть, и вскоре образуется плешь. Трава перестанет расти, насекомые, жучки-червячки уйдут с этого места.

До недавнего времени я думала, что животные не едят соль. В нашей деревне бывает очень дож­дливое лето, и тогда покос переносится на сентябрь. Трава уже загрубела. Чтобы корова зимой весело жевала сентябрьскую солому, а не летнее сено, люди стали просаливать стога при укладке. Многие отдают коровам оставшие­ся с зимы запасы солений. Так что моча и навоз у коров тоже пропитаны солью. Я очень удивилась, когда узнала, что молоко у коров бывает солёное…

Земля, поднятая на ветки, промывается дождями и снегами, и происходит чудо! Подсолнухи и кукуруза вырастают более 2 мет­ров высотой, а рядом выше кукурузы старается расти лебеда. Вспомнилась пословица: «Не та беда, что лебеда, а та беда, что нет лебеды». Полистала справочник — марь да лебеда растут на сильно засолённых почвах…

Впереди у нас ещё много чудес и много вопросов.

У каждой земли своя история, её надо знать и передать потомкам, чтобы не повторять былых ошибок.

Анна Лютенко.
с. Мельничное, Приморский край.

Категория: №04(129)2015 | Добавил: winch (08.11.2018)
Просмотров: 5 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2018