Понедельник, 04.07.2022, 12:55Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №03(164)2018

Мы говорим — Фёдор Лазутин, подразумеваем — Ковчег

Эта статья была написана в июне 2012 года для издававшегося в то время в Ковчеге журнала «Ростки Ковчега», за два с половиной года до ухода Фёдора Лазутина. Не могу написать слово «смерть», потому что продолжаю чувствовать его мысли, витающие в пространстве Ковчега, его подсказки и предупреждения. Материал не был опубликован по просьбе самого Фёдора. Я тогда расстроилась, срочно написала в номер про другого ковчежанина. Теперь, спустя три года как Фёдора Лазутина не стало, эта статья публикуется в том виде, как была написана шесть лет назад.

Семья Лазутиных — Фёдор, Елена и двое сыновей, Михаил и Афанасий. Какими мы их видим в повседневной жизни нашего поселения? Ухоженное, цветущее поместье, тёплый гостеприимный дом, открытость и увлечённость новыми идеями, делами, готовность помочь, понять, рассудить сложности нашей жизни и ещё что-то такое неуловимое, что, как аромат цветущих растений, притягивает к себе всех, способных его почувствовать.

Мы говорим — Фёдор Лазутин, а подразумеваем — Ковчег, поселение с мировой известностью, грамотное, неистощительное лесопользование, естественное пчеловодство и ещё много чего полезного, важного, позитивного, что стало неотъемлемой частью нашей повседневной жизни, привычной, а потому не всегда заметной, по достоинству оцениваемой. И как здорово, что они — наши соседи!
Как же появляются и формируются такие разносторонние, цельные, устремлённые люди?
Фёдор Лазутин родился 3 июля 1966 года в г. Краснодаре, в доме, заросшем виноградником, построенном дедом, куда его матушка специально приехала с Севера, чтобы родить здесь сына, которого назвали в честь прадеда. Фёдор, прадед по бабушке, был крестьянином из-под Новороссийска, имел трёх детей и был до революции главным инженером элеватора. Он брал в руку зерно и мог рассказать о нём всё. Воевал в первой мировой, вернулся с войны живым, а дома жизнь спасла ему жена. Был голод, в дом ворвались белогвардейцы, перевернули всё в поисках хозяина, а хозяйка невозмутимо сидела в это время на сундуке, занимаясь каким-то делом. Этот крепкий сундук, спасший прадеда, до сих пор стоит в доме Лазутиных.
Бабушка Фёдора была убеждённой большевичкой, председателем сельсовета. Её направили на учёбу в Автодорожный институт в Питер, где она встретила своего будущего мужа Леонида, уроженца Воронежа, его отец был большевиком, революционером, был сослан на каторгу, а погиб в Гражданской войне. Сын Леонид продолжал дело отца, стал пламенным коммунистом, участвовал в создании колхозов, но не с помощью оружия и насилия, а убеждал, уговаривал людей объединяться. На одном из собраний деревенские жители сказали: «Будешь председателем колхоза — пойдём к тебе в колхоз».
Затем были крупные дорожные стройки на Дальнем Востоке, а в 1936 году — тюрьма по доносу. Дед ничего не подписывал, застенки, пытки, неизвестность… Беременная жена осталась без жилья и средств к существованию, первые двое детей умерли от голода. С помощью друзей её переправили в Новороссийск, где родился отец Фёдора Леонид Леонидович (мать не надеялась на возвращение мужа).

При Берии деда выпустили, он воевал в русско-японской войне, по штату всегда носил оружие. После ВОВ восстанавливал дороги в Литве, Краснодарском крае, строил шоссе Москва — Сочи. Они осели в Краснодаре, где дед был начальником дорожного управления.
Мать Фёдора родилась в Сухуми в семье кадрового военного. Дед был танкистом, офицером, воевал в ВОВ, контуженным попал в плен, в концлагеря, несколько раз пытался бежать. В 1943-м выпрыгнул из поезда в Чехии, где до 1945 года командовал партизанским отрядом. После войны — тюрьма, два года лагерей, выпустили, опять посадили, затем амнистия. Ему пришло сообщение, что поезд, в котором эвакуировались жена и дети, попал в войну под бомбёжку, и все погибли. Но родные каким-то чудом уцелели, и спустя много лет семья собралась вместе.
Родители Фёдора встретились в Москве, после окончания физико-технического института уехали на 35 лет на Север, в город Апатиты, занимаются до настоящего времени наукой. До 17 лет Фёдор жил и учился в городе полярной ночи и северных сияний, выезжая на всё лето в деревню в Псковской области. С детства много читал, побеждал в олимпиадах и по стопам отца поступил в Московский физтех. Учился и параллельно работал в течение 10 лет, меняя вузы, НИИ и специальности соответственно изменению мировоззрения с «термоядерной физики» к «молекулярной биологии». Диплом был о причинах аутоиммунных заболеваний. Учёные-романтики 60-х годов стремились создать такие лекарства, которые избавили бы людей от болезней, но, изобретя свыше 100 тысяч химических соединений, заполонивших человека и его среду обитания, столкнулись с неразрешимым явлением. Иммунная система человека оказалась не способна различать, распознавать чужеродные химические элементы в органах, тканях организма, в результате чего возникли аутоиммунные заболевания, то есть запустился механизм саморазрушения, самоуничтожения «человека технократического».
Процесс переосмысления сути и пути современной цивилизации происходил у Фёдора постоянно: и в научных библиотеках, и в горах (покорил все вершины Советского Союза), и в стройотрядах. Не получив ни одной серьёзной травмы во время занятий альпинизмом, в 1992 году сломал ногу в Москве и год провалялся по больницам, читая и размышляя в тиши больничных палат. Толстой, Лао Цзы и самая значимая на тот момент жизни книга — «Уолден, или Жизнь в лесу» Т. Д. Торо. Итогом явилась новая революционная мысль — надо менять образ жизни. Заканчивая институт, Фёдор знал, что будет жить в сельской местности. 
Через два года, оставив НИИ и перспективы научной карьеры, перебрался в сельскую местность под Троицком, основал артель из 7–8 человек. Занимались заказами на столярку, делали иконостасы для храмов. В артели были дружеские взаимоотношения, принятые правила, очень важным, считал Фёдор, было возделывание огорода, сада. 
Первая семья Фёдора не поддержала его идеи о жизни на земле, для рождения нового образа жизни не хватало чего-то — нового сознания. В 2001 году начался следующий этап жизни — знакомство с книгами В. Мегре, поиск единомышленников. 
Первыми были Ивченко, Капустин, Новичковы. 12 июня у Выговского в Тарусе Фёдор встретил Лену. 
Корни Елены — из деревень Ульяновской и Нижегородской областей. Бабушка прожила 90 лет, была старшей из восьмерых детей, распределяла обязанности по дому, хозяйству. Родилась Лена 30 января 1978 года в г. Димитровграде, ходила в художественную школу, занималась спортом, мечтала об океанологии, гео­логии, любила жить летом на даче, но по совету родителей поступила на экономический факультет в Ульяновский филиал МГУ. В 1997 году прочитала только что вышедшую первую книгу «Анастасия». На четвёртом курсе полгода работала в Америке с детьми и в семейном бизнесе (на нескольких гектарах земли со своими козами, рестораном). Всё время собирала опыт для своей будущей жизни на земле. После института год проработала экономистом на успешном предприятии в Нижнем Новгороде и неожиданно для всех уехала в Москву. Версия для родных версия — поступление на двухгодичный курс MBI в Академии народного хозяйства. Параллельно работала маркетологом в телекоммуникационной компании и искала единомышленников. 
Летом 2001 года Фёдор, Лена и их новые друзья нашли землю под поселение, сделали анализ почвы, зарегистрировали 19 августа Некоммерческое Партнёрство, выбрали Фёдора директором (а неформальным лидером он был всегда). Зимой еженедельно встречались в Коньково, разрабатывали документацию, и в мае 2002 года Лазутины с трёхнедельным сыном и единомышленниками выехали в чистое поле строить Ковчег. Осенью этого же года переехали из палаток в Общий дом, где зимовали М. Немков, С. Ивченко, М. Новичков, затем прибыла семья Ризвановых. Обсуждали идеи общинности, коллективности, Общего дома, собраний, правил. 
«Современная идея, — говорил Фёдор, — это идея собственности: «Я могу себе это позволить». Она прижимает нас к земле, потому что в основе лежит страх эту собственность потерять. А любое движение, развитие подразумевает энергию свободы. Энергия свободы, развития, творчества возникает из нового сознания, в первую очередь это новые приоритеты: забота об окружающей среде, осознанный минимализм, приоритет духовного над материальным.
Первично — ощущение единства, семьи, коллектива. А база для общинности — это общие цели, распределение обязанностей, общее пространство, забота о котором выше индивидуальных целей.
На земле должны родиться люди с новым сознанием, новой, единой, целостной культурой. Культура — это совокупность разума, знаний, чувств, традиций. Это то, что удерживает общество, задаёт ему правильный вектор. Есть два вектора. В рамках грамотно выстроенного сообщества каждая личность развивается. Противоположный вектор ведёт к деградации каждого и общества в целом. 
Ковчег сейчас на распутье, ему нужна альтернатива, нужен механизм появления нового, механизм решения конфликтов». 
Елена Лазутина о будущем:
«Будущее — это дети с новым сознанием, способностями, умениями общаться с землёй, растениями, животными, с новыми ценностями, внутренней жизнью. Прошло десять лет… Хочется быстрого расцвета земли, а в Ковчеге сейчас этап накопления энергии на что-то созидательное». 
Фёдор:
«Мне хочется большего. Задача — построить новую культуру. В Ковчеге собралось очень много хороших людей. И значит, у Ковчега есть шанс». 

Светлана Федотова
ПРП Ковчег, Калужская область

Категория: №03(164)2018 | Добавил: winch (13.04.2022)
Просмотров: 26 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2022