Понедельник, 22.10.2018, 13:02Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №03(128)2015

Завещание Фёдора Лазутина

Для нашей  редакции, как и для многих, это был как гром среди ясного неба... Фёдор Лазутин, основатель экопоселения Ковчег… не хочется даже произносить это слово — умер, оно не для таких, как Фёдор, такие, как он, действительно уходят — не из жизни, а, как написал на страничке поселения Ковчег ВКонтакте Влад Вишня, — «в другое пространство-измерение, там творить добро и Ковчеги...».

За неделю до этого нам переслали статью Алексея Соловьёва, недавно впервые побывавшего в Ковчеге и увидевшего всё свежим, «назамыленным» взглядом...  Случайность? Едва ли.

А сколько интересных, всегда вдумчивых и глубоко аналитичных статей опубликовал в «Родовой Земле» сам Фёдор! Ведь Ковчег — фактически первое поселение Родовых поместий в России и пока единственное, получившее (ещё в 2009 году) официальный статус нового населённого пункта — деревни Ковчег (Постановление Правительства РФ № 684). А ведь встала деревня среди чистого поля, без какого бы то ни было участия государства! Эту практику, этот опыт ещё предстоит исследовать, причём исследовать тщательно, отталкиваясь прежде всего от человеческого фактора, фактора личностного, лидерского. А Фёдор, безспорно, лидер, локомотив...

Трудно сказать, но, возможно, этим исследованием одновременно будут пролистаны и страницы жизни Фёдора Лазутина, его пути к Ковчегу и в Ковчеге. А сегодня мы публикуем статью Юрия Агеева, которую иначе как «Завещание Фёдора Лазутина» не назовёшь...

Уже третий день думаю об «уходе» Фёдора Лазутина. Не могу сказать, что был очень близок с ним. Но он тот человек, который сильно повлиял на меня, мою жизнь.

Познакомились мы около двух лет назад, хотя знал я о нём с 2006 года. Но тогда про него ходили разные слухи, мол, жёсткий человек, в поселение никого не принимает и т. п. Наверное, так говорят про всякого лидера, который знает, чего хочет достичь. И в те годы я повёлся на эти слухи и не поехал в Ковчег.

А в начале 2013-го посмотрел вебинар с его участием и осознал, что сильно ошибался в нём, что мне нужно узнать его лично.

Я написал ему письмо на электронную почту, рассказал о себе и предложил встретиться. Он ответил очень радушно и нашёл время на встречу в Москве.

Мне нравились наши беседы, нравился ход его мыслей, нравились целеустремлённость и желание сделать что-то доброе, гармоничное, значимое. В некоторых моментах я был с ним не согласен, например, в том, что поселения, созданные без общей объединяющей цели, поделённые на личные гектары, обречены на разрушение. Я считал и считаю, что многим людям не под силу осознать важность объединения, пока не удовлетворена их потребность, а порой и откровенная жажда в личном пространстве. Именно для себя, любимого. И для своей семьи. Нам, людям из городов, этого очень не хватает.

А потом, когда личное будет удовлетворено, все поселения так или иначе придут к сообществам — это неизбежно (на мой взгляд). Он считал иначе и, имея десятилетний опыт Ковчега, аргументировал весьма конкретно. Мои же доводы были теоретического характера и опирались в целом на логику и веру в самих людей.

При первой нашей встрече, когда я рассказал о том, что с 2005 года мечтаю о поселении, но торможу и не решаюсь переехать, он сказал, что это много лучше, чем если бы мы дёрнулись на землю в самом начале, с первой волной. Сейчас есть необходимый опыт, многие трудные моменты уже проявлены, а некоторые механизмы отработаны. Но он не советовал мне начинать новое поселение, объяснял, что это слишком долгий, трудоёмкий и кропотливый процесс, а риски, что команда разбежится и поселение развалится, — крайне велики.

Он звал к себе в Медвинку, рекомендуя хотя бы пожить в его сообществе, потрудиться на земле, набраться опыта. Но к тому времени, когда я доехал в Медвинку, наши процессы по покупке земли в Пензенской области были в финальной стадии, и я уже не мог это бросить, выбор был сделан. И тогда случился наш судьбоносный (для меня) вечерний разговор в Медвинке.

Я — с одной стороны, он с ребятами — с другой. Он «бил» ключевыми вопросами: «Какова твоя цель?», «Какова ваша объединяющая цель поселения?», «Чем будет заниматься поселение?», «Каковы цели тех, с кем ты начинаешь?».

Все мои ответы на тот момент были вида «ээээ…ммм…», а по сути стандартное — «Я не знаю!»

— Тогда у вас нет шансов, — говорил Фёдор, — поселение обречено! Максимум, на что ты можешь надеяться, — это на то, что вы запрётесь на своих гектарах, игнорируя друг друга. Хотя бы не разделяйте землю на кусочки, не давайте возможность самим себе разрушить всё путём перепродажи кусочков или придерживания у себя пустых наделов ради будущей выгоды.

Я понимал, что он наверняка прав. Я старался как-то парировать, что-то невнятно бормотал, ища подходящие слова, а точнее, мысли... Но затмевало всё чувство обиды и досады. Зачем вообще сюда при­ехал? Зачем искал совета и поддержки? Почему получил одни тыкания носом в мои… «пробелы»?..

Помню ещё такую фразу одного из ребят: «Может, хватит его пресовать?»

На что Фёдор ответил: «Так он, думаешь, зачем сюда приехал? Именно за этим!»

И тут я понял, что да! Я приехал не за миленьким «какие молодцы, дерзайте, всё у вас будет хорошо», я приехал именно за опытом. И вот он! Он ТАКОЙ!

После паузы я собрался с мыслями и сказал как есть:

«Да. У нас нет объединяющей цели.

Да! Я не знаю, что мы будем делать, когда построимся.

Да! Я не знаю целей ребят, да и самих ребят я плохо знаю, мы знакомы пару месяцев.

Но я в нас верю! Верю в то, что нам нужен этот опыт. Верю в то, что нам дорого то, что мы начинаем, что мы сумеем определить эти цели за зиму. Верю в то, что в самый трудный момент, когда разногласия или разочарование одолеют, мы сумеем объединиться, а не разбежаться. И даже если, как вы говорите, мы всё-таки сдадимся, разочаруемся и разбежимся, то я начну заново. Там же или в другом месте. С учётом тех ошибок, которые мы проживём. Мне НУЖНО их прожить. НУЖНО сделать частью своего опыта. Чтобы знать, каково это и как с этим быть!..»

Наутро я уехал, и больше мы не виделись.

Второй ключевой «совет» от Фёдора я получил спустя пару месяцев, 11 августа 2013 года.

Мы тогда уже начинали стройку, и те ребята, которые оставались в городе, стали высказывать свои недовольства тем, что я говорю и что делаю, в частности тем, что я настоял на неделимости земли первые годы и что склоняю всех якобы к колхозу. Это был очень показательный момент, когда началась маленькая «война» за влияние и принятие решений. С одной стороны — ребята, которые оставались в городе, не желающие ничем рисковать, но желающие определять будущее поселения, а с другой — мы, которые поставили на поселение многое из того, что имели, и готовы были своими руками строить своё будущее.

И вот я переслал Фёдору наш ответ «городским» (не цитата): «Есть два пути. Либо вы садитесь в «лодку» и тогда влияете на принятие решений, либо вы остаётесь на берегу и можете лишь поддерживать или нет тех, кто вышел «в море», но никак не советовать, что им делать и как плыть».

Далее я признавал, что во многом всё происходит так, как он говорил, а ниже приписал, что, возможно, ему будет интересен наш опыт, поможет в его делах.

Ответ Фёдора меня тогда сильно выбил. Привожу цитату полностью.

«Юра, привет!

У каждого свой путь, и пройти его нужно самому.

Удачи тебе!

Будут вопросы — пиши, помогу, чем смогу.

Фёдор».

Простые вроде слова я интерпретировал как: «Не лезь с вопросами, ты же решил идти своим путём — так дерзай, получай свой опыт!»

А сейчас, прочитав эти слова ещё раз, спустя почти полтора года, я вдруг осознал, что он имел в виду свой путь. Он ответил на моё странное предложение почерпнуть из нашего конфликта себе что-то (это я так маскировал свою просьбу ознакомиться с текстами и помочь). Он сказал, что, изучая конфликты других, вряд ли можно почерпнуть свой опыт. Для этого их придётся прожить самому. А я услышал только: «У каждого свой путь, и пройти его нужно самому».

Такая реакция на его сообщение сильно меня выбила из колеи, и я больше ему не писал. Хотя много раз порывался, но твёрдо решил, что больше не стану отвлекать своими «глупостями». Так поступают мальчишки, слишком гордые, чтобы просить о помощи того, кто им однажды что-то не то ответил. Это называется постыдным словом «обида», и я действительно был обижен. Поэтому не написал ни о том, что от меня ушла жена, ни о том, что сломал позвоночник, ни о том, что он был прав, мы не смогли найти объединяющую цель, а все ребята вернулись в город, разочаровавшись в проекте, и что я теперь остался один. Я закрылся...

И вот сейчас…

За месяц до нашей встречи…

Его вдруг не стало…

И я уже ничего ему не скажу…

Не объясню, что не так понял его ответ…

Что мне очень не хватало того нашего общения…

И я благодарен...

Да ничего уже ему не скажу...

Поэтому говорю здесь. С надеж­дой быть им услышанным.

БЛАГОДАРЮ, ФЁДОР.

До новой встречи на земле, мой невольный учитель.

Я буду помнить...

Юрий Агеев. http://vk.com/id32105466.

 

Вот такое ЗАВЕЩАНИЕ организаторам и создателям поселений Родовых поместий оставил Фёдор Лазутин. Он и раньше об этом говорил, но с ним многие не соглашались. А он оказался прав. И поэтому успешные поселения можно пересчитать по пальцам... Вспомним ещё раз и задумаемся: «Какова твоя цель?», «Какова ваша объединяющая цель поселения?», «Чем будет заниматься поселение?», «Каковы цели тех, с кем ты начинаешь?». Шанс есть только у тех, кто знает ответы на эти вопросы. Фёдор знал. Поэтому у него всё получилось.

Благодарим, Фёдор.

Светлана Савельева, редактор газеты «Родовая Земля».

Всем, кто хочет помочь семье Фёдора: номер карты Сбербанка 639002389025732439 (Елена Лазутина).

Категория: №03(128)2015 | Добавил: winch (18.07.2018)
Просмотров: 44 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2018