Воскресенье, 17.12.2017, 09:19Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №02(079)2011

Звенящая правда Барда

Когда я познакомился с книгами В. Мегре, их было только две: «Анастасия» и «Звенящие кедры России». С тех пор прошло немало времени. Книг становилось всё больше. Выход каждой я ждал, как и многие, с нетерпением и желанием узнать, что же будет дальше? Затем несколько лет перерыва, и вот, наконец, «Анаста».

Ничто не происходит случайно… Для чего же нужны были эти несколько лет перерыва? Для ожидания следующей книги? Вряд ли… Видимо, — для осмысления прочитанного ранее.

За это время можно было о многом поразмышлять; ответить самому себе на те вопросы, которые сам себе же и поставил. Хотя кто-то, может, и возразит: «Какие вопросы? Какие ответы? В книге всё прописано. Читай и найдёшь ответы на любые свои вопросы…». Может быть, и так. Только мне этим и дорога книга, что она не прописывает ответы. И ответ на самый важный вопрос: «В чём ошибка Образного периода?» так и остаётся пока открытым для большинства читателей. Да разве только он? Хотя, если ответить на него, очень многое станет ясным и понятным.

Анастасия говорит, что за каждым словом стоит образ. И не только за словом, но и за каждой буквой, и за каждым знаком препинания тоже — Образ. Но отдаём ли отчёт этому?

Как известно, любая наука начинается с того, что мы на практике называем «наблюдение». От наблюдения явлений мы переходим к их осмыслению, а затем, многократно повторяя в специальных условиях наблюдаемое, пытаемся найти некие правила и законы, лежащие в основе управления данными процессами и явлениям. Затем, в свою очередь, выявив их, вновь подтверждаем экспериментально, уже на практике, справедливость и применимость установленных закономерностей, после чего научное открытие протоколируется специальной процедурой, публикуется в научных кругах, обозначается в популярной литературе, широко освещается в СМИ и только тогда, возможно, становится общепризнанным фактом жизни.

Вот и Наука Образности, являя собою начало всех наук, также начинается с наблюдений. Всё те же стадии и этапы, обозначенные выше, за исключением, разве что, протоколирования. И понятно, почему. (Всё же это прерогатива очень узкого круга «специалистов»). Но не о них речь. Гораздо важнее видеть и понимать, что как десятки тысяч лет назад, так и сейчас механизм сокрытия этих знаний остаётся тем же самым. Механизм увода от истины продолжает быть и работать, как бы это не хотели не замечать или не видеть многие читатели книг серии «ЗКР». Достаточно перепутать только знак препинания, и смысл предложения меняется полностью.

Тому примеров много. (Надеюсь, ни в ком нет сомнения, что в книгах В. Мегре все знаки препинания правильные и стоят в нужных местах). Поэтому, наверное, и задумался однажды: почему после слов Анастасии: «Он никого не обличал, он радость жизни прославлял» стоит обыкновенная точка, а не восклицательный знак? Важным было и то, что именно этим предложением заканчивается история, рассказанная Анастасией про своего праотца.

Заканчивается рассказ Анастасии. Но так и не обозначено (странно, почему?): что же всё-таки не поняла Анастасия в деяниях своего праотца? А ведь это парадокс! Анастасия, скорость мысли которой на несколько порядков выше обыкновенных возможностей, вдруг говорит, что ей что-то «не понятно». Это при её-то способностях мгновенно считывать информацию, проникая сознанием не только в информационное поле Земли, но и Вселенной. Это при её-то возможностях видеть события прошлого и события будущего?

Значит, здесь за словом «не понимаю» стоит нечто другое. Не буду говорить за всех, но лично я «не понимаю» какую-либо ситуацию, когда я её «не принимаю». Или отказываюсь принимать.

Анастасия очень тактична. И с Владимиром Мегре, и с нами, читателями. Потому и избавляет нас от своих оценок. И слово «не понимаю», видимо, нам, читателям, нужно осознавать как «не принимаю». И данное восприятие позволяет поразмышлять всем нам вместе с Владимиром о том, что же было тогда сделано её праотцом такое, чего она «не понимает».

Так что же не приемлет Анастасия в его «деяниях»?

Может то, как он ушёл, оставив на полянке свою жену и с нею — неродившегося ещё ребёнка? (Это-то как раз она понимает; ведь и сам Мегре так же уходил от Анастасии с её полянки, и потому рассказ продолжается.) Или как, уже на другой поляне, праотец, когда его не захотели больше слушать жрецы и собрались уходить, вступил с ними в «торговые отношения», пойдя на компромисс? Дескать, «Вы мою идею поддержите, а я вам оружие дам»... Так и это ей и нам тоже понятно. Потому и дальше история продолжается. Заканчивается только вот грустно как-то.

Праотец погиб. Верховный жрец на глазах присутствовавших поседел. Науку образности, которую преподавал праотец жрецам, скрыли от всех, насколько сумели. А используя светлые образы праотца, жрецы «религий множество» напридумали, да ещё стали «власть захватывать в других государствах». Конечно, похоронили его с «почестями великими». Разве что могилу только «неприметною» сделали.

Но почему? Почему поседел Верховный Жрец? Почему похоронили с почестями, а могилу сделали неприметною? Как светлые образы могут быть использованы системой управления на закабаление людей? И почему, наконец, после фразы «он никого не обличал, он радость жизни прославлял» стоит всё-таки точка?

«…И словно колокол в большом соборе растревоженное сердце бьётся…»

Не даёт уснуть, возвращает мыслями к диалогам между Владимиром и Анастасией, заставляет искать в ответах Владимиру истину и раскрывать смыслы. Они на поверхности… Но вот понять…

Бабушка в детстве, наверное, не только мне одному говорила: «Вот где ниточка заканчивается, с того места и будем клубок-то распутывать». Вот и нам начать, видимо, с самого последнего вопроса придётся.

Каждый знает: восклицательный знак, поставленный в конце повествовательного предложения всегда превращает данное предложение из повествовательного в побудительное.

Как здорово было бы увидеть на конце этого предложения восклицательный знак! Восклицательный знак! Это же всегда призыв! Вперёд, товарищи! Ура!

Он никого не обличал, он радость жизни прославлял!

Тут же взял бы гитару свою и вместе с другими, такими же «солнечными», стал бы петь только радостно-восклицательно-солнечные песни о дне сегодняшнем, вчерашнем, ну и завтрашнем, конечно, а все другие просто выбросил бы на помойку истории общемирового профессионального и самодеятельного песенного творчества, яро посчитав их не достойными ни себя, ни потомков. А своих праотцов и прамамочек заодно посчитал бы глупыми и несмышлёными, что век жили-поживали, а так истины и не познали, что, мол, «как поёшь, так и живёшь...».

Анастасия не только внучка Жрецов, унаследовавшая и дополнившая их знания. Она — БАРД. Причём не солнечная, и не лунная. Она — Настоящий БАРД! А назначение Барда только в одном — менять мировоззрение людей, возвращая их к себе. Чтобы обретали Волю! Чтобы чужие образы не довлели над ними! Чтоб человек жил свою жизнь! Чтоб человек, даже живя среди волков, оставался Человеком!

Менять мировоззрение людей! Именно это и делает Анастасия через Владимира. Потому и читают книгу. А есть те, кто и боится её, потому что меняется мировоззрение людей. Потому что Анастасия — МАСТЕР! Вот у кого поучиться бы складывать слова в образы живые. Да так, чтобы они каждый день оставались с нами. Чтобы мысль пробуждали и ускоряли её. Чтобы «освобождённой энергией мысли» творить добро помогали. Чтобы не отворачивались люди от негативного, а видели его и изживали. Это же какое число «умников» расплодилось среди читателей книг В. Мегре, считающих, что если зло не замечать, так и исчезнет оно напрочь! И цитируют даже: «Ты можешь выстоять, коль не заметишь их усилий...». Этим людям советую — читайте книгу внимательно. Заметьте: не их, а их усилий!

Анастасия зло не просто замечает. Она не боится этого зла. И слова её обличают это зло, срывают с него маски, в которое оно рядится. Всегда так Барды поступали на Руси. «Боянами их звали», — говорит Анастасия. И высмеивали они проповедников, пытавшихся образы чуждые внедрить; пытавшихся Русь на колени поставить. Правда, и круги белые потом, и седина у Анастасии... Так какие же вы анастасиевцы, если правды боитесь?

Об этих проповедниках есть хорошая песня, написанная ещё в середине 80-х годов Бардом Леонидом Семаковым. Жаль, ушёл из этой жизни рано...

«...Мы не звери, что вы, что вы,

Мы везде, но нас не надо замечать!

Днём и ночью мы готовы

Вас самих от ваших мыслей

защищать.

Нас нет нигде, но мы, простите,

всё же есть!

Нас не счесть! Ох, не счесть!

Мы знаем точно, где вам встать

и где вам сесть.

Мы всюду! Даже здесь!»

И это враньё, когда те же «умники» мысли проповедников этих повторяют, что не надо думать о негативных явлениях в нашей жизни. Дескать, размышляя об этом, мы усиливаем негативные образы, а мысль материальна... И пошло, и поехало... завсегда всё и то же... Нам бы понять прежде, что такое образ, как он рождается, как и в чём «механизм его работы». А то, как говорится, слышим звон, а самим разбираться — зачем? А проповедники нашёптывают... И снова книги нам цитируют...

Не задумывались, кому это выгодно? Нет, не тем, «кто стоит у руля». Выгодно тем, кто рулит! Вот ведь вопрос: если движение «Звенящие кедры России» не подчинено никакому органу управления, то что, так и пущено всё на самотёк? И вопросов никто не задавал — как надо сделать, чтобы управлять этим движением? Правильно. И вопросы задавались, и люди очень серьёзные размышляли об этом. И ответ получили. И решение приняли. Очень простое — «Исказить смыслы!». Попутно были продуманы и другие действия. К примеру, подмена желаемого действительным. Вот и главу «Верните, люди, Родину свою» из книги В. Мегре пока никто не отменял. Но, оказывается, есть уже в России место, где на полном серьёзе «родину свою уже вернули люди!». А чего? Указ-то президента зачем? Мы же вернули Родину-то! Но только слово «Родина» от земли неотделимо! И пока вопрос с землёй не решён так, как прописано ему быть в 5-й книге, не стоит в эйфории пребывать по поводу Родины. И лозунгу «Вернули люди родину свою» пора принять первоначальный вид. Дабы не уводить людей от истины. Потому что самое страшное — это быть успокоенным. Самое страшное — это закрыть глаза на истину. Но разве дети мы?

Анастасия — БАРД! И говорит правду. Какой бы горькой она ни была. (Интересно, много ли читателей книг было бы у В. Мегре, если бы в книге он изложил только радостно-безмятежные образы?) И почему бы Анастасии в её разговоре с девочкой, которой она сердечко лечила, не построить образ прекрасный, как мамочка к ней возвращается? Но, странным образом, говоря ей правду, находит такие слова, что они полностью меняют жизнь этой худенькой, никому не нужной, больной девочки. Меняет ей жизнь! И нам тоже. И открывает нам глаза на то, что «вся нынешняя цивилизация основана на лжи». И показывает эту ложь.

Вопрос: а кто же был основателем этой нынешней цивилизации? Не он ли, который пел с башни? И поседел тогда жрец, просчитав и увидев через много тысяч лет, что ложь, не обличённая, не приведёт к первоистокам. К другому приведёт... К апокалипсису... (Сцена этого апокалипсиса была показана в 3-й книге. Там тоже за очень короткое время люди седели). Вот потому и не понимает она праотца, который видел алчный блеск в глазах жрецов, но своими песнями к людям промолчал об этом. А значит, — обманул. Ошибся праотец. Его ошибку эту и назовут, наверное, «ошибкой образного периода». И нам это надо осознать.

Ивот ещё о чём хотел бы поговорить. «Разделяй и властвуй!». Незыблемое правило управления.

Однажды Юрий Визбор описал ситуацию, когда в газете «Комсомольская правда» (давненько уже это было) увидел стихи, подписанные: «Иванов. рабочий». Стихи сами по себе неважные. Но вот что справедливо возмутило Визбора — слово «рабочий». Как будто это какая-то индульгенция на право быть напечатанным; право, чтоб на тебя обратили достойное внимание. Право встать, по крайней мере, в один ряд с поэтами.

Вот и солнечным, — не хочется многих из них называть бардами, — видимо, нужна эта приставка: «солнечные». Только не нужна эта индульгенция, если ты Бард! Разделение на «солнечных», «рассветных», «лунных» и других всяких, уводя от истинного, — БАРД, — кому-то, наверное, очень нужно. Но умники возражают: «Только у солнечных бардов прекрасные песни — образы новой России, а вот у других Бардов этого нет...». Знали бы вы, какие песни у них есть!

Барда видят по песням, которые он поёт людям! А песен-то у большинства из тех, кто мнит себя бардами с претензией на некоторую солнечность (смотри шире — избранность) попросту нет. Есть корона на голове голого короля. Есть обыкновенная декларация чувств и взглядов, где поэзия, ведущая к деградации личности и к самости, и не более того, и не ночевала даже. И не нужно нас больше уводить от истины, поделку выдавая за настоящую песню.

На самом деле, есть много хороших песен. У Настоящих Мастеров! Но если называешь себя бардом, то не имеешь права на песенную макулатуру. (Ладно, если ещё не называешь...). И нести эту макулатуру людям, по меньшей мере, безнравственно. Поверьте, Мастерам есть чем поделиться с вами, солнечные! Им есть, что передать вам. Есть, наверное, и чему поучиться. Так перестаньте же идти на поводу тех, кто «с пеной у рта» продолжает разделять Бардов на «наших» и «не наших»! Приезжайте на фестивали Авторской (бардовской) песни! Участвуйте в работе творческих мастерских и семинаров! Не пропускайте общения с Мастерами! Не пропускайте общения с БАРДАМИ! Только по России, Украине и Белоруссии каждый год проходит около 400 фестивалей! И не слушайте никаких «проповедников»! Приезжайте! Ученье — свет.

Анастасия сказала: «...будут рассветные песни!» Я тоже знаю, что будут! И не о рассветных бардах она говорила, а о Бардах!

К слову, однажды в компании тех, кто называет себя Солнечными, прозвучала реплика: «Я вообще не понимаю, что такое «бард». И мне стало неинтересно. «Надо же, — думал я, — если даже те, кто взял на себя ответственность называть себя бардами, теряются в определениях и смыслах, что же говорить о других...»

Сам же могу объяснить: БАРД — это не «будущая радость жизни», как пытается кто-то проповедовать, вновь уводя от истины.

БАРД — это функция! И по самой высшей планке — функция менять мировоззрение людей! Было бы иначе — не было бы главы «Звенящий меч Барда». И не было бы дуэли у Пушкина. И Галич бы жил, и В. Высоцкий, и Ю. Визбор, и ещё многие другие, кто обличал своими песнями «римских легионеров»; кто обличал тех, кого не видно за их спинами. Кто возвращал людям их божественное предназначение.

Я сочиняю песни и пою их людям. Может, поэтому всё, что связано с Бардами, мне очень важно. И очень важно разбираться в смыслах. В конце предложения я вижу только точку. И понимаю ясно, что она обозначает.

 

Владимир ПАТОВ, член жюри Всероссийского фестиваля авторской песни «Гринландия», Лауреат Всероссийских и межрегиональных фестивалей авторской (бардовской) песни 2010 г.

Категория: №02(079)2011 | Добавил: winch (18.11.2015)
Просмотров: 170 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017