Воскресенье, 19.11.2017, 00:46Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №02(139)2016

Фантастика уже стала реальностью?

Фантастика уже стала реальностью?

Без ГМО и радиации, на основе чистой ИНФОРМАЦИИ

 

Отчего рождаются цыплята с утиными лапами?

Он приехал в Орёл по инициативе известного в России доктора технических наук, профессора С. Ф. Корндорфа из Тбилиси в 1994 году.

Кандидат биологических наук полжизни занимался изучением реакций коры головного мозга на те или иные воздействия. При этом его приборы фиксировали нечто, что исходило от человека к человеку и даже от предмета к человеку. И это нечто имело не сверхъестественную природу, а материальную. В последних опытах ещё той, советской эпохи, проводившихся под пристальным вниманием известного военного ведомства, он «дошёл» до того, что мог даже сделать фотографию рабочего дня экстрасенса-целителя: как он тратит свою «энергию», когда работает эффективно, а когда — нет и т. п., и даже предложить более научную (!) организацию его труда. Но что это за излучение, проходящее через бетонные стены и фиксирующееся на расстоянии нескольких десятков метров, Бобров объяснить не мог.

Это сделал в начале 90-х директор Межотраслевого научно-технического центра венчурных нетрадиционных технологий («ВЕНТ») А. Акимов, выдвинувший гипотезу, что излучение такого рода имеет торсионную природу.

Надеюсь, физики меня простят за примитивное объяснение, но речь идёт вот о чём. По Акимову, всё, что нас окружает, есть деформация или некая скрутка Физического Вакуума (ФВ). Каждый предмет в нём — будь он одушевлённый или неодушевлённый, несёт в себе некую информацию о себе, своих свойствах и т. д., которыми он при взаимодействии с другими «делится» на клеточном уровне, при этом выводя ФВ из состояния покоя. Его возбуждение и фиксировали приборы Боброва, тогда ещё сотрудника лаборатории биотехнологии Тбилисского госуниверситета.

Гипотеза Акимова оказалась весьма удобной для объяснения многих загадочных явлений, потрясающих мир: каким образом безграмотная индианка могла вычислять корни 23-й степени из 201-разрядных чисел, да ещё быстрее компьютера? Почему человек, толком не знающий родного языка, вдруг заговаривает на иностранном? Отчего при облучении куриных яиц через утиную лапу рождаются цыплята с утиными лапами и т. п.? Всему причина — информационные поля, «следы», оставленные разными объектами, при благоприятных обстоятельствах изменяющие предмет воздействия до неузнаваемости.

 

Первые опыты — на фасоли

Концепция ИТП (информационно-торсионных полей) заинтересовала Боброва, тем более что она проливала свет на загадку лазерной терапии, феномен которой до сих пор никем не объяснен. В самом деле, почему, каким образом лазерное упорядоченное излучение лечит, если всем нам со школьного курса известно: по физическим законам этот порядок должен «рассыпаться» при первом столкновении с препятствием — одеждой. А он проникает и через мышечную ткань, и даже через гипсовую повязку.

Версия об информационных полях всё ставит по местам: лечит не свет, не энергия, а информация о строении молекул того вещества, через которое проходит излучение. Согласитесь, не такое уж сложное умозаключение. Но заведующий лабораторий торсионных излучений Орловского технического университета первый (!), кто экспериментально подтвердил теоретические представления о существовании торсионного компонента в электромагнитных полях, в том числе лазерном излучении.

Какое нам, не физикам, дело до каких-то там торсионных полей? Полувековая работа учёных на военную промышленность выработала в нас отношение к физике как к «наднауке», то есть науке, которая совершенно далека от повседневных нужд людей. Открытие же торсионного излучения, несущего информацию о структуре молекул вещества, через которое оно проходит, вновь сближает физику с людьми. Потому что эти поля в случае признания их учёным миром станут основой большинства технологий нового тысячелетия и помогут объяснить механизмы человеческого мышления и памяти.

А. В. Бобров понимал, что столкнулся с чем-то немыслимо грандиозным. Но силу этого он поначалу испробовал на... фасоли.

— Я подумал: что будет, если попробовать поместить в излучатель какое-нибудь вещество? — рассказывает ученый. — Взял лекарства, какие были в домашней аптечке, незамоченные семена фасоли и облучил последние всем, что оказалось под рукой: просто лазером, лазером через аспирин «УПСА», через пенициллин, через золото, индометацин и т. д.

И что же? Оказалось, что есть прямая зависимость между развитием растения и тем, информацию о каком препарате оно получило. Отклонения в показателях урожайности, среднего количества зёрен в стручке, их массы и т. д. доходили до десятков процентов. Так, урожайность куста при воздействии ИТП от индометацина возросла относительно контроля, который ничем не облучался, на 67%, а при воздействии ИТП от пенициллина снизилась на 31%. Плохо повлиял на урожай аспирин «УПСА» и дюраль, а вот тот же аспирин «УПСА» с витамином С повысил урожайность аж на 48%. Просто же лазерное облучение увеличило урожайность всего на три процента.

Отметил учёный и ещё одну особенность: результаты воздействия существенно зависят от его продолжительности.

Каждый опыт нес новую информацию, и Андрей Владимирович «заболел» рестение-водством. Я спросила: «В какой момент Вы почувствовали, что физика отступает для Вас на задний план?»

— «Она не отступает, но моя голова занята, конечно же, другими проблемами, — ответил Бобров. — Представляете, что судит открытие семеноводству, растениеводству? А тепличному хозяйству? Вместо 1-2 урожаев — три-четыре. Но нужны тысячи опытов».

Наверное, будь у Боброва солидная экспериментальная база и коллектив единомышленников, опытов было бы действительно тысячи, и кто знает, какие открытия были бы сделаны. Он один. Ему 67 лет. Его идеи и эксперименты кажутся слишком невероятными. И он торопится успеть узнать как можно больше.

— Меня упрекают в отсутствии основательности. Правильно упрекают, — вздыхает Бобров. — Учёный должен работать на результат, а не бросать начатое в середине. Но это могут теперь делать другие, а моё время уходит. Мне же интересно, что там. Дальше.

На фото. В каждый из горшков была посажена одна фасолина одного сорта. На фото А в середине — контрольное растение, на которое не было оказано никакого воздействия. На растение слева воздействовали лазерным излучением через гетероауксин — специальное вещество, воздействующее на корневую систему; справа — лазерным излучением через аспирин УПСА с витамином С. На фото Б заметно, что растения зацвели одновременно, однако фото В показывает, что развитие стручка происходит по-разному. Растение слева ещё «думает», контроль уже наполовину сбросил листву и формирует стручки, а растение справа — уже почти без листиков — все силы отданы стручкам. На фото Г на растении справа стручки фасоли уже вызрели, на контрольном растении — дозревают, а на растении слева — только формируются.

Источник излучения — лазерное излучение; экспозиция — 180 сек. Контроль — растение не облучалось; 1 — облучалось через пенициллин; 2 — через левомицетин; 3 — через бромгексин; 4 — через нитроглицерин; 5 — лазерным излучением без матрицы.

 

Волшебный прибор

А дальше были животные. Листаю акты лечения списанных на смерть по причине неизлечимости.

17 сентября в СПК «Мичуринское», что в Урицком районе Орловской области, бронхопневмонией заболели 50 телят. Пятеро лечению не поддались. Тогда их по предложению Боброва начали облучать стрептомицином. Пять дней по 10 минут, два раза в сутки. Трое выздоровели.

СТК «Берёзки». У лошади — рваная рана плечевого сустава диаметром 13-15 см. Традиционное лечение мазями и другими формами лекарственных препаратов не помогало. Диагноз ветеринара: неизлечима. Рана облучается метациклином, ихтиоловой мазью и эмульсией, после чего. заживает прямо на глазах. Глупая кобыла пытается укусить своего спасителя.

Мастит, трещина в копыте. Вылечивается, рассасывается. Зарастает.

Его прибор — как волшебная палочка.

О своих опытах Бобров рассказал на областном семинаре ветеринаров. Любопытно было всем, но обратился к нему только один человек. Благодаря этому ещё несколько телят избежали гибели.

Вскоре из глубинки к учёному приедет женщина с утерией молочной железы, прослышавшая о его методе. Может, и ей помогут его поля? Может быть. Действуя на ДНК, они, по идее, могут останавливать рост больных клеток, подавить их развитие или, чем чёрт не шутит, превратят их в доброкачественные. Но сначала нужны эксперименты на животных или на человеческих тканях в лабораторных условиях. Животных с опухолями у учёного нет, что касается лаборатории, то в нашем онкодиспансере её вроде бы тоже нет. Во всяком случае, главврач соратником Боброва не стал. А женщина? Рисковать её жизнью учёный не имеет права — вдруг процесс ускорится?

 

Одна таблетка может вылечить сотню человек

Есть у Андрея Владимировича мечта. Нет, не докторскую диссертацию написать. Как он говорит сам, ему это уже не нужно. И не квартира. Как, опять же говорит он сам, общежитская комнатка, где он проживает со своей 92-летней мамой, ему не причиняет особых неудобств, так как там он только ночует. Всё остальное время отдаётся лаборатории. Мечта у него общечеловеческая: заболел человек — пришёл в поликлинику или лёг в больницу, а там не укол и таблетки, а лазерная установка, и лечи, медсестра, одной таблеткой хоть сто человек.

— Представляете, какая экономия и государству, и людям?! При нынешней-то дороговизне лекарств?! При этом затрат — никаких. Техническая база практически готова: в каждой поликлинике, в каждом кабинете физиотерапии давно уже практикуется лазерная терапия. Но она — всего лишь частный случай, причём наименее эффективный. Добавьте таблетку аспирина «УПСА» — что изменится? Какое правило Минздрава будет нарушено? Психологический барьер — и только! А терапевтический эффект качественно иной. Ведь структура молекул лекарственных препаратов сложнее, их специально создавали для того, чтобы они лечили. А лазерное лечение — та же торсионная терапия, только информации в ней — мизер: о молекулах вещества в самом источнике лазерного излучения. Так почему же врачам осознанно не использовать всё то, чем они давно пользуются «несознательно», не понимая механизмов, пичкая больных таблетками — химией, быстро излечивающей болезнь, но медленно убивающей печень и желудок?!

 

Ухмылка дерматиновых дверей

А может, преувеличивает Бобров? Судите сами. В одной из клиник г. Орла больные согласились испробовать лечение не таблетками, а информацией о них.

В качестве источника излучения был выбран терапевтический лазерный излучатель. Больные подвергались воздействию полей, несущих информацию о структуре молекул лекарственного препарата, предназначенного для терапевтического лечения их конкретных болезней. Опыт показал, что эффективность такого способа лечения гораздо выше существующей. Снятие или ослабление болевого синдрома при артрите наблюдалось после первого же воздействия, симптомы ОРЗ исчезли на следующий день после 10-минутного облучения аспирином «УПСА» с витамином С. При этом очевидны другие преимущества: возможность целенаправленного воздействия на локализованную часть организма, малое время, необходимое для достижения «мишени» и начала действия препарата, отсутствие какого-либо побочного «химического» воздействия на вводимые лекарства, возможность комбинирования воздействия несколькими препаратами одновременно и т.д.

Скажи, читатель, что бы ты сделал, если бы получил такие результаты? Ещё месяц назад Андрей Бобров грустно, но довольно жёстко сказал: «Я полжизни потратил на дерматиновые и кожаные двери. Больше не хочу. Некогда».

Он поторопился так сказать. Не смог быть равнодушным к чужой боли. Теперь намеревается предложить свои услуги главврачу облтубдиспансера. Много ему не нужно: только безнадёжных больных, которым не помогают уколы и таблетки.

—    Если откажут, не знаю, что и делать. Хоть самому на улицу идти получать воспаление лёгких и доказывать на себе, что мой метод лучше всех известных, — сетует учёный.

 

Спасение — в информации

Пока до этого дело не дошло. Боброву есть над чем работать — он вплотную занялся бройлерами.

Ветеринарам давно известно, что антибиотик байтрил спасает поголовье от массовой гибели. Так вот, результаты воздействия информацией об антибиотике выше результата при «поедании» лекарства! Сегодня идёт поиск наиболее оптимальной технологии развития бройлеров.

Учёный считает, что ему повезло: в СТК «Берёзки», предоставляющем ему птицу для опытов, к его работе относятся уважительно. Здесь надеются, что учёный отработает технологию безлекарственного выращивания цыплят для внедрения в производство. Заинтересованность в успехе далека от науки, но вполне объяснима по-житейски: один флакон байтрила стоит около 4,5 тысячи рублей, на один выводок требуется три бутылки. Легко представить экономический эффект от применения информационной терапии.

—    А вас не смущает, что наука не знает ещё точного ответа на вопрос, что такое информационные поля, как они действуют и т. д.? — спросила я главного ветврача СТК В. В. Кружкова.

—    Нет, не смущает. Мне всё равно, как это называется и что там взаимодействует. Я вижу результат. И он лучше, чем наш. Привесы — в норме, экономия — солидная. Куры — здоровы. Что ещё нужно?

Когда мы прощались с Андреем Владимировичем, он рассказал мне о том, что ему позвонили из первопрестольной и заказали статью для. американского журнала. Кого винить за это? Американцев, уважающих чужие умы? Русских, не замечающих собственных достижений?

Впрочем, говорить о том, что Боброва вообще никто не понимает, было бы ложью. Он очень благодарен А. Акимову: «Без его концепции о поляризационных состояниях Физического Вакуума я и поныне тыркался бы как кутёнок в стенку. Сколько теорий о пресловутом «биополе»? Наверное, столько же, сколько учёных его изучает. Была и у меня своя, но я вовремя отказался от неё, а вот гипотеза Акимова работает и обрастает экспериментальным «мясом».

Он благодарен людям, которые помогают в работе: «Прежде всего профессору С. Ф. Корндорфу, который дважды вторгся в мою жизнь: затащил в Орёл и «завернул» её на бройлеров; администрации ОрёлГТУ, К. В. Подмастерьеву — заведующему кафедрой, которая зачем-то приютила биолога в своём техническом чреве; доктору наук Ю. С. Степанову, проректору по науке, «сосватавшему» Боброва в «Берёзки»; Н. М. Ушакову — хозяину «Берёзок», который в наше идиотское время почему-то ещё верит в науку, — всем им, поверившим и терпеливо ждавшим результатов. И, наконец, самому этому времени, которое под занавес вернуло меня на родину. Мы, Бобровы, — волжские, — поясняет Андрей Владимирович, — саратовские.»

Так, может, сделать ещё одну попытку и всё же постучать в дерматиновые двери, например, областной администрации? Сегодня там немало кандидатов наук, есть доктора. Может, учёным будет легче понять учёного из ОрёлГТУ? Во всяком случае они могли бы принять какое-то конкретное решение.

Понадеемся.

Елена ГОДЛЕВСКАЯ.
«Поколение».

Категория: №02(139)2016 | Добавил: winch (15.04.2016)
Просмотров: 438 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017