Четверг, 19.07.2018, 23:53Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №02(127)2015

Чтоб не пропасть поодиночке

Я сентиментален, если вы понимаете, что я имею в виду; я люблю страну, но не переношу то, что в ней происходит. И я не левый и не правый. Просто я сижу сегодня дома, пропадая в этом безнадёжном экранчике (англ.). Леонард Коэн.

...И, кстати, про телевизор. Одним из моих любимых экспресс-тестов мышления человеческого является вопрос: «Есть ли у тебя дома телевизор? Именно так! Не смотришь ли ты когда-либо телевизор, а есть ли он у тебя дома?» Если есть, то, как правило, такие люди снова относятся к разряду неспособных к обучению. А если способны познавать новое, то проходит некоторое время, и такая способность у них исчезает.

Это не шутка. Телевизор — это страшная вещь в доме. И те, кто осознанно или подсознательно понимают весь вред от этого устройства, стараются поскорее избавиться от него. Телевизионную зависимость можно смело рассматривать в одном ряду с алкогольной, табачной и т. д. Телевизор — очень сильный и самый распространённый нар­котик. Регулярность и постоянство действия его иссушают душу, делая человека сухарём, деревянным и БЕСчувственным. Телевизор крадёт время и жизнь человека. Ничто не экранирует от нас жизнь так, как экран телевизора.

Приведу пару примеров. Это пророчества Лаврентия Черниговского (христианская традиция) и просьба ко мне моего друга Андрея Ельцова. Начнём с Андрея.

Однажды Андрей обратился ко мне (это было в студенческие годы) с неожиданной просьбой: «Володя, а ты мог бы сломать мой телевизор у меня дома? Я тебе хорошо заплачу!» Я удивился его вопросу, но и порадовался. Когда спросил: «Зачем тебе это?», он ответил: «Да жена без телевизора жить не может, а я не могу жить с телевизором. Я прямо чувствую, как он захватывает моё внимание. Я трачу на него время и чувствую, как начинаю отупляться. Хотя в этом море информации я ничего полезного для жизни своей не услышал и не увидел...».

А вот ещё противоположный пример — с мамой моей. Сломался у неё телевизор — звук есть, а экран чёрный. Мама попросила его починить. Так-то я могу починить много из того, что сделано людьми (нынешними людьми), — от фонарика до спутника. Можно даже по фото­графии. Или дам совет, как правильно выкинуть поломку. И маме я ответил, что поломка телевизора — это большая удача, посланная ей в дар небесами за какие-то её праведные дела в жизни. Мама через сутки жизни без телевизора поставила вопрос ребром: либо я его чиню, либо она вызывает телемастера за деньги. Ну, понятно, что пришлось мне чинить.

Лаврентий Черниговский в своём пророчестве: «Антихрист будет обучен всем сатанинским хитрос­тям, и будет давать знамения ложные. Его будет слышать и видеть весь мир одновременно.

[Это будет тогда, когда] на святом месте будет стоять мерзость запустения и показывать скверных обольстителей мира, и они будут обманывать людей, отступивших от Бога, и творить ложные чудеса. И после них явится антихрист, и весь мир увидит его одноразово. [Это будет] не в церкви, а в каждом доме. В углу, где стоят и висят сейчас святые иконы, будут стоять обольстительные прилады для прельщения людей. Многие скажут: «Нам нужно смотреть и слушать новости...». Вот в новостях-то и явится антихрист.

Блажен и треблажен тот человек, который не пожелает и не будет видеть богомерзкого лица антихриста. Кто будет видеть и слышать его богохульную речь, его обещания всех земных благ, тот прельстится и пойдет ему навстречу с поклонением. И вместе с ним погибнет...».

Пока размышлял над статьёй, позвонил другу Максу. Поделился мыслями. Он мне напомнил одну книгу (и фильм) по этому поводу: Виктор Пелевин, «Generation P»:

... — Ты правду говоришь?— спросил Татарский. — Правду, правду. — Но ведь это же грандиозное надувательство! — Ой, — наморщился Морковин, — только этого не надо. Надуем — громче хлопнут. Да ты чего? По своей природе любой политик — это просто телепередача. Ну, посадим мы перед камерой живого человека. Всё равно ему речи будет писать команда спичрайтеров, пиджаки выбирать — группа стилистов, а решения принимать — Межбанковский комитет. А если его кондрашка вдруг хватит — что, опять всю бодягу затевать по новой? — Ну допустим, — сказал Татарский. — Но как это можно делать в таком объёме? — Тебя технология интересует? Могу рассказать в общих чертах...

Кому интересно, в Интернете есть полная версия текста. А я тем временем приведу ещё один отрывок из этой книги (ВКонтакте отрывок из аудиокниги находится по запросу: «Generation P», речь Че Гевары).

...Чтобы объяснить, что под­разумевается под объектами номер один и объектами номер два, приведём простой пример — телевизор. Когда телевизор выключен, он является объектом номер один. Это просто ящик со стеклянной стенкой, на который мы вольны смотреть или нет. Когда взгляд человека падает на тёмный экран, движение его глаз управляется исключительно внутренними нервными импульсами или происходящим в его сознании психическим процессом. Например, человек может заметить, что экран засижен мухами. Или решить, что хорошо бы купить телевизор в два раза больше. Или поду­мать, что его хорошо было бы переставить в другой угол. Неработающий телевизор ничем не отличается от предметов, с которыми люди имели дело во времена Будды, будь то камень, роса на стебле травы или стрела с раздвоенным наконечником — словом, всё то, что Будда приводил в пример в своих беседах.

Но когда телевизор включают, он преобразуется из объекта номер один в объект номер два. Он становится феноменом совершенно иной природы. И хоть смотрящий на экран не замечает привычной метаморфозы, она грандиозна. Для зрителя телевизор исчезает как материальный объект, обладающий весом, размерами и другими физическими качествами. Вместо этого у зрителя возникает ощущение присутствия в другом пространстве, хорошо знакомое всем собравшимся...

Соратники! Вопрос заключается только в том, кто именно присутствует. Можно ли сказать, что это сам зритель? Повторим вопрос, так как он очень важен, — можно ли сказать, что телевизор смотрит тот человек, который его смотрит?

Мы утверждаем, что нет. И вот почему. Когда человек разглядывал выключенный телевизор, движение его глаз и поток его внимания управлялись его собственными волевыми импульсами, пусть даже хаотичными. Тёмный экран без всякого изображения не оказывал на них никакого влияния или оказывал, но только как фон.

Включённый телевизор практически никогда не передаёт статичный вид с одной неподвижной камеры, поэтому изображение на нём не является фоном. Напротив, это изображение интенсивно меняется. Каждые несколько секунд происходит либо смена кадра, либо наплыв на какой-либо предмет, либо переключение на другую камеру — изображение непрерывно модифицируется оператором и стоящим за ним режиссёром. Такое изменение изображения называется техномодификацией.

Здесь мы просим быть очень внимательными, так как следующее положение достаточно сложно понять, хотя суть его очень проста. ...Берём на себя смелость заметить, что речь идёт о самом существенном психическом феномене конца второго тысячелетия.

Смене изображения на экране в результате различных техномодификаций можно поставить в соответствие условный психический процесс, который заставил бы наблюдателя переключать внимание с одного события на другое и выделять наиболее интересное из происходящего, то есть управлять своим вниманием так, как это делает за него съёмочная группа. Возникает виртуальный субъект этого психического процесса, который на время телепередачи существует вместо человека... Это похоже на состояние одержимости духом; разница заключается в том, что этот дух не существует, а существуют только симптомы одержимости. Этот дух условен, но в тот момент, когда телезритель доверяет съёмочной группе произвольно перенаправлять своё внимание с объекта на объект, он как бы становится этим духом, а дух, которого на самом деле нет, овладевает им и миллионами других теле­зрителей.

Происходящее уместно назвать опытом коллективного небытия, поскольку виртуальный субъект, замещающий собственное сознание зрителя, не существует абсолютно — он всего лишь эффект, возникающий в результате коллективных усилий монтажёров, операторов и режиссёра. С другой стороны, для человека, смотрящего телевизор, ничего реальнее этого виртуального субъекта нет...

...Подведём первый итог. Объекту номер два, то есть включённому телевизору, соответствует субъект номер два, то есть виртуальный зритель, который управлял бы своим вниманием так же, как это делает монтажно-режиссёрская группа. Чувства и мысли, выделение адреналина и других гормонов в организме зрителя диктуются внешним оператором и обусловлены чужим расчётом. И конечно, субъект номер один не замечает момента, когда он вытесняется субъектом номер два, так как после вытеснения это уже некому заметить — субъект номер два нереален.

Но он не просто нереален. Нет слов, чтобы описать степень его нереальности. Это нагромождение одного несуществования на другое, воздушный замок, фундаментом которого служит пропасть. Может возникнуть вопрос: зачем барахтаться в этих несуществованиях, измеряя степень их нереальности? Но эта разница между субъектами первого и второго рода очень важна. Субъект номер один верит, что реальность — это материальный мир. А субъект номер два верит, что реальность — это материальный мир, который показывают по телевизору.

Будучи продуктом ложного субъектно-объектного деления, субъект номер один иллюзорен. Но у хао­тического движения его мыслей и настроений, во всяком случае, есть зритель — метафорически можно сказать, что субъект номер один постоянно смотрит телепередачу про самого себя, постепенно забывая, что он зритель, и отождествляясь с передачей.

С этой точки зрения субъект номер два — нечто совершенно невероятное и неописуемое. Это теле­передача, которая смотрит другую телепередачу. В этом процессе участвуют эмоции и мысли, но начисто отсутствует тот, в чьём сознании они возникают.

Быстрое переключение телевизора с одной программы на другую, к которому прибегают, чтобы не смотреть рекламу, называется zapping (заппинг). Буржуазная мысль довольно подробно исследовала психическое состояние человека, предающегося заппингу, и соответствующий тип мышления, который постепенно становится базисным в современном мире. Но тот тип заппинга, который рассматривался исследователями этого феномена, соответствует переключению программ самим телезрителем.

Переключение телезрителя, которым управляют режиссёр и оператор (то есть принудительное индуцирование субъекта номер два в результате техномодификаций), — это другой тип заппинга, насильственный, работы по изучению которого практически закрыты во всех странах, кроме Бутана, где телевидение запрещено. Но принудительный заппинг, при котором телевизор превращается в пульт дистанционного управления теле­зрителем, является не просто одним из методов организации видеоряда, а основой телевещания, главным способом воздействия рекламно-информационного поля на сознание. Поэтому субъект второго рода будет в дальнейшем обозначаться как Homo Zapiens, или ХЗ...

...Положение современного человека не просто плачевно — оно, можно сказать, отсутствует, потому что человека почти нет. Не существует ничего, на что можно было бы указать, сказав: «Вот это и есть Homo Zapiens». ХЗ — это просто остаточное свечение люминофора уснувшей души; это фильм про съёмки другого фильма, показанный по телевизору в пустом доме.

Закономерно возникает вопрос: почему современный человек оказался в такой ситуации? Кто пытается заменить и так заблудившегося Homo Sapiens на кубометр пустоты в состоянии ХЗ?

Ответ, разумеется, ясен — никто. Но не будем замыкаться на горьком абсурде ситуации. Для того чтобы понять её глубже, вспомним, что главной причиной существования телевидения является его рек­ламная функция, связанная с движением денег. Поэтому нам придётся обратиться к направлению человеческой мысли, известному как экономика...». (конец цитаты).

Почему я кос­нулся темы телевидения? Потому что сам такой же поддающийся его влиянию. Заметил, что если прихожу в гости к друзьям и работает телевизор, то сначала я разговариваю с друзьями, но краем глаза поглядываю на телевизор. Проходит несколько минут, я разворачиваюсь к телевизору, но разговор с друзьями не прерываю. Проходит ещё несколько минут, и я уже полностью смотрю телевизор, а на все вопросы отвечаю «угу».

Прежде чем решать проблему, надо понять, что проб­лема существует. Если есть у тебя внутренняя сила избавиться от своего телевизора, то сделай это. Если нет, то поступай так, как я бросал курить. У меня годами не получалось, но я не сдавался. Всё, что у меня было, — это мысль о свободе от этой зависимости. И в конечном итоге мысль нашла возможность реализоваться. И твоя мысль найдёт пути свои. Если она сильная, то быстро всё решишь. Если мысль слабая, то с годами, но всё равно решишь. Не сдавайся! Думай о себе. Начни быть в себе, а не в телевизоре. И тогда станешь чуточку свободнее и счастливее. У меня получилось, и у тебя получится! Удачи тебе!

Владимир Климанов. ПРП Новый Путь, Кемеровская область

ra0wcz@mail.ru

Категория: №02(127)2015 | Добавил: winch (11.07.2018)
Просмотров: 7 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2018