Воскресенье, 19.11.2017, 02:21Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №02(115)2014

Феномен понимания

Задумывались ли вы когда-нибудь над вопросом, почему нам так важно понимать и быть понятыми, почему это самое понимание приобрело ни с чем не сравнимую ценность? От партнёров, родителей, детей мы ждём, требуем понимания. Соседей, коллег, подчинённых, начальников ищем таких, чтобы были понятны нам и понимали нас хоть сколько-то.

Быть понятым удивительно приятно, быть не понятым — обидно и болезненно (как, впрочем, и понятым неправильно).

Вот я удаляюсь от тесного социума, вполне себе неплохо справляюсь и без физической поддержки и с минимальным общением. Но остаётся потребность в понимании — пишу статьи, рассказы, читаю лекции и жду его с надеждой. Это я и называю «феномен понимания». То, о чём додумалась на сегодня, постараюсь изложить. Может, и вы мне чего подскажете, покритикуете.

У каждого из нас есть некий круг общения. По какому принципу там подбираются люди? Думаю, не многие сегодня скажут, что общаются с людьми, которые им необходимы, полезны или просто случайно оказались рядом. Мы ищем людей, которые понимали бы нас хотя бы в ограниченном спектре и были бы понятны нам. Особенно хорошо это видно в соцсетях.

Часто люди говорят: «У нас общие интересы». Да, конечно, но совсем не обязательно люди, интересующиеся физикой, или ЗОЖ, или земледелием, включат друг друга в «друзья» и будут поддерживать контакт. Часто и наоборот: дети и родители, супруги или друзья могут иметь разные интересы, но будут успешно общаться и тепло относиться друг к другу, ощущая взаимопонимание.

Таким образом, понимание — это не только и не столько направленность на какие-то общие темы и предметы, сколько язык и стиль мышления, способ сканирования действительности, отношения к ней.

Так, скажем, два православных человека могут отталкиваться друг от дружки, но вдруг один из них найдёт взаимопонимание с буддистом… В крупной организации из специалистов разных областей выбираются в руководящие советы те люди, которые способны к взаимопониманию.

Когда в поселение приезжает новый человек (семья), люди прилагают усилия, пытаясь понять новичка. Часто это называют «почувствовать», и это верно, ибо понимание живого (и человека, и растения) включает и эмоциональную компоненту.

Чувство — это интеллектуально проработанная эмоция (или эмоционально окрашенная мысль).

Мы задаём новому человеку вопросы и стараемся представить, кто он, какой, почувствовать степень близости, понять. Рискну утверждать, что, если человек не совсем «наш» (например, курит или имеет странную профессию, религию, что-то ещё), мы готовы это принять и согласиться с некоторым любопытством, но если он(а) непонятен, это плохо переносимо и не принимаемо.

Ещё пример. Сын знакомит с девушкой, спрашивает потом: «Как она тебе?». Имею ли я право на «нравится — не нравится»? Жить-то им. Я уже и по отношению к нему, взрослому, имею очень совещательный голос. Но я хочу и стараюсь понять. Понять, кто она, да и кто он. Зачем? Ну, с одной стороны, просто потому, что это феномен, а, с другой… Об этом дальше.

 

Про эволюцию

Зачем люди вообще нужны друг другу? Почему мы тянемся к общению, обобщению, доказанным фактом считаем, что человек — существо социальное (я согласна). Почему «маугли» — синоним недоразвитости?.. Жизнь в городах невыносима, порой омерзительна и точно нездорова. Но люди едут и едут в них, живут упорно в «спичечных коробках», набитых сверх разумного. Да и в деревнях — кругом вроде бы земли без края, а дворы жмутся друг к дружке, теснятся. И переезд к земле у многих начинается с поиска соратников-соседей. Вместе. Зачем?

Тут вспоминается составленная почти 100 лет назад пирамида потребностей Абрахама Маслоу.

Внизу — базовые (биологические) потребности: 1) питание; 2) без­опасность; 3) размножение и др. Затем потребности человеческие: 4) общение; 5) признание; 6) самораскрытие. Если потребность более низкого уровня удовлетворена, она теряет ценность, и человек ориентируется на следующую, и ею мотивируется его деятельность. И наоборот: если нижняя потребность не удовлетворена, то остальные теряют свою значимость.

У меня есть своя трактовка этой пирамиды (в книге «Любовь. Психология Бытия»), но сейчас не об этом. Сколько бы мы ни подвергали её сомнению, сколько бы ни обнаруживалось исключений, она работает. Простой пример. Самые разные люди (друзья, гости, чиновники, случайные…) задают одни и те же вопросы в определённой последовательности: как с едой? как с жильём? как с общением? как с развитием? у вас так же? (это уже мой вопрос к вам).

Во многом это парадигма прошлого. Те, кто уже живёт в своём поместье, думаю, согласятся со мной (надеюсь на понимание), что такая расстановка ценностей устарела.

И всё же она существует. Люди объединялись раньше и объединяются сейчас, чтобы добыть еду. Например, хлеб в одиночку произвести трудно. Я вот соседку всё ждала, чтобы корову завести… (Сыроедов это, видимо, мало касается). Колодец выкопать вместе легче. Ну а уж дом построить, дров запасти — тут очевидно. Здоровое потомство хотим — нужен не только партнёр, но и помощники в воспитании. По этим же принципам раньше и семьи создавались.

Многие учёные-антропологи уверены, что человеческий социум и сознание прошли некие этапы, которые повторяет и каждый человек в своём развитии: выжить, то есть добыть пищу и кров для безопаснос­ти, затем вырастить эволюционирующее потомство, затем собственно создать социум, цивилизацию. Может, и так. Может, и нет. Ведь уже доказано, что человеческий детёныш, если его только кормить, всё равно зачахнет без ласки и минимального внимания.

В любом случае, можно сказать, что люди стремятся к совместному существованию. Может быть, мы даже путаем причину и следствие. Попробую объяснить.

Вся эволюция жизни на Земле состоит собственно из процессов объединения. Атомы соединились в молекулы, молекулы — в клетки, клетки — в группы клеток (за каждой запятой тут — миллиарды лет). Именно объединение до того обособленных, но схожих частиц в более крупное и сложное и есть основной эволюционный процесс. Приспособление и мутации, которые мы обы­ч­но называем эволюцией, — это лишь часть процесса, более локальная во времени. То есть для меня открыт вопрос: существа объединяются, чтобы выжить, или они выживают, чтобы объединяться?

Забегая вперёд, — пример семьи. Люди хотят найти партнёра для развития, или развиваются, чтобы найти партнёра и жить с ним? Простите, если получилось мудрёно. Оставим лишь суть: объединение, социальность — эволюционная компонента.

Наверное, поэтому, несмотря на то, что ни одна цивилизация в истории человечества не была настолько успешной, чтобы остаться, люди продолжают поиск и стремление к совместности. История человеков слишком мала и пока не привела к эволюционному прорыву, люди всё ещё ищут.

Итак, представим, что, глубоко безсознательно стремясь к объединению с себе подобными и неподобными, мы находим поводы, стыки.

Допустим, когда-то это было физическое пространство, объединение для выживания. Это получилось. Красиво или нет — другой вопрос. Но нельзя не признать, что люди захватили землю, отняли её у многих других видов, создали собственную среду обитания, расплодились с неверояной скоростью и победили голод (не мерено излишков еды). Это пройденный этап.

Затем эмоциональный план. Когда страхи выживания отступают, появляются песни, менестрели, любовь и героизм. Приходит эпоха чувств. У людей обеспеченных сословий она наступает веками раньше, чем у бедняков. Народ — это теперь не просто люди, живущие на определённой территории и с помощью определённых занятий, теперь у них общая, своя культура. На первый план выходит свойство, язык, ценности, идеи. И всё это на уровне эмоций, ощущений. Мы — русские! Славяне! Скифы!... Да само это — мы…

Сейчас смена эпох у человечества. Когда-то материальный мир сменил энергетический, теперь — информационный. Теперь важны не железо и не мощь, а интеллект и информация. Мы ещё только учимся жить в этом прекрасном новом мире. Но его ценности уже преобладают.

Когда-то люди радостно объединялись копать картошку, потом — на танцах и концертах, теперь — в соц­сетях. Плохо ли, хорошо ли, но это так. Чем они там занимаются? Пытаются вместе играть с информацией. Никто не выбирает друзей по принципам нужности, а только по темам, которые интересны, шуткам, кажущимся общими… Всё, что мы ищем в соцсетях или других объединениях, — попытки нащупать общ­ность, почувствовать понимание.

Ощущение, что тебя понимают, — главный кайф нашего времени. Отсутствие его — повод для страданий. Если меня не понимают, я мучаюсь и «спускаюсь» на предыдущие уровни.

Письмо: «…почему не у каждого получается понимать? Иногда, в спорных случаях, даже объяснить не можешь толком, к примеру: почему надо делать именно так, просто чутьё... Раньше говорили про такие случаи: говорим на разных языках. Сейчас, думаю, дело не в языках, а, возможно (вероятно), в степени чистоты помыслов, восприятия...».

Если меня не понимают, я перехожу к чувствам или просто давлению. «Пойми… я так чувствую…, так надо…».

 

Про защиты

Я уже писала немного («Феномен соседства-2») о защитных механизмах психики. Давайте посмот­рим и с этой стороны.

Наша душевная, психическая организация во многом строится на защитах. (Можно было бы сказать — механизмах приспособления, но психологи уже выбрали этот термин). Не стоит рассматривать защиты как что-то негативное. Они помогают нам выжить, существовать и даже развиваться. Есть защиты примитивные, простые, есть более сложные, человеческие.

Интеллектуализация — одна из них. Эта статья — самый простой пример. Часто люди идут изучать медицину от страха смерти и болезней, подаются в психологию, страшась сумасшествия… Познавая мир, мы стараемся меньше бояться его. Присмотритесь, как яростно мы ищем объяснения всего и вся. Если кто-то заболел — на первом месте диагноз. Что с ним? Какая температура? Становится ли мне легче от того, что я знаю (или думаю, что знаю), что со мной? Удивительно, но да. Потому что симптомы остаются, но тревога уходит. Заметьте, ложный диагноз также может принести облегчение, потому так важно субъективное чувство знания, понимания, оно и есть защита.

В поместной, природной жизни невероятное количество неопределённости. Если присмотреться, это и есть самая большая трудность, самый пугающий и останавливающий фактор. Людей привлекает и держит матрица городов как совместная защита. Ведь даже простое — дорога до магазина или школы — в городе всегда на одном месте. А у нас? Переезд к земле требует больших усилий психики для перехода на новые уровни понимания и принятия не­определённости. Защищаясь от этого, мы наскоро создаём себе надёжные убеждения (убежища) и ищем понятных и понимающих соседей.

 

И всё же это всё о ней —

Про Любовь

Я долго сдерживалась и подтанцовывала к этой теме, точнее, к этому слову. Ведь от страхов — только Любовь и именно Любовь — путь эволюции. И понимание — Любовь.

На излагаемые дальше мысли меня натолкнула несколько лет назад песня. Сын-подросток слушал громко хип-хоп, Настя и Потап пели: «Ты меня не хочешь! Не хочешь! Понять не хочешь!». Фраза (вы понимаете?) вызвала спектр эмоций, и я ушла в интеллектуальную защиту.

Представьте себе, что ваш ребёнок приводит домой человека и сообщает: «Я его(её) люблю, и мы будем жить вместе!». А на ваши вопросы следует объяснения: «Он(а) поможет мне выжить, добывать пищу и вырастить потомство». Или представьте, что вы сами честно пишете в объявлении на сайте знакомств: «Ищу партнёра для материального обеспечения и секса». Фи! Правда? Почему? — Примитивно. То есть это, конечно, тоже, но этого очень мало.

Нужна Любовь! А что это? Неж­ность… Ласка… Забота… Опять мало? Да. Нужно понимание. Ещё несколько веков назад браки создавались для простых задач выживания. Хорошего мужа вполне могла подобрать родня, и хорошим он был, если выполнял свои функции успешно. Лишь некоторые утончённые натуры страдали в поисках чего-то ещё. Потом возник феномен Романтической любви. Да-да, не удивляйтесь. Любовь, замешанная на эмоциях, лирике, красивых фантазиях, она возникла не так уж давно. Стало почти нормой подбирать себе пару, основываясь на иррацио­нальном: «Нас непреодолимо тянет друг к другу». Победил приоритет чувств.

Древние греки раскладывали любовь на секс, эрос, дружбу и заботу.

Секс — то, что мы называем вож­делением. Эрос — любовь как стремление к воспроизводству или творчеству — высшим, по мнению древних греков, формам бытия и отношений между людьми. Филия — дружба, братская любовь. Агапэ — забота о благе другого, прототип которой — Божья любовь к человеку.

Эти составные части были, с одной стороны, равнозначны. С другой, — эрос относился к чему-то «высшему», непонятному и далёкому. Остальные части — важные, человеческие и божественные.

Однако эрос захватил в дальнейшем довольно прочные позиции. И символом любви стали Ромео и Джульетта, Тристан и Изольда — пары из враждующих лагерей (долой филию), лишь пытающиеся, но не способные заботиться друг о друге (долой агапэ), балансирующие между эросом (нереализованным) и сексом и не выживающие.

Как бы то ни было, человечество захлестнула волна романтической любви. И под словом «любовь» мы теперь подразумеваем именно её. Некое необъяснимое чувство, в конце концов скатывающееся к сексу…

Полезно ли это было для эволюции? А что ей не полезно? Эрос внёс хаос, сломал все родовые и сословные принципы, институты семьи… Ну да ладно…

Эволюция не стоит на месте. Теперь у нас в моде ПОНИМАНИЕ. Мы хотим в партнёры человека, который нас понимает и пользуется взаим­ностью. Мы хотим понимать родителей и, особенно, детей. Скажу по себе: самые трудные отношения складываются именно с тем ребёнком, которого тяжело понять.

 

Почему именно понимание?

Мы уже выжили как вид, мы прошли эпоху материализма, про­шли эпоху энергий, теперь век(а) информации. Недавно прочитала статью о главном научном тренде сейчас в мире (наши Олимпиадой заняты и почти не участвуют) — Европа и Америка, несмотря на кризис, активно финансируют изучение мозга. Человек хочет понять механизм понимания.

Роботы, машины, на которых человечество проецирует собственное развитие… Сначала главным в них была сила, мощь, это были механизмы, потом всё внимание перешло на энергию, затем победила информация. Победили гаджеты — устройства, состязающиеся в чувствительности и скорости отклика. И вот теперь мастера ищут, как создать понимающую машину (этакого терминатора). Так что нам с вами надо поторопиться, чтоб не отстать.

Или ещё пример. Сейчас любой  знает, что такое Место Силы. Бум на них спадает. И мне кажется, что Дольмены, или Путтапарти, или Аркаим — это скорее места информации.

Итак, информационное пространство — то, чем мы живём сейчас, и освоение его — основная эволюционная задача дня. Она весьма нова и сложна. А понимание — основной механизм, способ. То есть, ища партнёра, мы ориентируемся на его способность поддерживать нас в переработке хаоса информации. (Либо он(а) думает, как я, либо думает о том, о чём я не могу, дополняя…).

Спросите, зачем?

Простой ответ: в одиночку трудно и страшно.

Красивый ответ: эволюция в объединении. Теперь нам надо объединяться в понимании.

Мы любим, и это помогает понимать мир, но для этого надо понимать друг друга. Это очень важно. И при этом мы даже не можем объяснить сам феномен, механизм понимания… Да уж.

Понимание = принятие + развитие.

В словарях определение «понимание» обычно рассматривается как функция мышления, когнитивной деятельности... А как же животные: сказать не могут, но понимают? Нам важна обратная связь. Человек отвечает репликой, и мы понимаем: понимает.

И всё же я думаю, что убедила вас (если это было нужно). Понимание — не только интеллектуальная работа, это работа всей души, эмоциональная и разумная включённость, любовь.

Успехов!

Юлия Жемчужникова. Милое, Калужская область. youzhe@yandex.ru

Категория: №02(115)2014 | Добавил: winch (13.10.2017)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017