Воскресенье, 19.11.2017, 02:18Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №02(115)2014

Читая Дарвина

С некоторого времени стала замечать — мало мы читаем первоисточники.

Наши дети многие считают, что Рафаэль и Микеланджело — Черепашки Ниндзя. Но ведь и мы грешны. Всякий «знает», кто такой Циолковский и Фрейд, Пифагор и Ньютон, часто ссылаемся на них, а кто читал?.. Есть известный, многократно проверенный факт: из истории, пересказанной 5 раз, остаётся не более 13% первоначальной информации. А иногда она искажается ещё временем, переводами, как говорится, «с точностью до наоборот».

Первый шок у меня был, когда я прочитала о популярной выдержке из Аристотеля: «В здоровом теле здоровый дух». Оказалось, что Аристотель писал к согражданам, обращая их внимание на то, что молодёжь чересчур увлечена укреплением тела, спортом и охотой, пренебрегая науками и чтением. Фраза мудрого грека звучала примерно так: «Хорошо бы, чтоб развивался также в здоровом теле здоровый дух». Вот так. Хотя, кто знает…

Как психолога меня весьма задевает всеобщее «знание» Фрейда. Его гениальные, яркие книги стоит читать, чтобы узнать, что он отнюдь не считал, что «всё есть секс».

Одно время стали попадаться мне цитаты из Ч. Дарвина, тоже «слегка расходящиеся» с тем, что осталось от школьной программы и бытует в общем сознании. Например, Дарвин никогда не писал, что человек произошёл от обезьяны.

И вот наконец купила «Происхождение видов путём естественного отбора» (перевод и предисл. К. А. Тимирязева, ТЕРРА, М.:2009). Очень советую почитать эту философию со­временной биологии. (Также долгие зимние вечера великолепно скрасит чтение «Путешествие натуралиста вокруг Света на корабле Бигль».)

Книга «Происхождение видов…» открывается «Кратким очерком жизни Ч. Дарвина» К. А. Тимирязева:

«Зовут меня Ч. Д. Родился я в 1809 году, учился, проделал круго­светное плаванье — и снова учился». Так ответил великий учёный назойливому издателю, добивавшемуся получить от него биографические сведения».

Далее то, что вряд ли войдёт в школьные учебники биологии. «В школе Чарльз, по его собственному выражению, ровно ничему не научился…»

«Школа, как воспитательное средство, была в моей жизни пустым местом». «Ничто не могло быть вреднее для развития моего ума, как эта школа». «Я считаю, что всему тому ценному, что я приобрёл, я научился самоучкою».

Далее и биография и сам труд учёного подтверждают его способность и усердие наблюдать, учиться в наблюдении, исследовать природу и труды предшественников. Этот его склад терпеливо поддерживался семьёй, за что мы можем снять перед ней шляпы.

Сама книга «Происхождение видов....», возможно, главное, что нужно читать по биологии. Хотя местами читать трудновато-скучновато, но ведь это тоже часть биологии. Ощущение похоже на копание в грядках, и это интересно прочувствовать. То, что Зепп Хольцер и Николай Курдюмов познавали на практике, Дарвин исследовал как учёный. И лично мне это приятно. Приобщаюсь, так сказать…

Особо, конечно, рекомендую прочитать главу «Естественный отбор». Сам Чарльз слова эти берёт в кавычки и пишет, что почти не наде­ется на правильное понимание этого термина.

Естественный отбор и искусственный отбор — весьма натянутое разграничение, которым мы тем не менее очень дорожим.

Дарвин писал, что в природе происходит нечто похожее на то, что делает фермер при выведении породы путём искусственного отбора, и это можно назвать «естественный отбор». Разница, как видим, в том, что там, где «отбором» занята природа, это скорее приспособ­ление, совместная мутация среды и организмов, делающая их более живучими. Там же, где отбором (без кавычек) занят человек, он приспо­сабливает его под одну свою конкретную задачу (больше жира, больше мяса, больше молока...) и делает организм всё менее и менее способным к выживанию. Искусственный отбор в большинстве своём ведёт к вырождению породы и её зависимости от человека. ... И на­оборот. Хотя мы можем размышлять о возможности вычленения Человека из Природы, степени разумности и практичности «обоих»…

Лично меня весьма увлекает тема мутаций, их протекания, скорости, возможности регулирования…

Чарльз Ляйелль (предшественник Дарвина) говорил: «Геолог каждый день видит, что морской прибой выбрасывает на берег песок и гальку, но когда тот же геолог наталкивается на осадочную породу, он немедленно представляет себе всемирный потоп. Результат одного сильного действия и результат многократно повторенного слабого действия почти всегда оказываются тождественными».

Он говорил это для геологии, но это один из законов Природы, Эволюции вообще, он касается атмо­сферы и растений, воспитания детей и социума… Ибо второй подобный закон, обозначенный Ляйеллем: «Единство всех действующих в природе сил».

Чарльз Ляйелль, открывший законы геологии и ставший главным предшественником и учителем Дарвина, не смог перенести эти законы на органический мир и утверждал, что всякий раз, когда изменялись земные условия, происходил (!!!) Акт Творения. Только в глубокой старости он признался, что эта теория удовлетворяла его религиозные чувства, но не научный ум. «Я всегда знал, — говорил Дарвину Ляйелль, — что, допустив одно, придётся допустить и всё остальное».

Дарвин допускает. И, кстати, слово это очень даже подходящее. То есть он как истинный ботаник ничего не утверждает, ни за что не агитирует, он раскладывает перед нами подробные карты и допускает нас к своим (нашим!) открытиям и выводам.

Сейчас уже Стивен Хоккинг (о нём тоже как-нибудь расскажу)  предлагает допустить происхождение жизни, например, с Марса. Только отнюдь не путём прилёта марсиан на звездолёте, а значительно более медленным путём передвижения атомов в пространстве Космоса.

А сейчас Дарвин:

«С первого взгляда представляется почти невозможным, чтобы самые сложные органы и инстинкты могли образоваться и усовершенствоваться НЕ путём воздействий, хотя и подобных человеческому разуму, но неизмеримо его превышающих, а постепенным накоплением безчисленных незначительных изменений, каждое из которых было бы полезным для его обладателей.

Это затруднение, хотя оно и представляется нашему воображению непреодолимым, нельзя признать действительным...». 

А если признаем, то ведь придётся заняться этим самым постепенным накоплением изменений, а? (и я не про картошку сейчас…).

Категория: №02(115)2014 | Добавил: winch (13.10.2017)
Просмотров: 12 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017