Суббота, 18.11.2017, 09:39Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №02(067)2010

О чём предупреждал Альберт Эйнштейн. Пчела улетает, чтобы спасти нас

...Для получения одной ложки мёда (около 30 грамм) 200 пчёл должны во время взятка собирать нектар в течение дня. А для получения 1 кг мёда им необходимо сделать до 4500 вылетов и взять нектар с 6–10 млн. цветков.

Долетит ли Пчела до цветков, возьмёт ли нектар? Осознаёт ли современный мир, что спасение Пчелы — это спасение жизни на Земле?

…Разговорились мы как-­то с одним дачником о пчёлах (у него несколько своих ульев). Мёда они дают всё меньше, да и поведение их тоже изменилось. С чем это может быть связано, он не тогда понимал. А я рассказала ему, что пишут СМИ: в США, Европе уже несколько лет подряд пчеловоды наблюдают распад пчелиных колоний, пчёлы безследно исчезают; есть версия, что на пчёл, на систему их ориентации влияет излучение сотовых телефонов. Тут мой собеседник вспомнил вдруг другой разговор, на первый взгляд, не относящийся к пчёлам: живущий в соседней деревне его знакомый пожаловался однажды, что гусыни в последнее время совсем мало выводят гусят, очень много яиц-­болтунов. «А ведь рядом с этой деревней поставили года два или три назад вышку мобильной связи…», — дачник задумался.


 

Средства массового поражения

Синдром разрушения колоний впервые был отмечен в Северной Америке три года назад, в конце 2006-го. Миллионы рабочих пчёл начали покидать свои улья, бросая потомство; пчелиная матка и новые поколения умирают с голоду. Куда деваются рабочие пчёлы, никто не знает. По крайней мере, в окрестностях пчелиных трупиков не находят. В некоторых штатах США таким образом исчезло до 90 процентов пчёл, а в целом по стране их численность сократилась, по разным данным, на 50–70 процентов. Но когда учёные стали изучать оставшихся пчёл, то обнаружили, что они больны всеми известными пчелиными болезнями, заражены многочисленными вирусами, изъедены клещами и паразитами...

Ещё одна аномалия, на которую обратили внимание пчеловоды: обычно, покинутый старшими пчёлами, оставшийся без охраны улей немедленно подвергается разграблению со стороны чужих пчёл и разных мелких животных. Однако с поражёнными колониями ничего подобного не происходило: грабители сторонились их, как чумного места.

Причин, версий происходящего называется много: повышение солнечной радиации, глобальное потепление, неизвестный грибок. Но особенно часто говорят о загаженных пестицидами и засеянных трансгенными культурами полях.

Скорее всего, это так. В сельскохозяйственной индустрии пчёла используется в качестве опылителя, и, опыляя из года в год ограниченный набор растений (сдобренных «химией», выращенных в пробирках), она утрачивает иммунитет ко всяким болячкам.

Ещё в начале 2000-х годов немецкие учёные выявили, что пчёлы и другие опылители избегают полей с трансгенными культурами, здесь наблюдается «дефицит опылителей», тогда как на находящихся рядом участках с обычными растениями опылителей хватало, а на полях, где применяются исключительно органические удобрения, пчёл было гораздо больше, чем нужно.

Тогда исследователи специально стали кормить пчёл концентрированным кормом на основе пыльцы трансгенной «BT кукурузы», в геном которой встроен бактериальный ген (он позволяет растению вырабатывать инсектицид для контроля насекомых-вредителей и личинок кукурузной моли-точильщика). Никакого эффекта на здоровых пчёл этот корм не оказал. Но когда находящихся на ГМО-диете пчёл инфицировали паразитом, то смертность среди них оказалась в несколько раз выше, чем среди пчёл, питавшихся обычным кормом.

Как предполагают учёные, трансгенный корм повредил кишечные ткани пчелы, это ослабило её иммунитет и сделало более уязвимой по отношению к паразиту. А ведь в тех же США трансгенной кукурузой засеяны более 40 процентов полей; увеличивается использование и других трансгенных культур, и с их пыльцой пчёлы запросто могут быть в контакте.

 

Мобильное убийство

Существует и другая версия, почему пчёлы массово гибнут. Учёные университета Кобленц-Ландау (Германия) пришли к выводу, что причиной могут быть радиосигналы сетей сотовой связи — они сводят пчёл с ума. Исследования показали, что 70 процентов пчёл, подвергшихся воздействию излучения от мобильных телефонов, не смогли найти дорогу обратно к своим ульям; пчёлы отказывались возвращаться в улей, если просто рядом с ними клали работающий сотовый телефон.

(Что говорить о пчёлах, если даже для организма человека, с его гораздо более совершенной системой защиты, пользование мобильными телефонами опасно. Финские учёные обнаружили, что у больных раком мозга, активно пользовавшихся сотовой связью, опухоль часто находилась с той стороны, куда они привычно прикладывали телефон. А исследования шведских специалистов подтвердили, что даже кратковременное воздействие микроволн от сотового телефона нарушает барьерную функцию кровеносных сосудов и убивает клетки мозга у подопытных животных).

Кстати, поведение пчёл меняется даже рядом с высоковольтными линиями электропередач, что тоже подтвердили исследования. А уж исходящие от «мобильников» волны настолько дезориентируют насекомых, что они не могут отыскать даже корм и вскоре погибают. Кроме того, излучения лишают пчёл способности общаться друг с другом, а ведь плотность покрытия территории развитых стран сотовыми сетями очень высока, вкупе с мощностью сигнала это вполне могло привести к превышению критического порога излучения — никем пока не изученного.

 

Пока не поздно

Действительно ли все пчёлы погибают или просто массово мигрируют туда, где цивилизация не сможет им мешать, — это уже другой вопрос. Гораздо важнее — отношение человека к происходящему.

В мире, в основном, подсчитывают ущерб.

В Греции ежегодно производится до 14 тысяч тонн мёда, страна является третьим по значимости поставщиком мёда в Евросоюзе, и исчезновение медоносных пчёл грозит грекам серьёзными экономическими потерями.

В США подсчитали, что с каждого акра миндальных деревьев, в Калифорнии, к примеру, собирают 2 400 тонн орехов, если в период цветения деревьев на плантации стояли улья; а без ульев — лишь 40 тонн. Опыление пчёлами в стране — это 15 млрд долларов годовых прибылей в сельскохозяйственной индустрии. То есть гибель пчёл — катастрофа для производителей; специалисты уже прогнозируют рост цен на сельскохозяйственную продукцию — если пчёлы перестанут опылять поля.

В Великобритании в пчеловодстве занято более 40 тысяч человек... И госминистр охраны окружающей среды, продовольствия и сельскохозяйственного развития лорд Рукер признаёт: «Мы не отрицаем того факта, что здоровье пчёл находится под угрозой и, откровенно говоря, если ничего не будет предпринято для исправления ситуации, через 10 лет популяция медоносных пчёл может быть полностью истреблена…».

Но если в развитых странах путь к спасению пчелы лежит хотя бы через экономический интерес, и Конгресс США даже создал специальную комиссию по расследованию причин исхода пчёл, то в России и этого не наблюдается. Наша страна, как обычно, идёт вперёд в числе последних, особенно, когда это касается экологии, демографии, здоровья нации. Так уже повелось (или так ведут?), что властные структуры на «звоночки» не реагируют — у нас сигналом к действию служит только очередная техногенная или экологическая катастрофа.

К какому разряду катаклизмов можно отнести то, что уже приближается к порогу нашего с вами Дома? На Западе это называют по-разному: «пчелиная чума», «синдром внезапного коллапса», «пчелиный СПИД», «пчелиный грипп».

Кто-то скажет, что ничего страшного, дескать с «птичьим» или «свиным гриппом» же справляемся...

Но пчела — не птица и не свинья.

Медоносная Apis mellifera и другие пчёлы опыляют почти 80 процентов растений на планете, пропадут пчёлы — могут исчезнуть тысячи и тысячи видов растений. Современники приписывают знаменитому Альберту Эйнштейну слова: «Если пчела исчезнет с лица Земли, человечеству останется только 4 года жизни. Нет пчёл — нет опыления, нет растений, нет животных, нет и человека». Раздаются, правда, голоса «оптимистов», что можно производить и синтетический мёд, а опылением будут заниматься микророботы... Но это уже синдром абсолютного идиотизма.

Можно, конечно, продолжать не обращать внимание на предупреждение Эйнштейна, его прогнозам. Можно ничему не верить. Но вот журнал National Geographic («Национальная география») авторитетно заявляет, что освоение американского континента колонистами не было бы возможно без пчёл. Несколько ульев, привезённых в Виргинию из Европы английскими колонистами, положили начало местной популяции пчёл, и они, пчёлы, подготовили ландшафт к массовому внедрению плодово-ягодных и кормовых культур. То есть всему, чем богата Природа сегодняшней Америки, она обязана пчёлам. Впрочем, современный ландшафт любой страны и Земли в целом — это заслуга Пчелы. И если она — такое уязвимое звено в цепи экологических связок, то за её коллапсом последуют и все остальные, всё остальное.

Поэтому человечество, мир, спасётся только спасением Пчелы: сегодня, сейчас. А начинать придётся с организации единой государственной системы мониторинга популяции пчёл в каждой стране.

России такая система нужна в первую очередь. Пока не поздно. Пока трансгенные культуры не заселили наши поля. Пока не сколлапсировала иммунная система наших, русских, пчёл.

Нужны не столько меры, сколько МЕРА. Во всём. Без сотовой связи мир вряд ли уже обойдётся (хотя ещё 15–20 лет назад обходился спокойно), но во власти человека свести её к минимуму, безвредному для Природы (человек — часть Природы).

Без пестицидов, гербицидов и прочей отравы тоже можно обойтись, если приоритеты производства сельскохозяйственной продукции отдать людям (не компаниям) — вместе с землёй.

Очень смешно бывает смотреть на прозаседавшиеся «восьмёрки», «двадцатки» стран-лидеров, ломающие голову над тем, как накормить голодающее население планеты. Собираются, «парят» мозги себе и людям. А выход очевиден: надо дать человеку кусок земли: 100 соток, 1 гектар. И всё. И люди сами себя накормят — садом-огородом. А главное — Пчела спасётся. Ей не надо будет летать куда-либо в поисках корма: тех растений, что будут на этих ста сотках, вполне хватит двум трём пчелиным роям. А больше и не надо: ни семье человеческой, ни семье пчелиной.

В статье использованы данные Интернет-сайтов:
http://freetrinity.livejournal.com/81256.html;
http://freetrinity.livejournal.com/81507.htmlhttp://freetrinity.livejournal.com/81725.html.

Светлана Савельева. г. Орёл. redaktor@zeninasvet.ru

Категория: №02(067)2010 | Добавил: winch (08.08.2016)
Просмотров: 147 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017