Воскресенье, 06.12.2020, 00:42Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №01(150)2017

Код Мерлушкиных

«Родители до сих пор, похоже, не смирились с нашим отъез­дом из Москвы. Но мы счастливы!» С Вячеславом Мерлуш­киным мы пьём на кухне душистый травяной чай с горным мёдом. За десять лет жизни в Москве Слава так и не научился «акать». За три года жизни в алтайском селе Солонешное, окружённом высокими горами и древними курганами, не разучился говорить «культурно» и без слов­паразитов. 
...Ладно сложенный, светло­русый, с аккуратной бородкой, негромким чистым голосом и спокойными манерами, Слава похож на героя русских сказок. Его жена Мария в день нашей встречи уезжала по срочному делу со старшим приёмным сыном в Бийск, и ждали мы их ближе к вечеру. 
В Солонешенский район за последнее время «понаехали» два десятка человек из Барнаула, Новосибирска, Москвы, Питера, других городов. Некоторые пропагандируют экзотические учения вроде сыро­едения. Местные «новых переселенцев» опасливо называют «сектантами». Про Мерлушкиных такого не говорят. 

«Подорваться» на родину 
— Мы с Машей жили в Барнауле. Когда друзья позвали работать в Москве, без долгих раздумий сгреблись и поехали, — вспоминает хозяин дома с мансардой. — Я в столице начинал в общественных организациях, довелось поучаствовать во многих интерес­ных проектах. Занимался бизнесом. У меня было несколько магазинов, торговавших сувенирами ручной работы. Маша работала в сфере рекламы. Мы уехали из столицы не от безуспешности. Достаточно сказать, что купили квартиру в ипотеку и почти рассчитались с ней. Однако в какой-то момент пришло понимание: безконечная суета претит и нам с Машей, и сыну Лёвику. 

В последние московские годы Вячеслав регулярно «подрывался на Алтай» — навестить родителей и заодно сходить в качестве проводника в горы. С родины возвращался с тоскливыми глазами. Слава родился и вырос в Поспелихинском районе, Маша — в Бийске. 
— Однажды сидели на кухне, вспоминали Алтай с его ярким солнцем. «Что, Маш, может, домой вернёмся?» — «Да с удовольствием!» Продали квартиру и через три месяца вернулись на Алтай. 

Выбрали Солонешенский район — захотелось в горную местность. За 1,3 миллиона — в большом городе за такие деньги жилья нет — купили благоустроенный дом с пятью комнатами и большим земельным участком. 
— Климат мягкий, снега мало, от сильных ветров горы защищают. Было ощущение, что вернулись домой. Соседи не будут ждать, когда их о помощи попросишь, — сами придут и ничего не потребуют взамен. За первые полгода я в райцентре не встретил ни одного пьяного. Спрашиваю: «Здесь что, вообще не пьют?» — «Выпивают. Но дома». Народ стесняется быть пьяным!

Слава и Маша оканчивали барнаульские вузы. Перед получением дипломов Слава предложил поехать в деревню, но Маша упёрлась: «Я в деревню? Никогда! Мне нужен комфорт. Хочу, чтобы у наших будущих детей был выбор секций». Но, наверное, желание жить на земле заложено в человеческом естестве, генетической памяти. 

— Уезжая из Москвы, жена призналась, что самым заветным её желанием стало проснуться утром, выйти из дома, встать босиком на траву, вдохнуть свежий воздух и послушать не звон трамваев, а тишину. Говорит, все стрессы прекрасно снимаются работой в огороде. Пятнадцать минут на­едине с землёй — и в твоей душе мир и спокойствие. И ребятишкам хватает одного дня в Барнауле или Бийске — быстрей назад, в Солонешное. 
Ребятишек у Мерлушкиных много. Бог им дал одного своего ребёнка и пятерых приёмных. Государство платит приёмным родителям зарплату (по 10 тысяч руб.) и пособия за каждого взятого ребёнка (по 10 тысяч). Это главная составляющая семейного бюджета. Слава признаётся, что в городе такую ораву детей они бы точно не потянули. Но в деревне жизнь в разы дешевле. Здесь гораздо меньше искушений — нет торговых центров, развлекаловок, боулингов и прочих мест по выкачиванию денег. Люди просто одеваются, едят простую пищу, пользуются простыми бытовыми предметами и не кичатся друг перед другом. «Новые переселенцы» сравнивали первый год жизни в деревне и второй: цены в магазинах росли, а денег в семье оставалось больше. Просто всё стало расти в огороде. И своё козье молоко появилось. Взять козу Лялю упросили дети. 

«Это не в стране плохо, это у вас настроение хреновое» 
В Солонешном «понаехавшие» стали тормошить местных. Мария два года ходила по дворам, говорила: хватит устраивать свалки на берегу Ануя. Мерлушкины писали в «районку», развешивали по селу объявления об акциях по раздельному приёму стекла, макулатуры, пластика. Организовывали уборку территории, чистили улицы, берега. Наконец нашёлся предприниматель, который, просчитав затраты и доходы, занялся централизованным сбором мусора. Получил губернаторский грант, купил прессовальный станок. 
Но если простые жители благожелательно принимают многие задумки Мерлушкиных (например, открытие сельскохозяйственного рынка в райцентре, где туристы могут купить мёд, орешки, сметану и прочие деревенские вкусности), то с районной администрацией всё оказалось непросто. Вячеславу не раз говорили: «Не можем понять, в чём ваша корысть?» 

— Мы обычные люди с ответственной гражданской позицией. Во время очередного спора с чиновниками я сказал: «Когда в детстве мы вступали в пионерскую организацию, то давали клятву горячо любить свою Родину. Я ту клятву помню и остаюсь ей верен. А вы Родину любите?» Если отбросить ритуальную фразу про Ленина, остальные слова по-прежнему актуальны: жить, учиться, бороться. Зачем постоянно ныть про то, что в деревне всё плохо, всё разваливается? Вы жить-то вообще собираетесь? Нельзя же на самих себе крест ставить. Это не в стране плохо, это у вас настроение хреновое. Давайте сообща решать проблемы. 
В прошлом году учреждённая Мерлушкиными краевая общественная организация развития гражданских инициатив «Аст­ра» организовала в районе семинар «Развитие сельских территорий Алтая». Прибыли серьёзные эксперты из краевого центра, из Питера прилетал Глеб Тюрин, активно занимающийся темой возрождения русской деревни. Районная администрация поначалу противилась: «А кто вам давал такое право — семинар организовывать?» После разговора на повышенных тонах и призывов к гражданскому долгу начальство махнуло рукой: «Ладно, давайте попробуем». Все остались довольны. В нынешнем году провели фестиваль традиционной народной культуры: приехали 85 фольклористов. 

Погостить в прошлом 
Ещё с одним важным делом Вячеславу и Марии помогли мос­ковские друзья. В результате появился дом-музей «В гостях у бабушки». Историей и традиционной культурой России Вячеслав увлекался с детства. 
— У нас появилась идея собрать в одном месте уцелевшие крупицы народной культуры и быта. Создать место возвращения к истокам. Дом под музей нашли в соседнем селе Искра. Срубу больше 120 лет. Друзья помогли с деньгами — купили мы дом за 450 тысяч рублей. Ремонт сделали на средства выигранного гранта и свои деньги. Часть экспонатов музея осталась от бабы Гани, которая там жила. Что-то покупаем вроде алтайского седла, которому больше ста лет, что-то люди так отдают. Раньше бережно относились к вещам. 
«В гостях у бабушки» Слава первым делом показывает недавно построенную большую электрифицированную площадку с навесом и дощатым полом. Летом на ней проходили занятия недельного детского лагеря, организованного «Астрой» совместно с Московской международной кино­школой. Вместе с 18 студентами и пятью педагогами из Москвы на кемпинговой площадке возле дома-музея разместились солонешенские и барнаульские семьи с приёмными детьми. На организацию лагеря с полноценным питанием и незабываемыми экскурсиями «Астра» потратила, не поверите, всего 12 тысяч рублей. Москвичи прилетали и работали за свой счёт, о чём нисколько не пожалели. 

Слава снимает с двери замок, и начинается «экскурсия в детство». Запахи старинной постройки. Скрип половицы. Деревянные лопата и вилы, тяпка, выкованная местным кузнецом, ножницы для стрижки овец, корчага, прялка и самопрялка, дореволюционный «Зингер», домо­тканые половики, сундуки, вышивка, настенные ходики и коврики, керосиновая лампа, рогатый ухват, русская печь... Чувствительные посетительницы, повертев в руках вещь, которую помнят с детства, роняют слезу: «Как в родительском доме! Что ж я-то не сохранила как память?» 
Дом-музей задумывался Мерлушкиными как центр взаимодействия всех туристических объектов Солонешенского района. Археологи называют здешние места колыбелью многих цивилизаций. Они тут нашли не только стоянки неандертальцев, но и всемирно теперь известную Денисову пещеру. Рядом с деревней Сибирячихой находится знаменитая пещера имени академика Окладникова — самая восточная точка расселения неандертальцев на Земле. На территории района есть памятники Афанасьевской культуры, датируемые III тысячелетием до нашей эры: искусная керамика, изделия из металла. Здесь жили легендарные скифы. Здесь дыбятся курганы Пазырыкской культуры с татуированными мумиями внутри. Здесь кочевали древние тюрки, эти горы и низины видели безпощадные набеги джунгаров и караваны Великого Шёлкового пути. В XVII–XVIII вв. сюда бежали старообрядцы. Искусству врачевания местными травами их учили тибетские монахи, добравшиеся досюда. 
— Цивилизованный туризм в районе только-только зарождается. Мы предлагаем кооперироваться и проводить линию на экологически чистый туризм. Иначе район замусорят похлеще, чем берега Катуни в Республике Алтай. На собственные средства мы создали сайт района Солонешное.рф. Описали основные достопримечательности, выставили видео Денисовой пещеры и водопадов, адреса объектов гостиничного типа. 

Барин не приедет 
Поздним вечером простор солонешенского неба усыпают звёзды. Дети Мерлушкиных с трудом, но угомонились. Взрослые жарят на мангале мясо, отбиваются от назойливой дружбы лабрадора Фила и говорят про тупики деревенской жизни. Вячеслав вспоминает поездку в Чехию, где изучал опыт местного самоуправления. Государство тратит деньги не на мега-, а на конкретные проекты инициативных селян. И подход оправдывает себя, территории развиваются, люди не бегут в города
— За эти три года мы не перестали верить, что жизнь здесь можно изменить к лучшему. Помогает то, что мы делаем конкретные дела. Солонешенцы раньше говорили: «Поживёте годик, хлебнёте реальности и сорвётесь обратно в город». Но мы не сбежали, и отношение к нам меняется. 
Мерлушкины понимают: надо обрастать единомышленниками. Даже создали свой СССР — Союз семей Солонешенского района. В нём уже 25 семей — около ста человек. Главное для них — помогать друг другу, поддерживать слабых. 
— Сельскую территорию следует развивать не только через экономику, но и через культуру, использовать социальные технологии, создавать у людей настрой, что в селе жить проще, экономичнее и лучше, — уверен Вячеслав Мерлушкин. — Самые ценные ресурсы — солнце, земля и вода. Всего этого у нас в избытке. Ты в курсе, что фермер Джастас, знаменитый «веселый молочник» из Красноярского края, собрался перебираться на Алтай? Мужики ему где-то пожалились: «Мы бухаем потому, что работы нету». — «Как нету?! — расхохотался Джастас. — Пашите землю, сажайте картошку на продажу, разводите коров с козами». 
Вот это и есть код «обычных людей с ответственной гражданской позицией»: не только говорить, но и делать. Делать сообща. Делать с любовью.

Сергей Зюзин.
Российская газета — Неделя,
№ 7123 (255).
https://rg.ru

Категория: №01(150)2017 | Добавил: winch (17.11.2020)
Просмотров: 12 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2020