Понедельник, 19.08.2019, 13:11Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №01(138)2016

Школьная литература по законам военного времени

Последний вариант проекта Концепции преподавания русского языка и литературы в школе не подлежит переработке, а должен быть написан заново, ибо не отвечает потребностям страны, живущей по законам военного времени. К такому выводу после обсуждения документа в Общественной палате пришли специалисты-филологи.

По большому счёту эксперты не одобрили новых подходов к преподаванию ни русского языка, ни литературы. Однако особенно досталось последней.

— Год литературы завершается, и завершается невесело, — задал тон обсуждению профессор кафедры методики преподавания литературы Московского педагогического госуниверситета Сергей Зинин. — Мы всё время держим оборону и вынуждены доказывать очевидные вещи.

В их числе профессор прежде всего назвал неприемлемость сокращения перечня шедевров классиков, обязательных для изучения в школе, до 10 из-за якобы «недоступности классики для понимания современных детей» и замены многих произведений авторов XIX–XX веков современными. Но главной опасностью является существенное расширение вариативной части программы за счёт базовой, заявил он.

— Это не только разрушит единое образовательное пространство страны, но и превратит школьный предмет литературу в кружки занимательного чтения. И это в условиях военного времени, в которых мы фактически сейчас находимся! Это удар в спину в военное время, нанесённый методическими эрдоганами!

Тема «военного времени» в среде филологов оказалась не-ожиданно популярной.

— Концепция плоха тем, что принимает деградацию подготовки школьников как данность и пытается приспособить к ней курс школьной литературы. Так в военное время мы получили пораженческий документ, — дополнил ведущий научный сотрудник Института мировой литературы им. Горького Александр Гулин.

— Кстати, во время Великой Отечественной войны количество часов, отведённых на изучение литературы в школе, было увеличено, потому что литература наша — нравственная и патриотичная! — поставила точку в дискуссии профессор кафедры филологического образования Московского института открытого образования Наталья Кутейникова.

В отличие от литературы раздел, посвящённый изучению русского языка, обсуждали в мирных терминах, хотя и тут можно было вспомнить, что во время войны для солдат действующей армии огромным тиражом выпустили специальное пособие по русскому. То же, к слову сказать, впору сделать и сейчас: «великий и могучий», по словам специалистов, знают сейчас так плохо, что это мешает освоению других предметов даже теми россиянами, у кого русский — родной. Между тем в концепции, по словам русистов, «вне поля зрения осталось содержание предмета на всех этапах изучения русского языка — от младшей до старшей школы».

Хуже того. В старших классах, подчеркнула глава Центра филологического образования Института стратегии развития образования Ольга Зайцева, «обучение русскому языку полностью заменила подготовка к ЕГЭ. В итоге вузы вынуждены вводить для первокурсников специальные курсы по культуре речи. А что говорить о грамматике: выпускники школы сегодня пишут со страшными ошибками!»

Главным камнем преткновения в концепции оказалась идея развести преподавание русского языка в школе на базовый (разговорный) и продвинутый уровень. Это неизбежно, так как грамматика уходит в прошлое, дают понять авторы концепции. Между тем есть серьёзные опасения, что продвинутый уровень будет вос-требован лишь 0,05% выпускников, поступающих на филфаки, а на базовый перейдут все остальные. При этом по полному профильному уровню в России работает лишь 4% школ, в то время как остальные, также называющие себя профильными, на самом деле работают по профилю редуцированному, или сокращенному, уточнила председатель Федеральной предметной комиссии по русскому языку Федерального института педагогических измерений Ирина Цыбулько. Так что и пресловутые 0,05% не получат всего, что им полагается.

Что же выйдет в результате? И до каких пределов можно упрощать обучение граждан страны её официальному национальному языку, кивая на изначально низкий уровень обучаемых?

— Упрощать программу, ссылаясь на плохую подготовку школьников, странно, — не сомневается учитель московской гимназии №1516 Алексей Фёдоров. — Это как если бы главная проблема футбольной команды состояла в том, что она медленно бегает. А тренер на этом основании решил сократить тренировки по бегу.

Марина Лемуткина.
«Московский комсомолец»

Категория: №01(138)2016 | Добавил: winch (17.07.2019)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2019