Понедельник, 16.07.2018, 10:03Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Газета Родовая Земля

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №01(126)2015

Баба Яга выходит замуж

— Пора мне, — сказал Иванушка, затягивая дорожную котомку.

— Ну, пора, так пора, — скучным голосом согласилась Баба Яга. — Погостил, подкормился, уму-разуму научился...

— Угу. Спасибо душевное за хлеб, за соль, за перину мягкую, за баньку жаркую... М-м-м, эта банька! Да, дров я там три поленницы впрок наколол, ежели что... надолго теперь хватит...

— Ты не тяни кота за хвост, давай уже, — сурово приказала Яга. — Вон пирогов возьми в дорогу.

— Стало быть, спасибо за всё, и будьте здоровы. Пойду я.

— Да иди ты! — радушно напутствовала Яга. — Овощ тебе в помощь!

— В смысле?

— В смысле хрен с тобою!

— А-а.... — рассеянно пробормотал Иван. — Ну всё. Обниматься будем?

— Ещё чего! — сурово нахмурилась Яга. — Долгие проводы — лишние слёзы. Давай-давай, двигай, богатырь...

Иван вскинул котомку на плечо, отвесил земной поклон и бодро двинулся по направлению к чаще. Яга стояла на крылечке, смотрела вслед из-под руки. Здоровенный чёрный котяра вышел из избушки, сел у порога и презрительно фыркнул.

— Ну и что ты тут расселся? — неприязненно спросила Баба Яга. — Опять, небось, жизни учить будешь?

— М-м-м-н-н-н-я-я... а смысл? — иронически прищурился кот. — Учёных учить — только портить...

— Вот-вот... и нечего тут ухмыляться.

— Кто ухмыляется? — притворно удивился кот. — Я, напротив, скорблю и выражаю соболезнования... в связи, значит, с безвременным исходом очередного подопечного...

— А веником?! — нахмурилась Яга.

— Учёного кота-то? Я вас умоляю! Я ужасно расстроюсь и не смогу ни по цепи ходить, ни сказки сказывать. Так что себе дороже выйдет.

— Сказки он сказывать не сможет... Велика потеря... Ты бы, чёрт мохнатый, хоть раз для меня сказку сложил, для хозяйки своей... А то кормлю-пою тебя, а ты только сторонних клиентов обслуживаешь...

— Сказку? Для тебя? Это, например, на какую же тему?

— На какую, на какую... Сам, небось, знаешь!

— Не-а, не знаю, — зевнул кот и стал вдумчиво умываться, вылизывать свою белую манишку.

«Опрятный, зараза», — машинально поду­мала Яга.

— Чегой-то? Неуж сызнова гостей намываешь? Н-е-е-е, ты кончай это дело, мне отдых требуется и восстановление душевного равновесия. А то я с этим Иваном-болваном вся утомилась. Ну ладно, ладно, не болваном — дураком... Вот скажи на милость, почему он такой популярный персонаж, этот Иван-дурак? А главное, почему все эти дурачки сюда, к избушке моей, нескончаемой чередой тянутся? Нет, ну это я зря спрашиваю, сама ответ знаю. Бабу Ягу все знают, если мудрости-силёнок-волшебства понабраться надо, куда ж ещё? К Яге! А опосля он уже вовсе и не дурак, а если и дурак, так удачливый. Ясное дело, дальше ему сказочными дорогами да на подвиги. Так что дело обы­денное: помогла — и до свиданьица, скатертью дорога!

Кот прекратил гигиенические процедуры и уставился на Ягу — весь такой внимательный, понимающий.

— М-н-н-я-я... Ну-ну, продолжай, интересная сказка получается...

— А чего продолжать-то? ПЕРСОНАЖ я, значицца, ПОПУЛЯРНЫЙ, УВАЖАЕМЫЙ... Живу в достатке, а если чего и нет — мигом наколдую, я ж волшебница знатная, для меня ничего невозможного нет! А что на отшибе, в глухомани — так это мне как раз по нраву, утомляюсь я среди суеты людской, природу я люблю и тишину...

— Ну и про что тебе сказку сказывать, ежели ты и так всем довольна?

— Всем, да не всем... Вот если честно, завидки меня берут: с чего это так устроено, что все Елены Прекрасные, Василисы Премудрые, Марьи-Искусницы и прочие Крошечки-Хаврошечки в конце концов замуж выходят, счастье своё обретают, за мужем живут, как за каменной стеной, а я должна и сама выживать, и ещё добрых молодцев морально и материально поддерживать?

Кот презрительно фыркнул.

— Ну да! Накорми их, напои, в баньке попарь, советы добрые им дай, самооценку подними, где они по жизни напортачили, растолкуй, а ещё и подарки: кто рушничок с оберегом с собой уносит, кто гребень волшебный, а кто и меч-кладенец волочит. Пользуются моей добротой, а я отказать никому не могу.

Кот зажмурился и покачал головой, словно тоже ужаснулся: ох, пользуются, вон сколько добра перетаскали!

— Оно, конечно, по сюжетной линии мне от энтого дела никак не отвертеться, им другие дела сказкой определены, но вот как бы хорошо было, если бы в избушке меня кто-то ждал... Работа работой, а для души тоже кто-то быть должен. Али я не женщина?

— Ну так наколдовала бы себе спутника жизни, за чем же дело стало? — удивился кот.

— Дык это... сама не знаю, какого мушшыну мне надо, — призналась Баба Яга. — За жизнь мою сказочную, многотрудную кого только у меня не было... да что я рассказываю, ты ж и сам всё с печи наблюдал! Только вот со временем на шею они мне садятся... а мне это очень огорчительно! Потому как я на себе и без того всё волшебство мира тащу, а тут ещё и они на закорки мостятся…

— А это потому, что ты привык­ла помогать да направлять, советы мудрые давать да штучки волшебные… Тебе разве такой мужчина нужен, который все ещё свой путь ищет да подвигов жаждет? Ну уж нет, это не спутники, это — гости! Тебе мужчина нужен тебе под стать, состоятельный и обстоятельный, у какого не косая сажень в плечах, а голова на плечах да опыт за плечами.

— Ох, Котофеич, верно ты про плечи-то глаголешь! — удивленно покачала головой Баба Яга.— А я всё думаю: что это мне со всеми этими богатырями-царевичами через короткое время скучно становится, аж до оскомины?

— А потому и скучно, что всё ты им уже дала, всему научила, значит, отношения исчерпаны, — заметил кот. — Ты же баба мудрая, бывалая, разные виды видавшая, вполне героическая, да ещё и волшебная на всю голову — на кой тебе царевичи да герои? Тебе друг и соратник нужен!

— Да-да-да! — горячо закивала Яга. — Правда твоя, Котофеич, очень мне друга и соратника не хватает!

— А какой он должен быть, этот твой друг и соратник?

— Ну, не знаю, — задумалась Яга. — Как вот так сразу-то определить?

— А ты подумай, что тебе больше мурчит, — промурлыкал кот. — Я вот, например, всегда так делаю. Мурчит — стало быть, нравится. Не мурчит — значит, даром мне этого не нать.

— А как оно узнать, мурчит или не мурчит? — озадачилась Яга. — Я ить не кошка всё ж...

— Ты-то не кошка? — насмешливо уставился на неё котяра. — Да ты, можно сказать, всем кошкам предок и родоначальница! Ты вспомни: когда в животе тепло да приятно становится, как после сметанки, это и есть «мурчит». Ну же, давай!

— Ну что же мне мурчит-то? Значится, должен он быть не шибко молодой, жизнь знающий и опыт имеющий.

— Умгу-м-м-м... — довольно проурчал кот.

— Телосложения среднего — не толстый, не костлявый, а так, аппетитный...

— Смотри не съешь его под запарку-то, — съязвил кот. — А то прецеденты-то были!

— А чтоб не съела я его, должен он быть с понятием и мне не надоедать, — решила Яга. — Значится, у него должно быть своё занятие. Например, я зелья варю, а он сидит в уголке, в поле зрения, пишет, например, чего-нибудь... или считает...

— Значит, образованный должен быть, — кот подсказал.

— Ну да. Учёный.

— А в антимном плане как?

— Способный, но обучаемый. Азартный, но в меру. Искусный, но без глупостей. Ласковый, но ненавязчивый. Это вот мне очень мурчит!

— И такое возможно, — согласился кот. — Есть такие мужчины на свете, даже и немало. А по хозяйству как?

— Чтобы руки у него были нужным концом приставлены и как положено росли. Чтобы и избушку поправить мог, и табурет сколотить, да и поесть приготовить, ежели что.

— Это правильно. А то ты вечно улетишь куда-нибудь в ступе, а я тут голодный сижу или на птичек охочусь, как будто и не волшебный кот, а какой-нибудь дикий, камышовый... Так что да, кулинарные навыки одобряемммссс...

— Ещё хочу, чтоб был он мягкий и пушистый, без излишней агрессии, — вспомнила Яга. — У меня агрессии на двоих хватит, так что пущай гасит, в случае чего.

— Хорошо, что вспомнила, — заметил кот. — Тебе под горячую руку лучше не попадаться, в жабу превратишь — не заметишь.

— Ага, ага, временами лютую я, то верно... Но если ко мне с понятием, может, и обойдётся. Ты вот полезешь, об ноги потрёшься, помурлычешь — я и оттаиваю... И он чтоб так же!

— Значит, должен твой друг и соратник быть с понятием и ласковый, — уточнил кот.

— Ну, дальше думай.

— Ухаживал чтоб за мной, — подумав, добавила Яга. — Холил, любил и лелеял. Уж очень мне мурчит, когда меня по заслугам балуют.

— Заслужила, имеешь право, — мурлыкнул кот.

— И чтоб я за ним как за каменной стеной! Хочу быть ЗА МУЖЕМ — не перед ним, не под ним, не над ним, а за ним!

— Стало быть, ровня тебе нужна, — подсказал кот. — Чтобы и он волшебником был. Ну, в своей области, конечно. А тебе какие больше нравятся — блондины или брюнеты?

— По молодости-то к брюнетам благоволила, — мечтательно зажмурилась Баба Яга. — Жгучие такие, страстные, иии-эххх, стрррасти в клочья!!! А теперь-то годы уже не те, покоя хочется и взаимопонимания... У самой космы седые, ну и он пусть будет седенький, уютный такой...

— Седенький — не серенький, седина — признак мудрости да опытности, — ухмыльнулся кот. — Как насчёт зажиточности?

— Чтоб ни румян, ни бледен, ни богат, ни беден, а так, посерёдке, — решила Яга. — Обеспеченный со всех сторон, словом. Избушка-то моя на одну рассчитана, так чтоб у него домик был поболе моего, в уединённом месте и в зелени лесной. Да, ещё транспорт для нас двоих, а то в ступу вдвоём и не сунешься. Чтоб в страны заморские с ним летать не зазорно было и чтоб ни в чём себе не отказывать, но и в злате-серебре не захлебнуться. А то, знаешь, у богатых свои причуды...

— Знаем-знаем, слышали, — согласился кот. — Значит, золотая серединка. Ещё что?

— Ещё-то? А чтоб люб он мне был, — застенчиво призналась Яга. — Чтоб, как посмотрю на него, — так триста лет с плеч долой, кровушка играла и ножка притопывала. Чтоб так меня разбирало, что хоть без ступы в полёт отправляйся! Вот это мне решительно мурчит!

— Раз мурчит — будем брать. Ничего не забыла?

— Слушался меня чтоб, — ещё дополнила Яга. — Не люблю, когда мне перечат. Только чтоб сам по этому поводу-то не бесился. Добровольно, значит... Но мнение своё чтоб имел и в жизни применял!

— Понятненько, нужен умеренный подкаблучник. Ну что, подведём итоги? Интересно тут получается!

— Давай, давай, самой интерес­но! — оживилась Яга.

— Посмотрим, кто Бабе Яге в мужья сгодится. Нам нужен друг и соратник, мужчина, близкий по годам, с образованием, то есть учёный, с мудростью в голове и опытом за плечами, умеренный подкаблучник, приятной внешности, в прошлом пусть брюнет, а ныне седой, средней комплекции, жилищно и материально обеспеченный, самостоятельный, работающий и дело своё любящий, с домом просторным и личным транспортом, антимно активный, любящий и неж­ный, но ненавязчивый, спокойный и уравновешенный, к волшебству склонный, до работы по хозяйству способный, в том числе и готовить, к заморским путешествиям приспособленный, внимательный и понимающий, ласковый и мягкий, для тебя очень даже желанный. Всё так?

— Всё так! Прямо портрет нарисовал! — с чувством проговорила Яга. — Вот такой мне и нужен!

— Так это тебе я нужен, — сказал кот.

— Чаво???

— Не «чаво», а «кого»! — довольно промурлыкал котяра. — Это ж ты ж меня описала, слово в слово!

— Ты чего, Котофеич, белены давеча объелся али от старости совсем с ума сбрендил? Где ж это видано, чтоб волшебницы за котов замуж выходили?

— Я ж тоже не простой кот, а волшебный... — хмыкнул Котофеич, поднимаясь на задние лапы. — Ейн, цвей, дрей! — и кот с отчаянным мявом брякнулся с крыльца, только пыль во все стороны... А когда встал, — тут уже Яга чуть с завалинки не брякнулась. Стоял перед ней не кот, а Мужчина Её Мечты: ни румян, ни бледен, ни богат, ни беден, средней комплекции и с импозантной сединой в приглаженной причёске, в чёрном костюме с белоснежной манишкой и белыми же перчатками. Стоял, улыбался во всю свою кошачью морду, усы топорщил.

— Эт что? Эт как? — схватилась за сердце Яга. — Глазам своим не верю!

— Это потому, что ты хоть и Яга, а всё ж таки баба, — явно довольный произведённым впечатлением, промурлыкал бывший кот. — Мужчины Мечты, как правило, рядом ходят, а вы всю жизнь на царевичей да богатырей засматриваетесь. Вот так Сказка Жизни вас совсем неподалёку ожидает, а вы и не замечаете.

— Но ты ж со мной с незапамятных времён живёшь! И ни разу в мужчину не превращался! — всё ещё не могла прийти в себя Яга.

— Ну, если ты меня хотела исключительно котом видеть — что ж, я навязываться буду? Дамский каприз — закон, а я со всем согласен, как истинный джентльмен и умеренный подкаблучник.

— Но как? Как? Как ты мужчиной-то обернулся?

— Чай, было время волшебству научиться, — скромно заметил Котофеич. — Так-то я кот учёный, если не забыла... Хотя я теперь, конечно, не столько кот, сколько жених.

— Тоже мне жених! Ты же у меня на печке живёшь! Ни кола, ни двора!

— Напрасно вы это, мадам! За столько лет уж сумел накопить кое-какие сбережения... И недвижимость, и движимость имеется, даже не сомневайтесь! Я ж на печи не просто лежал, я наблюдал, анализировал и к делу применял.

— Погоди... Это что ж получается? — вдруг прищурилась Баба Яга. — Выходит, я при тебе тут переодевалась неоднократно, а ты, гад, всё время с печи подсматривал?

— И не без удовольствия, — галантно ввернул жених. — Незабываемммые ммминуты!

— Да я тебе... Да я тебя... А ну, где веник?

На секунду ведь обернулась — веник схватить, а он, подлец, успел быстрее: протягивал ей другой веник, альтернативный, из белых ромашек и синих васильков. Когда только и нарвать успел, шустрый такой?

— Мадам, учитывая нашу многолетнюю связь и устоявшиеся отношения, разрешите, минуя конфетно-букетный период, смиренно вас просить: будьте моей женой!

— Ой, ну я даже не знаю... — как девчонка, зарумянилась Яга. — Надо б всё ж таки как-то пообщаться, узнать друг друга поближе... Хотя чего это я несу, куда уже ближе-то? В общем, я согласная!

...Полную неделю лес гудел — такая была свадьба. Население окрестных деревушек дальше опушки и не совалось — повсюду шатались в обнимку лешие и пьяные медведи, кикиморы зазывали одиноких путников в чащу предаться запретным удовольствиям, а утомлённые русалки падали с ветвей, как спелые яблоки. Баба Яга была красавица — сияла, как маков цвет. Жених выглядел как полковник в отставке или посол иноземной державы. Откуда Яга его выкопала, никто не знал. «Вот ведь какого мужика отхватила, старая карга, не иначе, приворожила!» — шептали злые языки. Яга посмеивалась, слухи не подтверждала и не опровергала, да и вообще мало разговаривала — больше целовалась... Только безнадёжно одинокой кикиморе, которая рыдала под кустом, Яга шепнула:

— Кончай реветь. Ты пока думай, какой мужик тебе мурчит, ага? Вот вернусь из свадебного путешествия, выдам тебя замуж за Мужчину Твоей Мечты. И всех выдам. Я теперь знаю, как.

ЭЛЬФИЙКА.

Категория: №01(126)2015 | Добавил: winch (10.07.2018)
Просмотров: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2018