Понедельник, 18.12.2017, 11:58Главная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Свежий номер "РЗ"

Поиск

Новости коротко

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Газета «Родовая Земля»
"Родовая Земля" » Архив статей » Номера "Родовой Земли" » №01(018)2006

«Вальс половинок»

Предисловие

...В начале лета ко мне наконец попала восьмая книга В. Мегре «Обряды любви». До этого Галина Кутукова, секретарь Союза «Сообщество предпринимателей «Чистые помыслы», мне сказала: «Андрей, это удивительно, но книга про нас». И, действительно, я находил там ответы на те вопросы, которые мы задавали сами себе. Удивительно, это была беседа с образом Анастасии, она как бы соединила все, что мы делали последние два года, в единый непрерывный поток. Все как бы обрело свой собственный неделимый смысл. Хотелось что-то сделать хорошее для этих двух удивительных людей Анастасии и Владимира. И я послал им мысленно луч радости и любви. В самолете по возвращении в Краснодар я дочитывал последние страницы, и во мне уже жил «Вальс половинок» – образ будущей книги*...

 

Возвращение

Борис стоял перед Илюбинкой уже час, не двигаясь с места. Что-то поменялось здесь за 10 лет, которые он не был. А что, он не мог понять. Конечно, поражали масштабы теплицы-тоннеля, которая теперь поглотила автостраду и внутреннюю стоянку. Но это уже была не диковинка. Подобные проекты одобрили правительства многих стран. Теперь тишину в Белогорье нарушает разве что шум большого количества людей, прибывших на ежегодную ярмарку. Люди разделялись на два потока: одни уходили к летнему театру по тенистым аллеям, как бы растворялись в пространстве дендропарка, а другие ожидали очередь к веселым повозкам, управляемым детьми и увозящим желающих на обзорную экскурсию. Борис как бы не мог выбрать, а на самом деле он никак не мог уйти с того места, где, уходя 10 лет назад, он оглянулся и… оставил «свое сердце». Эта мысль пришла ему сейчас. Годы пролетели как одно мгновение. Было столько сделано. Все вопросы и возникающие проблемы решались как бы сами собой. Поселение, созданное Борисом, расцветало на глазах. Мимо поместья Бориса бегали ватаги ребятишек, родившихся в пространстве любви. Но с каждым годом все грустнее он провожал взглядом счастливые лица детей, которые любили слушать рассказы о далеком и таинственном Белогорье. Ему казалось, что он уже никогда не найдет свою половинку. Единственным утешением был все чаще повторяющийся сон: он танцует вальс в облаках со своей любимой, но начинается он странно: он берет на руки девочку и кружит ее, потом они в кружении взлетают над землей – она встает на облако, но это уже взрослая девушка, и потом он только помнит взгляд, взгляд любимых глаз, он видит в нем вечность. На этом месте он всегда просыпался, мокрый от слез. Порой он не мог понять где для него явь, а где сон. В последнее время он отошел от дел и часами смотрел на крону возмужавшей ивы, саженец которой дала ему девочка, провожавшая его от старца. Девочка-ребенок и ее светящийся взгляд. Стоп. Как он забыл? Борис забегал вокруг дерева. Что она тогда сказала? -Это дерево научит тебя танцевать «Вальс половинок». Как он забыл? Он тогда считал это не главным. Он даже саженца корни забыл намочить, как учила девочка. Ему тогда казался наивным этот обряд Ведруссов – «Вальс половинок». Они даже его считали главным, и дети провожая его, наперебой о нем только и говорили, а он, думая о своем, даже не слушал их, наспех попрощавшись, почти бегом побежал к стоянке, и вдруг вот здесь, на этом самом месте, он остановился, сердце словно обожгло, и он оглянулся и увидел взгляд, взгляд детских глаз, и теперь, стоя здесь через 10 лет, он понял, именно эти глаза он видел во сне.

- Дядь, а дядь. Из задумчивости Бориса вывел карапуз лет шести. – Пора нам, заждались.

- Кто заждался?

- Да сестричка Олечка, да суженный ее Иванушка. Любовь у них, идти им пора, Вальс у них сегодня, а ты их задерживаешь.

- Я?

- Ну да, ждут возле обзорной, говорят, что пока сами не отведут тебя к старцу, не уйдут к Соберу. Садись быстрей, так хочется увидеть настоящий Вальс половинок.

Борис, запрыгнув в карету, спросил у молодого извозчика: –Так что, у других не настоящий?

- У других нет, а у них ведь любовь из вечности.

- Так это те, которые меня провожали?

- Куда?

- А, извини, тебя тогда ведь еще на свете не было.

- Те тоже. Словно подвел черту разговору, малыш хлопнул два раза в ладоши, и белая лошадь с какой-то радостью устремилась в глубь широкой аллеи. Борис их узнал сразу – Ольга и Иван так же держались за руки, как будто бы не отпускали их все это время. Но сейчас их взгляды, словно объединяясь, смотрели на него одним, они светились от любви, и было такое ощущение, что все пространство вокруг тянулось к ним.

- Здравия тебе, Борис! - сказал Иван, а Ольга подтвердила взглядом.

- Здравствуйте, а где М…?

- Маришка?

- Да, наверное, Маришка, ну та, что саженец дала мне в дорогу.

- На Собере в своем пространстве.

- Я слышал вот, что и вы сегодня собираетесь туда?

- Да, мы ждали лишь тебя, пойдем, пора ушедшее в века пространство возвращать.

- Что возвращать?

- Сейчас ты все поймешь, вернее, вспомнишь.

Казалось, старец не уходил с обзорной полянки все это время. Лишь взгляд его стал яснее и глаза горели каким-то особым блеском.

- Добрый вечер, дедушка, это опять я.

- Добрый вечер и тебе Борис! Спасибо дети, идите, дождались, сегодня день Великий – пробуждение пространства, вам пора.

Борис и дедушка молча провожали уходящих в сторону Собера молодых, было такое ощущение, как будто они плывут над землей. Борис даже махнул рукой перед глазами, но видение, если это было видение, не исчезало.

- Скажите, дедушка, я тогда, в общем, второпях не спросил о «Вальсе половинок». Теперь я слышал, что Ольга и Иван будут вальс танцевать, но что за пространство они будут возвращать.

- Уведшая в века любви пространство осознанная воля прародителей твоих и знание главное: как сотворить его. Оно через них и через тебя сегодня может вновь вернуться и дух дольменов в воплощение отпустить.

- Но я-то здесь при чем? Я лишь пришел совет спросить про половинку, Вы очень помогли тогда, но словно, словно сердце здесь мое осталось.

- Да, так оно и было. Начну все по порядку. Еще в года, когда все начиналось и первые поместья расцветали, людей тянули здешние места. Сначала авторские встречи Владимир проводил в Геленджике. Потом те встречи прекратились, но люди потянулись к дольменам и встретиться друг с другом к последним дням недели сентября. Там было много бардов, их фестиваль от многих фестивалей тех времен одним великим свойством отличался. По зову сердца люди собирались со всей земли. И пели песни, образы творили, изделия мастеров здесь можно было взять. А кто не успевал на сцену выйти, или не смог попасть в программу, пел у костра возле дольменов. Потом они решили и создали театр, подобного которому нет в мире. Сегодня, чтоб со сцены того театра петь, сначала нужно барда, чтоб бардом величал народ, а это можно лишь добиться, создав любви пространство, а оно лишь может зацвести с любимой половинкой в творении совместном. И однажды Вселенная вдруг притаилась, и тысячи людей, прибывшие на праздник, услышали звучание Вселенной, и в небесах вальсирующие силуэты, опускаясь, коснулись гор вершины. И будто бы энергия любви вернулась, обдав всех благодатью, а к людям вышла пара молодых, но видели все, что целое, единое пред ними. Вот это и был

«Вальс половинок». Так ведруссы утерянное знание в веках, в любви, в пространстве сохраняли. Их души в вальсе танцевали, и плоть во сне их пребывала. Давно в веках, когда свою ошибку ведруссы осознали и поняли, что не избежать оккультной тьмы период, решили знание сохранить, чтобы передать потомкам, когда предел наступит злу, и жизнь и свет людей разбудит. Для этого желающие уходили в глубь Руси. Свой образ жизни сохраняя и уклад, они всегда пытались людям знание вернуть и часто погибали.  Ты знаешь, что от них и начался возврат к поместьям родовым. А часть ведруссов в дольмены  уходила, навеки заточая дух, чтоб знания передать пришедшим. Но выход не могли  найти, как сохранить любви пространства хоть гектар, понимая, что путь технократический так все загадит, что места близкого по духу уже не будет на земле. Здесь вокруг Собер-горы последнее поселение ведруссов проживало. Здесь каждый год, как и сейчас, ведруссы праздник урожая проводили, он начинался здесь, потом шел караван любви и к морю выходил за 30 дней. В одном селении жили две сестры. Красою были матери подстать. Однажды, когда с похода не вернулся их отец, любви пространство, поселенье защищая, собрался их весь род. Они решали, как знания сохранить, и решили – мать унесет в дольмен  те знанья, что из рода в род любовью освещали райский сад поместий, брат старший и невестки уходят жить в Сибирь, уклад чтоб жизни сохранить. А сестры, вам решать. Что младшая из них, Ульяна, вдруг зарделась, все знали, что выбрала она с Васюткой пространство, и намечен день венчания через месяц. А старшая, Любаша, сначала странным ее выбор всем казался. Алеша полюбил ее с рожденья. Еще она лишь первый шаг пыталась делать, а он уж парубком и видным был в селеньи. Ходил за ней как тень и все берег, шутил, что ждет, вот подрастешь и будешь парой мне, в любимом месте на Собере, где вы с Ульяной встречаете зарю, пространство создадим любви, - на что она молчала. Шли годы, и когда Любаша средь всех красой и станом стала выделяться, услышала слова: «Вон Алексей уже не так и молод, нашел бы возрастом себе поближе, но метит на Любаву, она ему не пара». И, впервые, на играх, выбирая пару, прошла Любава, не заметив Алексея, взор устремив к другому. С тех пор ушел он, словно растворился. И долгих десять лет ходил по волхвам он, пытаясь лет остановить теченье и любимой не мешать свободный сделать выбор. Однажды он вернулся на полянку, где долгими ночами он мечтал, как взявшись за руки с Любавой, он в вальсе растворится. Здесь много лет назад, когда она была еще ребенком, кружил ее он на руках, их взгляд соединялся, и вечность в ее взгляде отражалась. Но то была мечта, другой была реальность. Но вдруг услышал, как из глубины пространства любимой голос лился. Из тысяч голосов узнал его бы он. Любава пела: как имея — не ценила, а потеряв, не может возвратить. Когда любовь была, то все обычным было, когда ушел любимый, как без него мне быть?

И вот теперь, когда преодолев преграды, казалось счастье рядом, две сестры — Любава и Ульяна — и суженные их — Алеша и Василь — стояли на полянах и решали, как быть? Уже пространство их ждало венчанья и день назначен был, и все вокруг дышало дыханием предчувствия великого творенья. Но знали, не успеть, потопчет все здесь враг. И предавать пространство не могли, ведь поклялись в любви ему в веках?

- Я выбор сделал свой, - сказал вдруг Алексей. – Его я принимаю, – ответила Любава.

- В чем выбор Ваш?

- Мы в вечность заберем любви пространство. Лишь близко подойдет энергия врага, мы в вальсе закружим, и всякое живое закружит с нами в такт, с улыбкой мы уйдем и унесем в века живую часть пространства. И пока на эту землю не придут  Ведруссы, вернувшись из глубин веков, мы будем в небесах вальс половинок танцевать, удерживать душою все живое. Мы первые уйдем, но вслед за нами  чтоб знанья сохранить, уйдут другие в танце, но лишь те, кто не порочны, и в сердце их любовь. Чтоб удержать пространство в первозданном виде, вернуться можем мы в обратном лишь порядке. И знания ушедшей мамочки в дольмен вернуть и дух ее освободить,  исполнит он свое предназначенье.

Из пар, ушедших в вечность, вернулось пять, сегодня очередь Ульяны и Васюты. И это ты Борис увидишь.

- А когда наступит время Алеши и Любавы?

- Почти одновременно они ушли, те вечером и эти, значит, на рассвете.

- Как встретятся они?

- Они уж встретились, одни ушли от нас лишь час назад.

- А другие?

- Ты вспомни, чьи глаза тебе во сне хранили вечность?

- Смотри!

Над Собером,  спускаясь, два силуэта, женский и мужской, кружили вальс – пространство все вокруг светясь, на землю опустившись, ожило. Вселенная вдруг притаилась, почувствовав, что сотворение великое случилось: из вечных странствий души возвращались и открывали врата ушедшим в вечность Любаве с Алексеем.

Борис вдруг встал, ему навстречу шла Любава, нет, Маришка, не девочка из сна или…

- Пошли Алеша, нам пора…

…Говорят, больше Вальс Половинок в Белогорье не танцуют. Но караваны любви и солнечных бардов каждый год от Илюбинки  до Геленджика 30 дней идут в надежде услышать эту музыку Вселенной, и иногда зазвучит она над влюбленными и тогда Вам повезет. А, может, нет. Да и как в этом убедиться, если не побывать на Илюбинке?

 

Послесловие

Вальс половинок написан под влиянием светлого образа, созданного Анастасией и Владимиром, особенно усиленного последней книгой. Этот образ осветил мне мой путь, я почувствовал счастье настоящей любви, появился шанс жить настоящей, не выдуманной жизнью. Мне часто задают вопрос: а вот все, что ты делаешь, ты согласовал с Мегре? А вдруг он не одобрит?

Друзья, давайте что-то делать и мы. Ну, может, хватит перекладывать свои дела на других. Смотрите – воспитание своих детей мы доверили школам и детским садам, здоровье – больницам, экономику – государству (группе людей), пространство жизни – строительным организациям, строящим бетонные коробки, убивающие в нас все живое; любовь – гадалкам и брачным конторам. Теперь вот, по аналогии, хорошо бы переложить создание родового поместья и поселения, например на В.Мегре, а что его идея пусть скажет, что дальше делать. А где же мы? Неужели так на самом деле обленилась мысль? Все решаем: делать – не делать? Вон уже дети выросли, пока решаем создавать, не создавать? Анастасия, чтобы вернуть к себе любимого, решила изменить весь мир, превратить его в райский сад, перенести человечество через отрезок времени темных сил. Так давайте поможем ему, а значит, и ей, пусть соединятся половинки...

Андрей БАРКОВ

Категория: №01(018)2006 | Добавил: winch (09.11.2016)
Просмотров: 97 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
© Зенина С. В., 2017